28.04.11

Умственно отсталая медицина

«Отверженные: психическое здоровье и права человека», – так сформулировал тему организатор общественных слушаний – фонд «Амансаулык». 
 
Автор: Татьяна ПАНЧЕНКО
 
Врачи, юристы и чиновники были едины: медицине в одиночку с проблемами ментальных нарушений не справиться. Нужны усилия всего общества, а в первую очередь – законодательные изменения.
Очередные слушания общественного фонда «Амансаулык» собрали очень представительную публику. Главврачи, профессора, адвокаты, начальники департаментов и руководители НПО за несколько часов работы подняли огромное количество вопросов. А вот с ответами было сложнее.
В больнице хорошо?
Первой ключевую тему — социальной интеграции и соблюдения прав людей с ментальными (умственными) нарушениями — затронула представитель спонсора проекта — Фонда Сорос-Казахстан Аида Айдаркулова.
- Законодательство в этой сфере не должно быть ограничительным, оно призвано обеспечить интеграцию в общество людей с ментальными нарушениями. В развитых странах такие люди не остаются в изоляции, имеют возможность развиваться, приносить пользу близким, — сказала она.
У нас же до «пользы близким» еще очень далеко, что подтвердило социологическое исследование, которое представил Виктор Хан, президент ОО «Защита прав пользователей услуг в сфере ментального здоровья "Преодоление"». Всего был опрошен 2231 человек, из них 1258 пациентов, 509 их родственников. Оставшиеся 464 спикера — из числа персонала медицинских учреждений.
Подавляющее большинство опрошенных всем довольно: только 3% пациентов считает, что персонал к ним плохо относится, 10% — что нарушаются их права. Однако 33% родственников не знают, проводится ли какая-то работа по интеграции их родных, страдающих ментальными расстройствами, в общество.
- Опрос показывает низкий уровень информированности, — сделал вывод г-н Хан. — Большинство родственников удовлетворяет само наличие интернатов, они стараются продлить пребывание там больных. В то время как ресоциализирующей работы эти учреждения проводить не в состоянии. Деятельность организаций медико-социальной помощи находится в фазе инерции с советского времени.
Мало того, как оказалось, специализированная помощь женщинам, отбывающим наказание, практически невозможна. Психиатрическая помощь оказывается только мужчинам!
- Медико-социальные учреждения — единственные учреждения, способные призреть, но не реабилитировать людей с ментальными нарушениями, — подвел итог докладчик.
Среди срочных мер для исправления положения Виктор Хан назвал разработку государственных мероприятий по медико-социальной помощи больным, поддержку НПО, специализирующихся в этой сфере, оптимизацию помощи в уголовно-исправительной системе, повышение доступности КУИС (Комитет уголовно-исправительной системы) для независимого общественного контроля.
Сбагрили — и довольны!
Тему продолжила президент фонда «Амансаулык» Бахыт Туменова, которая привела не менее интересные цифры. Оказывается, по мировой статистике, каждый четвертый страдает от психического расстройства, 10% людей имеют психическое заболевание.
- А в Казахстане таких больных только 1,8%, — удивилась медик. — Значит, где-то ходят недиагностированные 8%. Может, поэтому Казахстан занимает первое место в мире по подростковым суицидам среди девочек? Или тот случай, о котором шумит весь мир (попытка захвата самолета казахстанцем — авт.), — может, человек был болен, а диагноз не поставлен?
По мнению Бахыт Туменовой, причинами роста психзаболеваний являются неблагоприятная социально-экономическая обстановка, социальная незащищенность людей, безработица, вынужденные внутренняя и внешняя миграция. Прибавив сюда стигму, отсутствие адекватного образования, навыков, профессии, малый размер пособий, невозможность обходиться без посторонней помощи и низкую правовую осведомленность, получим нынешнее плачевное положение казахстанского гражданина с нарушениями ментальной сферы.
- По результатам исследования, все довольны: и пациенты, и их родственники, которые их туда сбагрили, и персонал доволен, хотя нет материально-технического обеспечения! — всплеснула она руками.
Сегодня ситуация несколько улучшается: сократилось среднее пребывание больного в стационаре — до 60 дней со 150. Но появилась новая проблема — увеличилась потребность в интернатах. Требуется параллельное развитие различных альтернативных форм помощи больным — иначе они останутся на улице, предупредила медик.
Политика государства в отношении улучшения ситуации с такими пациентами носит, к сожалению, декларативный характер, сделала вывод Бахыт Туменова.

Средства у нас есть, у нас другого не хватает
Желающих сказать свое слово в обсуждении оказалось так много, что организаторам пришлось выкраивать время для выступлений представителей госструктур и медучреждений. Сразу несколько человек подняли проблему отсутствия курса медицинского права в медвузах. Врач должен быть адвокатом и больного, и самого себя, особенно врач-психиатр, настаивали участники встречи.
Так, замглаврача психдиспансера в Усть-Каменогорске Мирхат Мукушев призвал различать медицинские аспекты и медикализацию медицинских проблем, «когда сводят социальные проблемы к медицинским, что мне лично добавляет работы, с которой я не могу справиться». Ведь большинство причин психических расстройств (безработица, травмы и т.д.) психиатрами не контролируется.
- А сегодня за общественную опасность, за опасность суицида — психиатр отвечает за все. Я принимаю решение об ограничении свободы и хочу, чтобы мои интересы тоже учитывались! Я в тюрьму не хочу, — эмоционально закончил он.
Тамара Каленичук, президент недавно созданного ОО «Ассоциация поддержки больных онкологическими и редкими заболеваниями», перечислила трудности, с которыми сталкиваются ее «подопечные»: 1) получение инвалидности трудом получают II группу, хотя по всем показаниям нужна I); 2) недостаток профессиональных кадров; 3) помощь детям в возрасте от 16 до 18 лет — неясно, какое учреждение должно ими заниматься; 4) отсутствие социальной помощи онкологическим больным (приходится создавать волонтерское движение по республике).
Кстати, свое решение проблемы с получением инвалидности озвучила профессор Галина Калеева из Школы общественного здравоохранения:
- Еще 10 лет назад я предлагала ввести социальных работников в состав МСЭК (медико-социальная экспертная комиссия). После пребывания в центрах социальной реабилитации больному могут снизить группу, а потом, смотришь, и работать он начнет.
Отдельно г-жа Каленичук сказала о психическом состоянии онкологических больных. Понятно, что сама болезнь накладывает отпечаток, но зачастую неясно, имел ли ментальные нарушения онкобольной до болезни или же его состояние — результат побочного действия лекарственных препаратов.
- Нужна поддержка клинических психологов, которых пока никто не готовит, — пожаловалась Тамара Каленичук.
При этом денег на социальную помощь, например, детям-инвалидам, выделяется достаточно, вступила в разговор Асия Ахтанова, председатель профильной ассоциации «АРДИ». Просто надо направлять эти деньги в нужное русло, например, на поддержку НПО, оказывающих специальные социальные услуги, в виде госзаказа. Пока в вузах не готовят соцработников для услуг людям с ограниченными возможностями и с психическими заболеваниями, работа таких НПО — яркий пример альтернативных форм обслуживания.
Ждите 2013 года
После таких «криков души» странно было слушать Айгуль Тастанову, курирующую психиатрическую службу в Минздраве.
- Она насыщена правовыми актами по правам человека, как ни одна служба! — похвалилась своей епархией чиновница. — И спецдокладчик Комитета ООН против пыток Манфред Новак по итогам своего инспектирования сделал выводы: права пациентов психически больных в Казахстане не нарушаются. Они имеют организацию, питание, препараты...
Может, для страны третьего мира этого и достаточно, добавим мы, но в то время, когда в Японии, например, диагноз «шизофрения» уже заменен «расстройством интеграции в общество», наличие лекарств и еды для подобных больных не повод для гордости.
Однако Минздрав не игнорирует проблемы, поспешила оговориться г-жа Тастанова, «но все это невозможно разрешить в один день, это требует больших финансовых вложений». «Вложения будут», — обрадовал Сагат Алтынбеков, директор Республиканского научно-практического центра психиатрии, психотерапии и наркологии. С 2013 года в Казахстане стартует масштабная программа реформирования психиатрической службы на средства Всемирного банка. В рамках проекта — открытие дневных стационаров при обычных соматических больницах вместо коек в специализированных клиниках и постройка общежитий для инвалидов при стационарах — с мастерскими и прочим.
Айгуль Тастанова дополнила коллегу сообщением, что готовятся поправки в совсем еще свежий Кодекс о здоровье народа и системе здравоохранения в части психических проблем, в том числе касающиеся жилищного обеспечения таких больных.
Порадовало, что в конце слушаний «свадебной генеральше» Нино Махашвили, директору Глобальной инициативы в психиатрии, главе представительства Международной федерации здоровья и прав человека (Нидерланды) на Кавказе и Центральной Азии не о чем было говорить. Наши медики, как оказалось, знают проблемы и их решения не хуже других. Осталось применить политическую волю — и граждане с ментальными расстройствами перестанут быть обузой и, напротив, начнут приносить пользу обществу.

0 коммент.:

Отправить комментарий