09.11.11

Песочные часы уже перевернулись

Россияне больше не любят Владимира Путина, уверен политолог Дмитрий Орешкин, во всяком случае, большинство. Он стал вызывать раздражение, многие ему просто не верят. А случился великий перелом, когда люди прозрели: все, что обещали власти еще в 2000 году, не сделано.

Автор: Татьяна ГАРЬКАВАЯ

За несколько недель до парламентских выборов в России пресса отметила рекордное падение реальных рейтингов «Единой России» и правящего тандема. Закрытые исследования, на которые ссылаются российские СМИ, отмечают, что партию власти в некоторых регионах поддерживает не более 20—22% избирателей. При этом параллельные соцопросы показали, что сомневающихся в победе ЕР в России почти нет.



С чем связано падение рейтингов тандема и партии власти, мы выясняли вместе с ведущим российским политологом Дмитрием Борисовичем Орешкиным. И оказалось, что причина новых явлений для России в великом прозрении.



- Дмитрий Борисович, судя по последним соцопросам, россияне заметно утратили доверие и к тандему, и к партии "Единая Россия". Как Вы считаете, почему?



- Мне кажется, что произошел, извините за пошлый оборот, переход из количества в качество. Десять лет у людей копились вопросы, которые они в себе подавляли, а вот теперь эти вопросы перевернули песочные часы. Если раньше мы некоторые темы от своего сознания отстраняли, теперь мелочи приобрели вдруг существенное значение. А то, что раньше казалось важным, наоборот, отошло на второй план.



- Например?



- Раньше люди верили, что страна встает с колен, в России наводится порядок, сохранена целостность и побежден чеченский сепаратизм, посажен Ходорковский. В связи с этим бизнес начал платить налоги, а люди стали получать зарплату. То, что при этом нарушается закон, фальсифицируются результаты выборов, сажают «ненужных» людей и, наоборот, поддерживают нужных, которые действуют точно так же, как и ненужные — это все считалось несущественным.



- Почему же ситуация изменилась?



- Лес рубят — щепки летят. Люди убедились в итоге: щепок полный двор, леса нет, а все то, что обещали, не достигнуто. Где подъем с колен? Где конституционный порядок в Чечне, если там просто порядка нет? Далее с экономической точки зрения: с начала нулевых годов доходы населения России росли на 10% в год, и люди по своей простоте приписывали заслугу в этом Путину. А на самом деле шел быстрый восстановительный рост экономики на новой основе рыночных интересов. Появился стимул зарабатывать деньги, потому что они перестали быть «деревянными» и благодаря тому, что делалось в 90-е годы многократно проклятой командой реформаторов. Но общественное мнение не хотело этого признать, оно считало рост доходов заслугой Путина. Но вот сейчас выясняется, что ничего особенного не делалось и не делается, что все, во что верили — лишь слова. Естественно, стало раздражать то, что раньше вызывало одобрение.



- То есть речь идет о его знаменитых фишках, типа порулить, занырнуть и замочить?



- Да, раньше Путин в кабине бомбардировщика или на байке смотрелся замечательно, а сейчас, когда он в очередной раз обнажает торс и ныряет за амфорой или садится на байк, нацепив на нос черные очки — это совершенно неожиданно начало вызывать раздражение. Просто перевернулись песочные часы!



- Многие наблюдатели полагают, что причина падения рейтингов в том числе и в обиде населения на циничное действо во время съезда «Единой России»...



- Вы правы. Довольно мерзкая передача власти, было видно, как цинично «вывернули руки» президенту Медведеву и насколько бесхребетно он согласился с этим. Это читалось даже на языке жестов, по выражению лица. Люди почувствовали, что там не какой-то рыцарь на белом коне, а достаточно заурядный хитрован, который, прежде всего, реализует собственные интересы.



Да, предпосылки к прозрению проявлялись давно, и выборы делались все хуже, и фальсификата было все больше, но россияне старались от этого отворачиваться. А теперь все это вдруг стало во весь рост перед глазами.



- Потерял ли тандем возможность эти часы опять перевернуть?



- Ужас ситуации в том, что даже если власть сейчас что-то сделает правильно, это будет воспринято в лучшем случае скептически, а в худшем — с явным недоверием. Вот повысили зарплату военнослужащим. Хорошо. Но все понимают теперь, что сделали это ради выборов и для того, чтобы при случае апеллировать к силовым ресурсам, чтобы задержать или остановить социальный протест масс. Раньше люди не хотели этого понимать, раньше они аплодировали подобным решениям, а теперь свистят.



- В чем еще выражается изменение сознания у россиян?



- Например, люди начинают понимать, что ничего страшного не происходило в Украине, а их пугали украинизацией. А что такое украинизация? Демократия... Очень даже хорошо. Есть Крым, там есть репрессированный когда-то народ, который вернулся на свои места, есть потенциал для конфликта между мусульманами и православными. Все как на Северном Кавказе, а терактов и боевых действий нет. Почему? Странно... Может быть, потому, что там есть Курултай и Крымский парламент, которые друг с другом как-то договариваются, и конфликты решаются другими средствами. Может быть, потому что силовики в Украине не играют существенной политической роли, как в России. Поэтому там убили одного журналиста и уже 10 лет только эту тему и обсуждают. А в России журналистов убивают, и политиков тоже, а еще сажают и репрессируют. Так почему для россиян так страшна должна быть украинизация? То есть, кошмар «оранжевой» революции на Украине, которым пугали, он на самом деле, оказывается, не такой уж и страшный. Напротив, кошмарнее то, что построено в России, и то, что сейчас делает президент Украины Янукович.



- Вы полагаете, большая часть общества в России больше не питает иллюзий относительно святости власти?



- Процесс прозрения идет не так быстро, как хотелось бы. Прозрение у разных людей, в зависимости от степени их информативности и вовлеченности в политические процессы, наступает в разное время. Кто-то прозрел в 2001 году, кто-то — после «Норд Оста» в 2002-м, кто-то после Беслана в 2003-м, кто-то после экономического кризиса 2007-го, кто-то после выборов 2007—2008-го годов, кто-то после того, как Медведев был отстранен. Но процесс идет в одном и том же направлении, мы все меньше и меньше имеем оснований доверять этим людям. И этот процесс будет продолжаться. Во всяком случае, сейчас он приобретает лавинообразную форму.



- А есть риск, что перерастет в активную форму протеста?



- Есть ощущение, что процесс уже становится активным. Можно похвастаться? Такие эксперты, как я, несколько лет назад говорили, что в 2009—2011 годы произойдет перелом. Причем говорили еще до экономического кризиса. Не было рационального объяснения, просто было ощущение, что происходит накапливание раздражения. Можно испытывать чувство экспертного удовлетворения, что мы довольно точно угадали, хотя на самом деле процесс идет медленнее, чем нам казалось. Видимо, и в 2012 году он будет продолжаться, но уже примерно понятно, куда пойдет дальше.



- И куда?



- Тут перед властью развилка. Вертикаль построена в бинарном черно-белом видении мира. Тому, кто на вертикали сидит, можно все, потому что его поддерживает народ, о котором он заботится. Ему подчиняется закон или, точнее, он по своему усмотрению какие-то законы исполняет, а какие-то — нет. Ему подчиняется суд, он контролирует прессу, прокуратуру, силовые органы. Он всесилен, выше парламента, выборов, суда, в том числе и Конституционного. И он не может слезть с острия этой вертикали, потому что как только слезет, станет жалким, бесправным, слабым, зависимым, и с ним могут поступить точно также, как он поступил со своими противниками, то есть отобрать собственность, посадить в тюрьму, выслать из страны или, напротив, не разрешить уехать.



Свежий пример — Юрий Михайлович Лужков, который очень долго был на вертикали, а потом перестал и стал жалким, слабым и никчемным. Но он же говорит при этом! Вообще, по логике вертикали, правильнее было бы Лужкова назвать врагом народа и сослать в Магадан, чтобы он молчал и превратился в лагерную пыль. То есть если до конца доводить логику вертикали, то нужно создавать деспотию, как при Сталине. Путин этого, может, и не хочет. Я имею в виду коллективного Путина.



- На чем базируется ваша уверенность в этом?



- Они не хотят пачкать руки в крови. Потому что собственность, деньги и дети у них за границей, и не в Иране, Китае и так далее. Список Магнитского никого не восхищает, они не хотят в него угодить, точно так же они боятся ситуации с Бутом и Литвиненко.



То есть, с одной стороны, они построили вертикаль и сидят на ее вершинке, а с другой стороны, нет безопасного способа слезть с нее. Отсюда и развилка. Слезть не могут, значит, будут ее укреплять, а укреплять ее можно только одним способом — возвращаясь к деспотическим методам правления, превращая Россию в Туркменистан или Беларусь, что в конце концов приведет к тому, что случилось с Каддафи.



- Нет никакого альтернативного варианта?



- Можно было бы спустить дело на тормозах, сохраняя договоренность внутри элиты не убивать или не сажать в тюрьму проигравшего. Что на самом деле началось уже в брежневскую эпоху, после Сталина. Хрущева, например, не расстреляли, а посадили под домашний арест. Но сейчас и этого делать нельзя, потому что изменился социокультурный фон. Плохо и позорно, если Лужкова посадят. А если его не сажать, то он, сохраняя свои ресурсы за рубежом, будет сводить счеты, высказываться так, как он хочет, показывая народу, как на самом деле устроена наша власть.



- То есть выхода из ситуации у тандема нет?



- Альтернатива у коллективного Путина проста. Или еще сильнее завинчивать гайки, что они умеют делать, загоняя себя в тупик, из которого нет выхода без крови, или пытаться договориться с другими элитными группами и отойти, выйти благополучно на политическую пенсию. У Путина была такая возможность, когда он отдал власть Медведеву. Но уйти в сторону он не смог, потому что ему лично, конечно, ничего не угрожает, а вот его группе влияния очень даже. Если они теряют власть, то они теряют и собственность, и, может быть, даже свободу. Именно оттого, что они могли делать что угодно, они и делали, и им теперь легко предъявить более серьезные обвинения, чем тому же Ходорковскому.



- Получается, что им выгодно держаться до последнего?



- Они просто вынуждены это делать. Ну как может, например, Лукашенко отойти от власти?..



- Кстати, Лукашенко в последнее время активно начал укреплять оборону государства...



- Он идет по советскому пути. Говорит, что кругом враги. Раздает генеральские погоны губернаторам. Вроде это как бы повышает их статус, а на самом деле, если теперь губернатор что-то делает не так, его можно обвинить в измене военной присяге и судить по законам военного времени. Но губернатору это совсем не в радость. Он понимает, что теперь просто может быть расстрелян перед строем, если Лукашенко что-то не понравится. Элиты белорусские с ужасом смотрят за тем, что происходит, причем элиты, самые лояльные к власти. Рано или поздно режим там придет к самодержавию, ограниченному удавкой.



- Чем это чревато для самого Лукашенко?



- Рано или поздно господин Лукашенко погибнет от инфаркта, после того как попьет чайку или еще что-нибудь случится в этом роде. Потому что элиты хотят жить и не бояться. То же самое сейчас происходит в наших элитах. Никто не хочет кончить так, как Лужков, у которого отобрали значительное количество денег, которому угрожают уголовным преследованием.



- Наверное, есть за что преследовать Лужкова с точки зрения закона?



- Понимаете, сказать: «А ты не воруй», — это хорошая логика, но принцип вертикали не исключает коррупционные уступки взамен лояльности: «Мы тебе позволяем воровать, а ты взамен обеспечиваешь нам лояльность либо твоей территории, если ты губернатор, либо твоего ведомства, если ты министр». При этом подразумевается, что у каждого из этих элитных граждан есть свой, формально говоря, не совсем законный бизнес. Потому что чиновник не имеет право заниматься бизнесом. Но все понимают, как все в России устроено.



- Если власть начнет закручивать гайки, к чему это может привести?



- Дальнейшее закручивание гаек будет вызывать страх и раздражение в том же самом «коллективном Путине», случится раскол элитных групп. Уже сейчас треск будущего раскола слышен. Мы видели, что была попытка у части элиты выстроиться за Медведевым, но он оказался для этого слабоват. Значит, альтернативные поиски будут продолжены.



Возможно, появится какой-нибудь новый лидер, который будет конкурировать с Путиным и рискнет взять на себя ответственность. Например, как в свое время в России появился Горбачев. Он не на пустом месте вырос, его поддерживал товарищ Андропов. Или придется идти по сталинско-лукашенковскому варианту, или по азиатскому варианту неограниченной деспотии — сажать оппонентов и затыкать им рот. Или надо искать какие-то компромиссы.



То есть, в нормальном обществе площадка для выяснения отношений и поиска консенсуса между элитами называется парламентом. Но в России парламент, как известно, не место для дискуссий. Вот и стоит трудный выбор: или убивать друг друга, или выстраивать все-таки каким-то образом цивилизованные взаимоотношения.

0 коммент.:

Отправить комментарий