26.04.11

Быть ли Кавказским соединенным штатам?

Запад намерен создать Кавказские соединенные штаты, а Россия в ответ активно разрабатывает план создания СНГ нового типа, сообщили 25 апреля иностранные СМИ, чем немало удивили. 
 
Автор: Вера ИЛЬИНА
 
Ведь и для того, и для другого проекта необходимо как минимум согласие политических элит трех совершенно разных государств – Армении, Грузии и Азербайджана, добиться которого пока представляется совершенно невозможным.
Лидер армянской партии «Новое время» Арам Карапетян заявил в Ереване о том, что международное сообщество разрабатывает некий план создания «Кавказских соединенных штатов». А грузинский эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе заявил, что Россия сама разрабатывает план создания СНГ нового типа, в котором хочет видеть Абхазию и Южную Осетию. Арешидзе предположил, что из-за этого проекта Запад может поспешить с созданием кавказского объединения в противовес российским планам. Кто и зачем опять мутит воду на Кавказе, спросили мы у эксперта Российского института стратегических исследований Аждара Куртова.
История ничему не учит
— Аждар Аширович, есть мнение, что международное сообщество разрабатывает план создания «Кавказских соединенных штатов». Как вы оцениваете подобные заявления?
- Подобного рода проекты возникали неоднократно. В том числе и в России были проекты объединенного большого Кавказа. Я думаю, что эти проекты инициируют разные люди — в том числе, интеллигенция, которая, к сожалению, не усвоила уроки истории.
Напомню: когда развалилась Российская империя — я имею в виду 1917-й год — на ее окраинах возникло множество государств, в том числе такое объединение на Южном Кавказе, как Закавказская Федерация, объединявшая Азербайджан, Грузию и Армению в одном, что называется, флаконе. Тогда получилось так, что выборы во Всероссийское учредительное собрание 17 года дублировать не стали, и во все эти парламенты просто-напросто кооптировали людей, которые прошли на выборах. А на выборах во всех этих трех государствах прошли противники большевиков. В Армении, в основном, представители Дашнакцутюна, в Грузии — меньшевистская партия, в Азербайджане — представители социалистов «Мусават».
Так вот, это объединение формально просуществовало всего лишь несколько месяцев. Достаточно было небольшого внешнего толчка, военной внешней опасности. Поскольку все перечисленные партии принадлежали к социалистам и в известном смысле были противниками большевиков, получивших власть в Петрограде и в Москве, то, когда заключался Брестский мир, они все встали в позу и заявили, что не будут выполнять условия позорного Брестского мира, а будут вести войну с «проклятой империалистической Турцией». Турецкие войска быстро вправили им мозги, стали одерживать победы на фронтах, и была реальная опасность, что за несколько дней они дойдут до Тбилиси.
Поэтому вся эта Закавказская Федерация срочно, через немцев, добилась попыток заключить мирный договор с османской Турцией. Эти переговоры проходили, по-моему, в Батуми, и турки поставили достаточно жесткие условия, выражавшиеся в больших территориальных претензиях.
Чтобы их избежать, политики так называемых «Кавказских соединенных штатов», выражаясь вышепрозвучавшим термином, с подачи немцев решили организовать хитрый ход: решили добиться того, чтобы исчез субъект переговоров — а именно Закавказская Федерация. На юридическом языке, когда исчезает субъект переговоров, тогда можно не выполнять встречные претензии. И они из-за этой внешней опасности добились того, что фактически во всех этих трех парламентах, вошедших в единую федерацию государств, было проведено голосование, по которому федерация распалась.
Тем самым турки остались с носом, и возникли три государства — Армения, Грузия и Азербайджан. Они просуществовали очень незначительный срок. Когда большевики окрепли, победили в гражданской войне в России, они ввели Красную Армию во все эти объединения, где была установлена Советская власть.
Так что, на самом деле, опыт объединенного проживания в одном государстве был изначально негативный. Тем более, что есть существенная конфессиональная разница. Азербайджанцы — это, в основном, мусульмане (причем преимущественно шииты, хотя у них есть и сунниты), армяне — это христиане, но довольно редко встречающегося направления — монофиситского, не признающего, так же, как и православие и католицизм, триединую божественную природу. И грузины — православная церковь, но не относящаяся к Московскому патриархату.
То есть между ними есть существенная разница даже на уровне вероисповедания, не говоря уже об этнической разнице, которая, наверное, самая существенная, потому что в настоящее время есть замороженный военный конфликт между Карабахом и Азербайджаном. В этих условиях утверждать, что возможно склеить воедино три столь разных государства...
И мы только три берем, а под «Соединенным Большим Кавказом», вероятнее всего, понимается еще большее объединение, куда войдут, наверное, Южная Осетия, Абхазия, Северный Кавказ.
Игра иллюзий
- Если верить грузинским СМИ, вызвать к жизни план Кавказских соединенных штатов может намерение Запада вывести из-под влияния России, с одной стороны, Армению, с другой стороны — конфликтные регионы Карабаха, Абхазии и Южной Осетии, а также найти решение для этих конфликтов в рамках нового объединения...
- Понимаете, за последние 20 лет планов возникало немало. Многие из них абсолютно, с моей точки зрения, оторваны от жизни. Действительно, и на Западе, и в Грузии есть люди, которые лелеют надежду на то, что можно осуществить восстановление территориальной целостности Грузии путем такого вот замысловатого дипломатического маневра. Но мне кажется, это совершеннейшие иллюзии. Во-первых, все равно останется внешний фактор — Россия де-факто тоже является кавказским государством, поскольку Северный Кавказ — это часть России, а если мы вспомним историю, то Южный Кавказ входил в состав Российской империи.
Тут есть очень принципиальный момент. С кем граничит Кавказ? Он же не граничит с развитым Западом? Географию не обманешь. Исторически всегда за влияние на государства Кавказа боролись несколько империй. Раньше это были южные по отношению к Кавказу империи — Иран и Персия с одной стороны, а с другой — сначала Византия, еще раньше Рим, а после него, когда турки заняли Константинополь, образовалась Турецкая империя.
Турки и иранцы постоянно боролись за влияние на Северном Кавказе. И чем для этих стран был Северный Кавказ? По большому счету, и Турецкая, и Персидская империи были заинтересованы в Кавказе только в одном смысле — этот регион поставлял рабов, которые потом продавались и в Персии, и в Турции. Экономического развития со стороны этих южных империй Кавказу не было — и задачи такой не ставилось. То есть и для турецких султанов, и для персидских шахов Кавказ был глубокой периферией. Да, какие-то вопросы безопасности их еще интересовали. Но на самом деле безопасность обеспечивалась географическим фактором — Большим Кавказским хребтом, преодолеть который достаточно сложно. Поэтому ожидать внешнего вторжения с севера много веков не приходилось.
Изменилась ситуация только тогда, когда появилась северная империя, Российская, и стала продвигаться на юг. В отличие от своих конкурентов — османской Турции и Персии — Россия была заинтересована не только в вопросах безопасности, но и в экономическом развитии этого региона. И это развитие произошло — произошел гигантский скачок. В частности, в сельском хозяйстве.
- А почему это произошло?
- Потому что и персы, и турки имели предостаточно провинций, которые производили прекрасную продукцию сельского хозяйства, те же персики, которые могли дать сто очков вперед мандаринам той же Абхазии — просто по природно-климатическим условиям. Соответственно, вкладывать деньги в сельское хозяйство, в развитие Кавказа ни персам, ни туркам просто в голову не приходило.
И совершенно другая логика была у Российской империи, поскольку для России Кавказ был южной периферией. Да, он оставался периферией, но его климатические условия были принципиально другими по сравнению с северными регионами России. И поэтому здесь-то как раз, на российских рынках, продукты сельского хозяйства, которые предлагал Кавказ, были востребованы. Поэтому и Грузия, и Армения, и Азербайджан в тот же советский период были процветающими республиками! Они могли продавать те же мандарины и прочие продукты по очень завышенным ценам даже в условиях планового хозяйства. И они извлекали из этого очень большую выгоду!
Представить себе ситуацию, что этот фантастический план осуществится. И что, Россия будет просто наблюдать за этим и откроет свой рынок? Никогда! Они (закавказские республики бывшего СССР — ред.) сейчас прозябают в незавидном состоянии, потому что после развала Союза для них кардинально изменилась ситуация. Плановое хозяйство ушло, железный занавес рухнул, граждане России получили возможность за свои деньги покупать продукцию турецкую, североафриканскую, латиноамериканскую, из юго-восточной Азии. Россиянам нет необходимости покупать тот ограниченный ассортимент, который дает Южный Кавказ. А выйти с ним на международный рынок ни Армении, ни Азербайджану, ни Грузии не удается. Их продукция там неконкурентоспособна.
Так вот и оказалось, что вроде бы унизительный, с точки зрения политических элит, статус в составе Российской империи — Советского Союза — на самом деле давал им гигантские экономические преимущества. Те, которые сейчас, в независимом состоянии, утрачены, и восстановить их невозможно.
- А вы верите в то, что посредством Кавказских соединенных штатов удастся найти решение существующих конфликтов? Например, в Карабахе?
- Это тоже, как мне кажется, из области фантастики. Фундаментальные причины этого конфликта состоят в том, что армяне стоят на железобетонных позициях, их поддерживает многочисленная диаспора за рубежом. И здесь исключить внешний фактор, в том числе российский, турецкий и персидский, просто невозможно. Даже если мы представим себе, что будут созданы Соединенные штаты Кавказа, у этих стран останутся те же соседи, с теми же национальными геостратегическими интересами, которые все равно будут участвовать в переговорном процессе и как-то влиять на него. Они не останутся безучастными к тому, как будет решаться нагорно-карабахский конфликт. Поэтому я, честно говоря, к этим планам отношусь как к очередной фантастике.
Битва за Кавказ
— А вот как вы оцениваете слова Мамука Арешидзе о планах России создать СНГ нового типа — с Абхазией и ЮО в составе этого объединения? Насколько реальна битва за Кавказ между Россией и Западом?
- Битва, действительно, реальна. Если брать проблематику СНГ, то нельзя не признать, что Грузия вышла из СНГ, хотя остается участником целого ряда соглашений внутри СНГ — тех, которые ей выгодны. Как это расценивать? По сравнению с тем, что существовало на момент распада СССР, уменьшилось число участников. Конечно, это определенный проигрыш. Но здесь необходимо сделать одно уточнение: Грузия вошла в СНГ не в декабре 1991 года, как большинство стран, в том числе Казахстан, а только осенью 1993 года. То есть два года она фактически существовала вне рамок СНГ. Такова была внутриполитическая ситуация в Грузии и позиция ее политической элиты. И только когда встал вопрос о том, что в войне, развязанной летом 1992 года, абхазы могут не просто отстоять свою территорию, но и захватить Тбилиси, слезные просьбы Эдуарда Шеварднадзе о помощи, обращенные к России, вылились в то, что Грузия вынуждена была вступить в СНГ. Сейчас она вышла.
Не случайно вы назвали фамилию именно грузинского эксперта, который говорит о том, что Россия разрабатывает планы принятия ЮО и Абхазии в СНГ. Эти идеи могут возникать сколько угодно, но в СНГ государства принимаются на основе голосования тех участников, которые уже состоят в этой организации. А пока что, кроме России, ни одно из государств — членов СНГ не признало ни Абхазию, ни Южную Осетию. Поэтому это все страшилки. Говорить об этом можно в чисто теоретическом плане, но в Кремле идеалистов нет. Они прекрасно понимают, что ни в Астане, ни где бы то ни было еще не проголосуют за прием в члены международной организации непризнанных стран.
- А не получится ли так, что Запад опередит Россию в этом плане и предложит Кавказу какую-то актуальную повестку для объединения?
- Для того чтобы осуществить подобные проекты, нужно как минимум, чтобы на это решились политические элиты трех разных, повторяю, государств. Может быть, в Грузии кто-то и выскажется за это, но я думаю, что этого не произойдет. А добиться согласия на это политических элит Азербайджана и Армении — просто фантастика. Их с трудом удается свести на нейтральных площадках, которые организует Минская группа по урегулированию карабахского конфликта либо Россия.
Я думаю, что никто объединяться не будет. Азербайджану в данном случае это не нужно по той причине, что он считает свое развитие и так достаточно эффективным в экономическом отношении. Там считают, что хорошо растет ВВП, что у страны неплохие доходы от продажи нефти и так далее. Зачем им нужно объединяться, во-первых, со своими исконными врагами — армянами, а во-вторых — с Грузией, которая держится за счет внешней помощи? Кормить еще кого-то в рамках единого государства все равно же придется.
Грузии это не нужно, поскольку ее политические элиты считают, что эта страна наиболее продвинута в смысле перспектив принятия в НАТО и ЕС. С моей точки зрения, это не так. Но такое убеждение в политической элите Грузии присутствует. Зачем ей объединяться со странами, переговорный процесс по вступлению в НАТО которых находится на гораздо более низких стадиях? Они бы потеряли те наработки, которые позволяют политической элите утверждать, что она немало сделала в смысле национальной государственности.
И армянам все это не нужно: очень призрачна возможность, что при помощи Запада этот национальный армянский миф о том, что Карабах — это исконно армянские земли, будет действительно признан Западом, Азербайджаном, Грузией. Пока что никаких свидетельств в пользу этого нет.
- Возвращаясь к теме строительства нового СНГ и противостояния России и Запада: кто кого может в итоге победить?
- Речь ведь не идет о победе или поражении. СНГ — это же региональная структура, а не возрождение Советского Союза. В конце концов, никто не ставит своей целью полностью стереть национальные границы, чтобы всех объединить в одно государство. Создавалось некое объединение, к сожалению, это объединение не продемонстрировало успешность развития ни по экономическим показателям, ни по гуманитарным, ни по военным — в качестве значимой единицы, способной обеспечить обороноспособность, ни в политическом смысле.
Поэтому, с моей точки зрения, задача перед СНГ состоит все-таки в том, чтобы продемонстрировать, что эта организация на что-то способна, а не в том, чтобы постоянно с кем-то бодаться на внешней арене.
- А какие-то переформатирования СНГ в ближайшее время могут произойти?
- А они и происходят. Разработан же стратегический план, посвященный, в основном, экономике. Этот план реализуется по принципу «лучше меньше, да лучше». Выделена головная структура — ряд государств, которые согласны на более продвинутые отношения в смысле интеграции. Эти государства сейчас уже создали Таможенный союз, через несколько месяцев будет создано ЕЭП, зона свободной торговли, и таким образом будут двигаться вперед. Но это не значит, что туда будут обязательно подтягивать все страны.
Кавказ стоит особняком по той причине, что Таможенный союз, например, организовывается государствами, которые имеют общую границу. Наиболее продвинутая страна, которая, может быть, и хотела бы войти в Таможенный союз — Армения — не имеет общей границы ни с Казахстаном, ни с Белоруссией, ни с Россией. Грузия, по понятным причинам, вообще в стороне от этих процессов. А Азербайджан по той причине, что я вам уже называл — своих высоких доходов от нефти — считает, что ему нет необходимости вступать в Таможенный союз и брать на себя какие-то дополнительные обязательства и подчиняться наднациональным органам. В этом смысле все эти три страны Кавказа держатся в стороне.
И в этом нет ничего страшного. Если СНГ продемонстрирует успехи — в росте ВВП на душу населения, заработной платы — я думаю, что и остальные будут относиться более ответственно к своей внешней политике. Но пока этого, к сожалению, не происходит.
- Почему?
- В тех странах, где разница в доходах существует — между Кыргызстаном, Таджикистаном и Россией, например, — политические элиты блокируют возможность большего участия в интеграционных проектах. Им это не надо, они боятся, что тогда они утратят власть, контроль над развитием ситуации в своих странах, им придется объяснять народу, почему им не удалось достичь такого же уровня благосостояния населения, как у соседей. Все по-прежнему эксплуатируют тезис об уникальности, о своей национальной государственности, о том, как суверенитет открыл огромные перспективы в развитии. И этот тезис пока что еще не обанкротился полностью в глазах населения. А вот что будет, когда это произойдет, — большой вопрос.

0 коммент.:

Отправить комментарий