23.03.11

Первые итоги предвыборного розыгрыша

Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ опубликовало доклад с предварительными оценками идущей в Казахстане избирательной кампании. 
 
Автор: Тихон АЛЕКСЕЕВ 
 
Что интересно, до выборов еще почти две недели, но БДИПЧ уже зафиксировала массу нарушений.
Формат этой организации, созданной в рамках ОБСЕ для наблюдения за выборами в государствах-участниках, не позволяет делать жестких эмоциональных оценок. Но даже сухие выводы авторов доклада http://www.osce.org/odihr/76177 по итогам мониторинга избирательной кампании в Казахстане, позволяют говорить о том, что никаких выборов в стране де факто нет. А есть лишь имитация избирательного процесса.
Позиция инкумбента
Одна из главных проблем любых выборов — это наличие инкумбента, дословно — держателя офиса. В политике так принято называть кандидата на высший пост в государстве, который в момент выборов уже его занимает. На его стороне огромные преимущества во время выборов в любой стране. Именно поэтому ОБСЕ с особым вниманием следит за соблюдением демократических процедур в подобной ситуации.
В казахстанской политике, как известно, наличие этого самого инкумбента — не просто фактор, это суть всей "выборной затейки". Ведь недаром наш инкумбент является  держателем не только офиса, но и всего народа, как говорят, "лидер нации в законе".  Соответственно, к нему не применимо основное правило, определенное избирательным законодательством, — президент страны не может занимать пост более двух сроков подряд.
По той же причине, видимо, не стал он и проводить предвыборную агитацию. Как пишут авторы доклада, он поручил это "нелегкое дело" представителям партии «Нур Отан». Те стараются, как могут. Концерты поп-исполнителей и огромное количество билбордов на улицах казахстанских городов заменили, собственно, политическую дискуссию. Попытки публичных выступлений с идеей отказаться от таких "выборов" зачастую пресекаются, как это произошло, например, в Талдыкоргане и Караганде.
С властями не поспоришь
Согласно выводам предварительного доклада, избирательное законодательство страны не предусматривает четкой и ясной процедуры обжалования всевозможных нарушений, выявленных во время предвыборной кампании. Ситуацию осложняет и положение закона, которое рассматривает подобные иски как "частное дело". В результате представители ОБСЕ не могут заполучить эти документы от ЦИК и внимательно ознакомиться с жалобами. Да и сама избирательная комиссия фактически лишена реальных рычагов власти.
С формальной точки зрения все выглядит "тип-топ". ЦИК создала специальную рабочую группу, состоящую как из членов ЦИК, так и представителей правоохранительных органов. Задача этой группы давать рекомендации ЦИКу на основе обобщения "наиболее распространенных жалоб". Фактически такая постановка задачи сводит деятельность этого органа к научно-методической комиссии, у нее отсутствует самый главный инструмент реальной власти — право принятия решений по конкретным жалобам. Зато она может судить — какие жалобы являются обоснованными, а какие — нет.
Печальная статистика лишь подтверждает эти выводы ОБСЕ. На 14 марта (дату составления доклада) ЦИК рассмотрела три жалобы. Все они были отклонены без объяснения причин. По семи округам были поданы и судебные иски, в которых были представлены факты о незаконности региональных избирательных комиссий, состав которых сначала был выбран, а затем поменялся Алматинским маслихатом.  В судах эти иски были отклонены по надуманным основаниям.
Взять за язык
Среди наиболее очевидных недостатков казахстанского закона о выборах, отмеченных БДИПЧ — отсутствие четких критериев при применении языкового теста на знание казахского языка.
В свое время представители Бюро по правам человека вносили рекомендации по организации подобного экзамена, но никаких выводов законодатели страны не сделали. Четких критериев оценки по-прежнему нет. Нет и понимания, как принимают решение члены Лингвистической комиссии. Неясность самой процедуры экзамена ведет к тому, что оспорить его результаты не представляется сегодня возможным в принципе.
В качестве примера авторы доклада привели такую историю. В одном из исков, поданных в Верховный суд, кандидат, заявка которого на участие в выборах была отклонена на основании провала на экзамене, не смог представить детализированные результаты теста. Почему? Просто эти результаты отказалась представить ЦИК. Суду не осталось ничего другого, как согласиться с мнением людей из ЦИК.
Верховный суд вне игры
Верховный суд, согласно выводам комиссии БДИПЧ, в принципе устранился от принятия решений по "выборным вопросам".  На момент написания доклада, туда были поданы четыре иска, связанные с выборами. Три вообще остались без рассмотрения, а четвертый был отклонен.
Наблюдатели из ОБСЕ подробно рассказывают, как Верховный суд отказался рассматривать дело, заявив, что только ЦИК обладает исключительными полномочиями определять, имело ли место нарушение избирательного законодательства. И, соответственно, снимать кандидата с выборов. На "нет" избирательной комиссии, как говорится, и Верховного суда нет.
По мнению авторов доклада, такое заявление представляет собой вопиющее нарушение Закона о выборах, статья 49 (параграф 1), в котором прямо говорится о том, что «Суды и органы прокуратуры обязаны принимать заявления членов избирательных комиссий, граждан, представителей, зарегистрированных в установленном законом порядке общественных объединений, касающиеся вопросов проведения голосования, в том числе о нарушениях законодательства о выборах, поступившие в период подготовки и проведения выборов, и рассматривать их в пятидневный срок, а поступившие менее чем за пять дней до голосования и в день голосования — немедленно". Но видимо Верховному суду виднее.
Цензура — вне закона, но в реальности
Особое внимание наблюдатели из ОБСЕ уделили освещению выборов в национальном медиа-пространстве.  Несмотря на формальное отсутствие  цензуры и наличие права на свободное получение и распространение информации, специальное законодательство выводит из-под критики как президента, так и его ближайшее окружение.
Авторы доклада считают, что угроза уголовного преследования, которое уже неоднократно использовалось против журналистов, фактически ведет к распространению самоцензуры.
А недавнее приравнивание всех интернет-ресурсов к обычным СМИ способствует к распространению здесь этих же "правил". Впрочем, в интернете власти, порой просто блокируют своих оппонентов, прибегая к техническим средствам.
...Все выявленные ОБСЕ нарушения дают вполне ясную картину происходящего. И позволяют понять другое признание авторов доклада. Большинство политических партий Казахстана, замечают эксперты, решили отказаться от участия в таких выборах. «Азат», «Ак Жол» и «Руханият» сослались на невозможность вести нормальную избирательную кампанию в такие короткие сроки. А Компартия и незарегистрированная партия «Алга» призвали к их бойкоту. Зачем участвовать в розыгрыше, чей победитель уже всем известен?

0 коммент.:

Отправить комментарий