22.04.11

Изменить, чтобы оставить, как было

Сегодня, как по указке, все заговорили о политической модернизации. Собственно говоря, почему «как»? 
 
Автор: Сергей ДУВАНОВ
 
Все сказанное елбасы – уже давно прямая установка к действию, поэтому и стараются, подавая это чуть ли не как новый политический курс «Ак орды».
Но говоря о политической модернизации, необходимо уточнить, что разговор идет не о чем-то принципиально новом в политике «Ак орды», а о продолжении того, что делалось в последние пять лет. В этом смысле сказанное Назарбаевым в марте 2011‑го правильнее воспринимать как очередное возвращение к навязшей в зубах теме.
«Мы будем планомерно осуществлять модернизацию нашей политической системы. Мы продолжим реформирование всех ее основных элементов — повышение роли парламента, политических партий и местных органов власти, укрепление независимости судебной системы», — именно так оно прозвучало.
Не НАЧНЕМ модернизацию, а ПРОДОЛЖИМ ее. То есть у модернизации, о которой говорит президент, уже есть своя история. Это первый момент, который имеет принципиальное значение.

Два значения одного слова
Второй момент — это понимание политической модернизации. Что именно подразумевается под ней и каким видится конечный результат?
Согласно сказанному, президентом планируется повышение роли парламента, актуализация политических партий в государственной жизни, усиление местных органов власти и укрепление независимости судов. Параллельно с этим предполагается модернизировать государственный аппарат, изменить систему охраны правопорядка и заняться реформированием армии.
Обо всем этом власти говорят постоянно, а независимость судов — это вообще сквозная тема последних десяти лет. Так, в марте 2006 года Назарбаев в своем ежегодном послании к народу заявил о необходимости модернизации политической системы страны.
Помнится, тогда точно так же, как и сейчас, развернулось широкое обсуждение предполагаемых политических реформ. Тогда даже была создана Государственная комиссия по демократизации, призванная продвигать идеи политического реформирования.
Еще раньше, в 2005 году, в стране было развернуто обсуждение Общенациональной программы демократических реформ — из этой же оперы. И каждый раз проводились «круглые столы», конференции, зачитывались умные доклады, звучали пылкие речи — в общем, создавалась иллюзия общенационального дискурса по вопросам политической модернизации страны.
Так что политическая модернизация для Казахстана, а точнее, разговоры о ней, нам привычны. Другое дело, что модернизация, о которой говорит власть, — это совсем не то, как ее понимают во всем мире. С самого начала стало вырисовываться принципиальное расхождение.
Оппозиция, демократические организации, как, впрочем, и международное сообщество, подразумевали под политической модернизацией прежде всего реформы, направленные на преодоление авторитарных тенденций в политическом развитии Казахстана. Власти Казахстана рассматривали модернизацию лишь как совершенствование политического управления, повышение эффективности государственного аппарата в целях укрепления национальной безопасности, что одним из основных своих элементов предусматривало предотвращение угроз «цветных революций».
Различие в подходах к модернизации обусловило противостояние в обществе, выразившееся в критике реформаторских усилий властей... по консервации существующей политической системы со стороны демократических международных институтов, общественных организаций и оппозиции. Собственно, последние пять лет и прошли под эгидой этого противостояния: одни говорят о необходимости преодоления авторитаризма, другие — о его укреплении.
Независимость от жадности
Очевидно, что нынешний раунд политического реформирования, озвученный Назарбаевым, не будет принципиально отличаться от того, что было прежде. При всех возможных формальных отличиях суть останется та же — будут инициироваться изменения политических институтов, однако при обилии демократической риторики любые реформы по сути своей будут направлены на укрепление существующей политической системы.
Это обуславливается природой авторитаризма, его инстинктом самосохранения. Об этом говорит и опыт других авторитарных режимов. Поэтому можно быть абсолютно уверенным, что результаты политической модернизации демократии в Казахстане не добавят, зато нельзя исключать того, что добавятся проблемы в части реализации прав и свобод граждан.
Можно с уверенностью прогнозировать, что усиление роли парламента будет чисто формальным, основные рычаги принятия политических решений в любом случае останутся в руках президента. Скорее всего, модернизация в сфере партийного участия в управлении страной проявится через возрастание роли партии «Нур Отан», которая по примеру КПСС в итоге вообще может стать абсолютной доминантой политической жизни. Одновременно будет продолжена практика вытеснения оппозиционных партий из политической жизни. Чем не модернизация?
Заявленное укрепле­­ние независимости судебной системы — откровенное прожектерство. Укрепление независимости от чего? От Назарбаева, от исполнительной власти? Но это в принципе невозможно. Суд в Казахстане — неотъемлемая часть власти, стоящая на страже ее интересов. Отпустить суд в свободное плавание для этой власти — смерти подобно.
Если подразумевается независимость судей от собственной жадности в части получения взяток, то это еще более нереально. Степень профессионально-нравственной деградации судей в принципе исключает возможность решить проблемы казахстанского правосудия в рамках нынешней политической парадигмы. Наши судьи — профессиональные взяточники, это стало их нравственным кодексом, который они будут соблюдать, даже если их сделать абсолютно не зависимыми.
Думаю, это понимают и инициаторы модернизации, поэтому максимум, во что может вылиться модернизация судебной системы, — это очередная показательная порка наиболее одиозных судей-взяточников. На большее эта власть не способна по определению.
...Другими словами, под вывеской модернизации власть в очередной раз займется оптимизацией авторитарной системы, приведением ее в более защищенное состояние. Соответственно, чем больших успехов достигнет эта модернизация, тем меньше шансов останется у демократически ориентированной части общества изменить ситуацию, тем труднее будет преодолевать нынешний авторитаризм.

Источник: Газета "Голос Республики" №15 (191) от 22 апреля 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий