05.04.11

«Лихая тройка» глазами россиян

Казахстанские власти, готовящиеся к грядущим выборам и не сомневающиеся в их результатах, приняли неожиданное решение - за три недели до голосования организовать для московских журналистов поездку в Астану и Алматы. 
 
Автор: Евгений БОРИСОВ
 
О том, как это происходило, нам удалось узнать от очевидца.
Причину организаторы с российской стороны обозначили весьма интересно: мол, Назарбаев и его окружение сильно перепугались после череды арабских революций, в связи с чем решили экстренно вывезти прессу ближайшего соседа и показать журналистам, что действующий политический режим в республике является оплотом демократии, грядущие выборы будут абсолютно свободными, а народ в стране счастлив и спокоен!
Журналисты, а их набралось немного — несколько пишущих, немного с радио и представители одного федерального телеканала — на приманку клюнули. Тем более что в поездке обещали щедро угощать.
Как в советские времена
Так оно и случилось: все три дня представителей российских средств массовой информации кормили и поили «по самое не хочу», компенсируя тем самым недосып от постоянных перелетов и... накладки в программе.
Дело в том, что от изначально заявленных встреч с первыми лицами государства по приезде практически ничего не осталось. Так, «вылетели» из программы встречи с председателем Сената Касым-Жомартом Токаевым, председателем правления ФНБ «Самрук-Казына» Кайратом Келимбетовым и министром экономического развития и торговли Жанар Айтжановой. Причину журналистам не пояснили, но предположили — неудобных вопросов от российской прессы испугались.
Из непугливых остались только заместитель премьера и министр индустрии и новых технологий в одном лице Асет Исекешев, а также председатель Мажилиса Урал Мухамеджанов. «Негусто», — решили журналисты и двинулись на встречу с высокопоставленными лицами. Но и тут пустили не всех. Телевизионная группа, как выяснилось, оказалась лишней — съемка камерами и фотоаппаратами уважаемых персон в республике строго запрещена.
«Зачем же нас сюда позвали?» — удивлялись телевизионщики. Им доходчиво объяснили: снимать можно кандидатов, но не представителей властей. Подумав, организаторы, как говорится, офф-рекордс добавили: «Сами понимаете, сейчас нет ничего страшнее, чем увидеть свое лицо на российском телевидении. Еще вдруг решат, что Москва на тебя поставила...»
Тогда на штурм казахской цензуры ринулась пишущая братия, у которой при входе в здание правительства почему-то отобрали мобильные телефоны, фотоаппараты и даже диктофоны. Правда, после звонка облаченной в синюю униформу секьюрити диктофоны вернули.
Асет Орентаевич встретил служителей пера жизнерадостно и сразу же завел речь про «Стратегию-2020». «В прошлом году мы сдали 152 новых производства, сейчас рассматриваем еще 30 проектов», — бодро рапортовал чиновник в стиле выступлений брежневских времен. Да и сама речь его изобиловала фразами: «как в советский период», «в советские времена», «как раньше в годы пятилеток».
В воздухе веяло казенщиной и скукой, журналисты дремали. Проснулись они на фразе г-на Исекшева: «Можем предложить проект тотальной переработки индейки». Не обладающие глубокими знаниями в птицепереработке репортеры задумались над сутью этого казахского ноу-хау.
«Вот вы говорите об индустриализации страны, но это слово из какого-то далекого прошлого, 30-х годов», — взбодрился было один из участников встречи. На это Асет Орентаевич отшутился: индустриализация — индустриализацией, но в республике полным ходом идут такие знакомые россиянам процессы, как модернизация и внедрение инноваций, так что Казахстан находится в строю передовых государств, борющихся с зависимостью от нефтяной иглы.
Журналисты про себя решили, что на то он и министр индустрии, чтобы говорить об индустриализации. И тут им дали понять, что чиновник очень торопится и встреча, готовая уже была затянуться, закончилась.
Часы и кулоны — для прессы
Следующий собеседник гостей из Москвы оказался не по статусу «свойским» — Урал Мухамеджанов встречал журналистов спиртными напитками и подарками. Журналистам мужского пола полагались наручные часы, причем вида недешевого, дамам — оригинальные кулоны. От подарков, приобретенных явно за государственный счет (это облегчало муки совести), никто не отказался.
А когда гостям было предложено еще и виски, то от первоначального напряжения и вовсе не осталось следа. Брифинг сразу перешел в неформальную беседу с полным отсутствием каверзных вопросов. Глава казахского парламента, чувствовалось, знает толк в ублажении четвертой власти и имеет немалый опыт в проведении дружеских встреч. «Какой он умница, очень приятный человек», — умилялись москвичи. Лишь тележурналисты жалели, что им так и не удалось войти в гостеприимные палаты и присоединиться к пиршеству.
Вечер первого дня пребывания на казахской земле московские журналисты заканчивали в самолете. Для встречи с кандидатами в президенты пришлось лететь из Астаны в Алматы. На «первое» им было уготовано самое вкусное блюдо — встреча с «местным Жириновским» Гани Касымовым.
Войдя в кабинет, где разместились репортеры и камеры, кандидат от Партии патриотов заявил, что только что прибыл из типографии, где был опечатан тираж его предвыборных листовок. «Они предназначались для раздачи в аулах», — выдавливал слезу Касымов. Но журналисты на провокацию не поддались.
«Я вам задам прямой вопрос, на который вы наверняка не ответите, но я его задам, — начал выспавшийся и бодрый сотрудник одной из московских газет. — Вас долго уговаривали идти на эти выборы?»
Кандидат ответил быстро и невпопад: «Думайте что хотите, я знал, что вы спросите, и я вам отвечу «да».
«Так долго или нет?» — не унимались гости. «Это неважно», — парировал Касымов и быстро перешел к провозглашению своей предвыборной платформы.
На вопрос, на какой процент голосов рассчитывает кандидат, «казахский Жириновский» ответил почти афоризмом: «Минимум я предрекаю».
Откровения коммуниста и эколога
На следующий, финальный день пребывания в Казахстане представителей средств массовой информации ожидали еще две встречи с кандидатами в президенты: секретарем Коммунистической партии Жамбылом Ахметбековым и руководителем экологического союза «Табигат» Мэлсом Елеусизовым.
Коммунист встретил журналистов в окружении соратников по партии, которые принялись посвящать гостей из России в тяжести жизни простого казахского народа. Приводились красноречивые цифры о доходе рядовых работников и нищенском положении пенсионеров. Некоторое замешательство возникло при упоминании социальной прослойки, именуемой «самозанятые». Таковых в Казахстане оказалось большое количество. «Не могли бы вы пояснить, кто это такие? Безработные?» — попросили неискушенные журналисты. Оказалось, что смысл этих слов примерно одинаков, но, введя термин «самозанятые», власти страны тем самым лингвистически решили проблему безработицы.
Не остался товарищ Ахметбеков в стороне и от критики действующей власти. «В парламенте у нас царит сплошной «одобрямс», все голосуют по указке! — возмущался член Коммунистической партии. — Мы хотим изменить ситуацию и ввести своих представителей».
О победе на выборах товарищ, в отличие от своего коллеги из Партии патриотов, и не помышлял. Сторонников, как выяснилось, кандидат от компартии ищет в том числе и через социальную сеть «Одноклассники», предлагая им дружбу. Принявших дружбу Ахметбекова на день встречи с журналистами оказалось порядка тысячи человек. Об этом коммунист говорил с нескрываемой гордостью.
Еще откровеннее оказался главный эколог Казахстана Елеусизов. Он без экивоков сразу заявил, что поддерживает нынешнего президента страны и считает его единственно правильной кандидатурой. И даже сообщил, что искренне восхищается его здоровьем. Экологу со стажем почему-то именно это казалось крайне важным.
«Себя я к огульной оппозиции не отношу», — честно признался Елеусизов. Однако честнее было бы признаться вообще в отсутствии какой-либо оппозиции.
Между делом кандидат поведал, что уже несколько раз принимал участие в выборах, но получал крайне мало голосов. «Тут можно вспомнить слова Сталина: важно не как голосуют, а как считают. Количество голосов, отданных за меня, в процессе подсчета почему-то сокращалось, а не росло», — оправдывался собеседник.
На вопрос — согласится ли он принять приглашение президента войти в ближайшее окружение и занять красивый министерский пост, эколог гордо ответил: «Я больше смогу сделать для страны и без министерского кресла. Меня некоторые министры боятся».
Большую же часть встречи заняло описание экологических проблем Казахстана и сопредельных с ним территорий. Журналистам вновь стало скучно. Окончание последней встречи они встретили с нескрываемой радостью. Впереди им предстояло накупить сувениров и успеть на борт самолета, чтобы по прилете отписать бодрые заметки о поездке в самую демократическую страну, власть которой даже не стесняется демонстрировать свою кукольную оппозицию.

0 коммент.:

Отправить комментарий