25.04.11

Афера международного масштаба

Чем дальше, тем больше пропагандируемый правительством образ Казахстана, как острова стабильности, напоминает дрейфующий в тёплые моря айсберг. 
 
Автор: Роман СОЛОДЧЕНКО
 
Сверху большой и прилично обустроенный он пока ещё производит впечатление на приезжих и выгодно смотрится на фоне бедноты ближайших соседей, но с каждым днём тёплые воды всё больше и больше его подтачивают, приближая неизбежный момент нарушения баланса, когда вся махина в одночасье перевернется.
Масштаб и последствия надвигающегося события в равной мере понимают и народ, и правительство, и поэтому нет на острове больших чаяний, чем стабильность. Это слово, как заклинание твердят все государственные чиновники. Народ ради сохранения стабильности готов простить власти и воровство, и фальсификацию: на последние президентские перевыборы подавляющее большинство избирателей вышло под лозунгом "не участвовал и не оспариваю".
Сама власть тоже боится ненароком нарушить баланс, даже традиционное для  выборов энергичное тасование чиновничьей колоды на этот раз ограничилось осторожным перекладыванием двух-трёх мелких карт. И всё бы хорошо, если бы эти жертвоприношения на алтарь стабильности могли гарантировать милость богов, но айсберг продолжает дрейфовать в тёплые воды и уже никакая сила не способна вернуть его к тем берегам, от которых он когда-то откололся.
Что-то пошло не так в президентском стратегическом плане. В 2006 году, понимая, что вечная власть потребует вечной поддержки, президент заказал разработку проектов "Хан" и "Суперхан". Разработчикам поставили задачу обеспечить пребывание Назарбаева у власти до 2035 года с последующей передачей полномочий подрастающему наследнику. Проекты разрабатывались с привлечением лучших международных экспертов и, казалось, предусмотрели все возможные варианты развития событий, но, как часто случается даже с самыми проработанными планами, проблемы возникли в их реализации.
Камнем преткновения стала национализация «БТА Банка». Вместо того, чтобы задавить банк регуляторными требованиями, жадные до наживы чиновники решили захватить его кавалерийским налётом. О последствиях такого шага предупреждали и мы, и, уверен, те профессиональные финансисты, которые работали на правительство, но премьер-министр и ведомство Кайрата Келимбетова рассудили по-своему.
Уже после захвата банка я писал, что национализация нанесла БТА смертельный удар, и попытки искусственно поддерживать его жизнеспособность за счёт государственных вливаний будут лишь неограниченно увеличивать ущерб. Но к тому времени вопрос уже сместился из финансовой сферы в сферу сохранения репутаций и кресел и решать его с цифрами в руках уже не было смысла.
Казалось бы, успешное завершение реструктуризации долгов в 2010 году  опровергало мои пессимистические прогнозы, но в финансовом мире чудес не бывает, и за бравадой официальных отчётов всё яснее просматривается истинное положение дел. Просочившийся в печать отчёт о реальном положении дел в банке убедительно подтверждает, что, несмотря на списание половины долгов, регуляторные преференции и поддержку правительства, без продолжения миллиардных вливаний БТА вряд ли доживёт до конца финансового года.
Существенное отличие нынешней ситуации от 2009 года заключается в том, что дальнейшее поддержание на плаву БТА грозит утопить два оставшихся системообразующих банка — Халык и Казком. Кроме того в аферу под названием государственная поддержка финансового сектора оказались вовлечены и национальные монополии, вынужденные ради поддержки банков держать замороженными миллиарды долларов депозитов. В результате можно с полной уверенностью сказать, что если захват банка готовили отдельные, пусть и очень высокопоставленные чиновники, то сейчас в обмане кредиторов и вкладчиков сознательно и целенаправленно участвует само государство.
Что же превратило банковскую систему, гордость страны в её тщательно скрываемый позор? Как из крупнейшего банка сделали чёрную дыру, в которой на сегодняшний день уже исчезла сумма, достаточная для покупки всех казахстанских банков вместе взятых?
Не будем считать, сколько сэкономило бы на БТА правительство, если бы выполняло свои договорённости как в случае с Казкомом и Халыком. Будем исходить из того, что указание разделаться с банком обсуждению не подлежало. В феврале 2009 года на момент захвата цена вопроса для правительства в варианте банкротства банка составила бы 500 миллионов долларов выплат из фонда гарантирования депозитов. Все грехи точно также повесили бы на управленческую команду, Казком и Халык, подкреплённые государственными инъекциями, выдержали бы короткий наплыв паникующих депозиторов, кредиторам показали бы постановления о возбуждении уголовных дел и вопрос был бы закрыт.
Решение о захвате через принудительную капитализацию сразу увеличило цену вопроса в четыре раза, поскольку теперь при банкротстве сгорали бы и вложенные в капитал банка государственные деньги. На мой взгляд, именно страх ответственности за безвозвратно потраченные 1,7 млрд. долларов и заставил Келимбетова с Масимовым любой ценой оттягивать банкротство.
Списав половину портфеля на деятельность наспех "организованной" преступной группы, новые хозяева банка начали переговоры о реструктуризации долга, но незаинтересованные в судьбе банка государственные управленцы не смогли обеспечить должного управления даже оставшейся частью кредитов. В результате за полтора года "хозяйствования" прямые государственные затраты на поддержку БТА составили 8 миллиардов долларов.
Для успешного завершения реструктуризации все проблемы, связанные с управлением банком и истинным состоянием портфеля, от кредиторов тщательно скрывались, в итоге к завершению реструктуризации банк подошёл в таком состоянии, которое уже никакие списания долгов спасти не могли. Согласно презентации, изобилующей характерным для государственных управленцев ментовско-воровским жаргоном, на конец октября отрицательный капитал банка составлял 3,8 миллиарда долларов, при этом бизнес продолжал накапливать убытки со скоростью 2 миллиарда долларов в год. В терминах авторов презентации такое состояние называется "кранты".
Из презентации также следует, что в сговоре по обману кредиторов помимо руководства БТА и его главного акционера "Самрук-Казыны" состоит и регулятор, который помогает банку в поиске креативных путей сокрытия информации. Поскольку Самрук-Казына шага не сделает без ведома премьер-министра, а АФН соответственно — президента, можно говорить о полномасштабном заговоре на уровне государства.
До сих пор заговорщикам удавалось успешно вешать собственные грехи на Аблязова и его команду, но с момента завершения реструктуризации за всё придётся отвечать уже самим. Пока кредиторы ещё пребывают в полной уверенности, что оставшаяся часть портфеля обеспечит рост банка в соответствии с бизнес-планом и в течение 5—10 лет вернёт им все продлённые кредиты. Иллюзиям не суждено продлиться. Уже в июле банк отставал от бизнес-плана на 2,8 млрд. долларов, судя по неконсолидированной отчётности, к концу года этот разрыв только увеличился.
Скрыть эту информацию от аудиторов вряд ли удастся, даже в биржевых отчётах видно, что прибыль "нарисована" за счёт уменьшения резервов. Не пройдёт и трюк с задержкой до июля публикации аудиторского отчёта — независимый аудитор от кредиторов проверяет банк параллельно с Ernst&Young.
Как будет изворачиваться команда «Самрук-Казыны» в этой ситуации, совершенно неясно. Признавать обман и банкротить банк — значит рисковать подачей судебных исков против государства. Кроме того, такой поворот событий разрушает тщательно выстроенную систему судебных исков против Аблязова. Продолжать же строить "потёмкинские деревни"  аудиторы вряд ли позволят, да и денег уже не хватает дыры затыкать.
Невольными заложниками ситуации вокруг БТА оказались и два других крупнейших семейных банка — Казком и Халык. Появление в тёплом семейном гнезде ещё одного ненасытного птенца отнюдь не было встречено ими с восторгом. Хлопоты правительства по реанимации БТА привели к отвлечению депозитов нацкомпаний, которые эти два банка привыкли делить только между собой. Одна только компания "Казмунайгаз" в середине 2010 года держала в Казкоме и Халыке около 8 млрд. долларов депозитов, всего же доля депозитов госкомпаний в этих банках составляет около 50%. Согласно последнему проспекту "Казмунайгаза" по размещению международных облигаций эти депозиты если не "де юре", то "де факто" являются замороженными. Если так пойдёт и дальше, то хозяину гнезда вскоре придётся решать, кто из птенцов ему дороже. 

0 коммент.:

Отправить комментарий