07.04.11

Бойкот показал, чего боится власть

Народу не стоит ждать перемен: после выборов все останется по-прежнему, заявил в интервью «Республике» лидер движения «Улт тагдыры» Дос Кушим. 
 
Автор: Назира ДАРИМБЕТ
 
 И хотя на первый взгляд после 3 апреля ничего не поменялось, бойкот выборов принес свои плоды, уверен общественный деятель.
- Дос Калмаханович, как вы думаете, была ли явка избирателей на выборах действительно 90%, как заявил ЦИК?
- Вполне возможно с применением административного ресурса добиться таких результатов. На этих выборах все силы были брошены на то, чтобы люди пришли на избирательные участки. Для обеспечения явки, которая планировалась заранее, как только объявили, что будут президентские выборы, всех, кого могли, власти принялись обрабатывать. Составлялся список бюджетников, были приняты все меры по контролю, и я думаю, что бюджетники 100% пришли и проголосовали, а за кого — даже спрашивать не надо. Для студентов по факультетам составили расписание: кто во сколько будет голосовать. Такая почти военная система организации выборов, конечно, даст результаты.
Что касается сельских жителей, то по прошлым выборам я знаю, как голосуют на селе. Обычно до обеда ждут «добровольцев», которые придут и сами проголосуют, а во второй половине дня членами избиркомов начинается обход по домам тех, кто не пришел, и если надо, их могут привезти сами. Ведь для них аким — бог, а слово акимата — закон. Думаю, с прошлых выборов мало ли что изменилось, и этот метод применяли на этих выборах.
- Какой же, по вашему мнению, могла быть реальная явка, без применения адмресурса?
- Сложно предполагать, потому что на этих выборах не было интересного сценария, так сказать, интриги, не было достойных реальных оппонентов действующему президенту и главному кандидату. К тому же все 4 кандидата стояли как бы по одну сторону баррикады — разве это интересно? У народа не было интереса и не было выбора. Было понятно, за кого, в основном, отдадут свои голоса те, кто придет на избирательные участки. Если говорить о конкретных цифрах, по моим наблюдениям, на прошлых выборах в Алматы реальная явка составляла 25—30%, но эти показатели перекрывались за счет сельчан. В этот раз, я думаю, если бы не применяли никаких усилий, явка составила бы чуть более 50%. Пусть это не 90%, но зато настоящие цифры — ведь побеждают же кандидаты в президенты с такими данными, и ничего.
- Вы, наверное, знаете, что в Астане была самая низкая явка по стране. Чем это можно объяснить?
- Честно говоря, это выглядит немного странно: столица, город чиновников... Но, с другой стороны, может, сыграло роль то, что в Астане находятся международные организации и дипмиссии? Может, наши чиновники в столице просто не так нагло использовали адмресурс? Возможно даже, был такой приказ сверху.
- Насколько мне известно, вы лично бойкотировали выборы. А в целом — что дал бойкот? Ведь, судя по данным ЦИК, всего 10% избирателей не пришли голосовать...
- Ошибаетесь, я не согласен с вами в том, что бойкот некоторой части казахстанского общества не дал никакого эффекта. Как раз наоборот, призыв бойкотировать выборы настолько напугал власти, что они начали просто умолять граждан: приходите, проголосуйте! И было понятно, за кого, в основном, отдадут голоса те, кто придет на избирательный участок, поэтому такая работа пошла.
Их страх был закономерен: вдруг явка будет не больше 30%, что тогда будет? А председатель ЦИК Куандык Турганкулов выступил даже с заявлением, назвав тех, кто призывает к бойкоту, деструктивными элементами. Какое право он имел давать политическую оценку, будучи главой исполнительного органа по организации выборов? Его дело — провести выборы, и все! Призывать прийти на выборы или проигнорировать их должны НПО и политические партии, но на этот раз эту работу сделала сама власть.
На всех прошлых выборах мы добивались того, чтобы пробудить гражданскую сознательность населения, пытаясь вытащить их из спячки, чтобы они не были так апатичны. В будущем это даст эффект, поэтому, я считаю, бойкот был не зря. К тому же, я думаю, избиратели, которые не пришли на выборы, сделали это сознательно, а не из-за того, что лень или были равнодушны. Это была их позиция.
- Как вы думаете, признает ли международное сообщество результаты выборов? Ведь все-таки больше 95% голосов отдали, по данным ЦИК, за Назарбаева?
- Я давно уже не возлагаю надежд на международные организации. Что говорить, если даже ОБСЕ превратилась в политическую организацию со своими четкими политическими целями, а честность с ними — целями — никак не вяжется. Приведу один пример: наблюдатели от ОБСЕ еще в конце 90-х годов признали выборы в Азербайджане демократичными, даже когда народ вышел на улицы и были даже убийства председателей избиркомов. Я сам лично участвовал в этих выборах в качестве наблюдателя от НДИ (Национальный Демократический Институт — авт.) и знаю, что и как было. Поэтому говорить о справедливой оценке не приходится.
- Буквально на следующий день после выборов избранный президент, выступая перед журналистами, обещал народу политические реформы. Вы верите этому?
- Заявление советника президента Ертысбаева, который сразу же объявляет о других выборах, на этот раз уже парламентских, вызывает у меня апатию (думаю, как и у многих других граждан страны). Ну, проведут выборы, пропустят в парламент 1—2 партии, голос которых ничего не будет решать. Казахстан нуждается в серьезных преобразованиях, необходимо пересмотреть некоторые законы, в частности, законы «О выборах», «О политических партиях», «О СМИ» и другие. Возможно, будут декоративные изменения, может, учтут рекомендации международных организаций на 30 процентов. Но кардинальных перемен, я уверен, не будет. Откуда им взяться, если глава государства тот же, те же люди у власти, та же система, которая привела их к «победе», чтобы дальше удержать власть в своих руках?!

0 коммент.:

Отправить комментарий