01.03.11

Редко обжалуют, чтоб нервы не портить

Председатель Верховного суда считает, что доверие к судебной системе Казахстана высокое, и об этом свидетельствует небольшой процент обжалования решений судов в вышестоящих инстанциях. 

Автор: Иван ПРИХОДЬКО
Аргумент этот стар, как башмаки клошара. И тем не менее мы решили спросить у рядовых казахстанцев, показателем чего для них является низкий процент обжалования. И вообще, сами они доверяют ли суду?
Увы, подавляющее большинство опрошенных нами респондентов видят судебную систему Казахстана совсем в других красках, чем Мусабек Алимбеков.
Так, двадцатилетний Махамбет считает, что «судьи даже не пытаются заслужить доверие людей», а сорокапятилетний Рустам уверен, что простому человеку, особенно если он борется с представителями власти, суд ни за что не выиграть:
- В наших судах одни взяточники, не верю в наш суд. Даже если один раз наказывают справедливо, то сотни раз — нет! Все решения принимаются в угоду власти.
- Суду доверия нет! — поддержал его другой опрашиваемый, Валерий, 46 лет, — У нас, чтобы судьей стать, 50000 надо заплатить, и не тенге. Ну и что, будет он после этого честным? А решения обжаловать бесполезно — все куплено и все об этом знают!
В том, что судебные решения обжаловать в казахстанских судах бесполезно, уверен и наш следующий собеседник, Олег, 50 лет:
- Обжаловать будет дороже по деньгам, лучше сразу заплатить судье на первом этапе, через своего адвоката. Мое доверие суду зависит от суммы денег, которую я ему даю. Но лучше дать деньги на этапе следствия — это будет дешевле.
А наша коллега, Оксана, 33 лет сказала, что никакого доверия к судам у нее уже давно нет, подкрепив свой ответ историей из собственного опыта:
- Я, как журналист, судам и судебной системе не доверяю. Объясню, почему. За годы работы мне не раз приходилось сталкиваться с судебным произволом и со злоупотреблением должностными полномочиями работниками судов всех уровней. Так, в прошлом году в Карагандинской области — один пример — во время судебного заседания была нарушена тайна совещательной комнаты. Это только один пример, а их много. что касается «низкого процента» — кто его обнародует? По тем же данным судов, и этот процент наверняка далек от реального. И чего стоит та недавняя история, когда проверкой Генеральной прокуратуры в судах нашей Карагандинской области среди присяжных заседателей было обнаружено 122 человека, состоящих на учете в психоневрологических диспансерах, на учете у нарколога, имеющих судимости и т.д. Это уже говорит о халатности работников суда. Произволу много, много нарушений. Нет, о доверии тут говорить не приходится.
Тимур, 45 лет, судам не доверяет, потому что они не являются независимыми и не подотчетны народу. Именно поэтому первую скрипку начинает играть социальный статус истца и ответчика.
- Низкий процент обжалований, на мой взгляд, связан с низким доверием к судебной системе у населения и неэффективной действенности самого закона, — объясняет он свою позицию.
Алла, предприниматель, 40 лет, судебной системе не доверяет абсолютно, так как сама имела несчастье убедиться, что суды в Казахстане — сплошной фарс.
- А низкий процент обжалований объясняется очень просто — кому охота мотать себе дальше нервы, тратить время в суде вышестоящей инстанции, если результат априори известен — тот же театр абсурда, дяденьки судьи только другие, но рангом повыше. Так что в нашем случае, мы не обжаловали, потому что были уверены в бесполезности этой затеи — приговор останется без изменений, — сказала Алла.
Лаура, фармацевт 37 лет, говорит, что среди ее знакомых вообще очень мало людей, которые, сталкиваясь с Фемидой по роду деятельности, доверяют судебной системе Казахстана.
- Ни для кого не секрет, что суды у нас, так же как и другие государственные институты, крайне коррумпированы, — раскрывает «секрет» недоверия Лаура. — Для тех, кто может возмутиться по этому поводу, задам вопрос — если это не так, то зачем тогда программа борьбы с коррупцией? Зачем сокращения штата судей и прочие реформы в судебной системе? И вот потому-то, что в судах у нас вынесение справедливых решений — скорее исключение, чем правило, люди редко решаются на обжалования. Во-первых, попробуйте-ка побегать по судам, добиваясь справедливости... Сколько нервов и времени вы потратите, а потом еще и решение не в вашу пользу. Не всякий захочет повторения..
По наблюдениям фармацевта, только самые стойкие доходят до Верховного суда, большая же часть отказываются от идеи добиться справедливости. По ее словам, проще махнуть рукой на нашу Фемиду и жить дальше.
По мнению писательницы Натальи 25 лет, судебная машина Казахстана сегодня – это тяжелый, неповоротливый агрегат, который малоэффективен, но пожирает огромные ресурсы, в том числе и доверия граждан к власти в целом.
- Люди, которые в первый раз сталкиваются с отечественным правосудием, похожи на наивных детей. Когда они становятся свидетелями несправедливого решения судьи, то чаще всего считают это ошибкой одного человека и стараются найти правду в вышестоящих инстанциях.
Однако это система, единожды вынесенное решение практически невозможно отменить у нас в стране, — считает Наталья. — Люди опытные это понимают и не тратят свои силы, средства и время на борьбу с ветряными мельницами. Отсюда и низкий процент обжалования.
Наталья говорит, что те, кто проходят все судебные инстанции, чаще всего готовятся к обращению в международные организации по правам человека. Женщина предполагает, что с каждым годом жалоб в тот же комитет по правам человека при ООН станет все больше и именно по их количеству нужно измерять уровень доверия к судебной системе граждан Казахстана.
На взгляд 58-летнего синоптика Ольги, небольшой процент обжалования решений судов в вышестоящих инстанциях не может быть стопроцентным свидетельством доверия к судебной системе Казахстана. По его мнению, это так же может быть и свидетельством того, что граждане, напротив, отчаялись добиться объективного рассмотрения своего дела и во избежание дальнейшей волокиты прекратили подавать жалобы на предыдущие судебные решения в Верховный суд.
- Главными причинами низкой обращаемости в вышестоящие инстанции за обжалованием судебных решений стали процессуальные изменения, которые внесены судебной реформой начала 2010 года. Насколько мне известно, усложнились процедуры по обжалованию решений нижестоящих инстанций, — проявила эрудицию синоптик. – Так же, как рассказала знакомый юрист, что многие люди, по ее опыту, не обращаются в Верховный суд из-за отсутствия денег на поездку, на представителей, адвокатов. Ведь иначе вообще нет гарантии, что судьи Верховного суда рассмотрят их дело не формально, только по предыдущим судебным актам, а вникнут в важные детали, прислушаются к доводам, изложенным в жалобах. Зачастую граждане, пройдя три судебные инстанции на уровне области (городской или райсуд, апелляционную и кассационную инстанции) уже и не надеется что-либо изменить.
Ольга призналась, что всем сердцем хочет доверять судебной системе, но из собственной практики знает: нередки случаи, когда судебные решения предвзяты, выносятся по звонку из акимата или зависят либо от полученной судьей суммы за «нужный» судебный акт.
И лишь один из опрашиваемых, Игорь 40 лет, ответил, что казахстанским судам доверяет:
Дело моего сына пересмотрели и дали условно, — привел он аргумент.

0 коммент.:

Отправить комментарий