20.04.11

Дело БТА: вина, сплетенная из слов

На этой неделе по делу БТА продолжил выступать представитель банка – с поддержкой обвинений прокуратуры и ответами на вопросы защиты. 
 
Автор: Ирина МЕДНИКОВА
 
Иногда казалось, что юрист «БТА банка» заколдован – так мало он смог сказать по сути обвинений, а под конец и вовсе начал противоречить самому себе.
Главный специалист юридического отдела «БТА Банка» Табигат Карсыбаев на прошлом заседании получил «домашнее задание» от судьи: подготовиться по вопросам адвокатов и дать исчерпывающие ответы по делу.
Во вторник, 19 апреля, г-н Карсыбаев открыл заседание своим выступлением. Напомним, что рассматриваются эпизоды сотрудничества БТА с компаниями «Сирия Альянс» и «Екселент флайт», которые получали в банке кредиты и оказывали ему услуги по договорам. Последняя компания занималась авиаперевозками по заказу банка.
Обвинение есть, а пояснений нет
Вначале юрист бойко зачитывал подготовленные ответы. Так, он сообщил, что банк в настоящее время принимает самолеты компании «Екселент флайт» на свой баланс, что банк был единственным клиентом этой компании, а ее источником финансирования были средства банка, получаемые за услуги по договорам.
Защита внимательно выслушала его и перешла к уточняющим вопросам — их было много и касались они структуры и взаимосвязи деятельности банковских подразделений, распределения должностных полномочий внутри них, протоколов и документов кредитного комитета и так далее. Потому что, как призналась адвокат Орынбаева, защищающая интересы Раимхана Узбекгалиева, ей до сих пор не удалось понять суть претензий банка к своему подзащитному. В зависимости от того или иного ответа в деле может облегчиться чья-то степень вины или вовсе снят состав преступления.
- К Узбекгалиеву банк предъявляет претензии только в связи с заменой залога по кредиту? — спросила г-жа Орынбаева юриста БТА. — За то, что он подписал протокол от 26 января о замене залогового обеспечения?
- Я могу выявить только нарушения по протоколам, где принимались решения, — ответил г-н Карсыбаев, — банк в целом имеет претензии по нанесенному ущербу...
- А по конкретному протоколу можете ответить? — спросила адвокат.
- Ну, это нужно проанализировать все протоколы... и ответить... — неуверенно заключил юрист.
- Мы просили вас дать распечатку долга по «Сирии Альянс». Вы говорили то 70 млн, то 43 млн, то 36 млн, мы хотели бы знать сумму задолженности и структуру.
- Справка не готова, — ответил юрист банка, — у нас сложности с тем, что договора были аннулированы.
- Идет главное разбирательство, вы предъявили обвинение, но сумму до сих пор не выяснили и не предъявили, — возмутилась адвокат, и коллеги поддержали ее. — Потерпевший не может дать ясных и четких ответов о сумме и структуре задолженности. Также вы обещали список нормативов Кредитного комитета на период 2005—2009 гг., мы просили вас назвать пункт и подпункт, на основании которых предъявлено обвинение.
- Мы обобщенно можем сказать... — только и молвил юрист БТА.
- Интересную вещь в отношении долга и ущерба говорят прокуроры, и поддерживает их в этом сотрудник банка. Адвокаты попросили разграничить сумму долга (невыплаченный кредит) и ущерба перед банком.
- Ущерб причинен, она (суммаавт.) останется такая, которую вменили, а долг мы в гражданском порядке взыщем, — сказал Табигат Карсыбаев, и к нему подключился прокурор Тимур Шамои, который попросил адвокатов не вводить в заблуждение юриста банка и «сумму посмотреть по протоколам заседания Кредитного комитета».
Но волнует адвокатов вот что: общая сумма кредита — 70 млн тенге — названа ущербом, который вменен в вину и может быть взыскан в рамках уголовного дела, а его невозвращенная часть — долгом, который взыщется с компании в гражданском порядке. То есть сумма взыскивается как бы дважды.
Говорил, да заговорился
- В какой момент был выдан кредит, который повлек ущерб? — продолжали спрашивать юриста банка адвокаты.
- Вы же ознакомились с материалами дела... комментарии должно гособвинение давать, — попытался откреститься от них Табигат Карсыбаев.
А судья за него вступился, сказав, что есть другие сотрудники БТА, которые «более готовы» ответить на этот вопрос.
- Если решение по выдаче принимал единолично Жаримбетов, какова роль других членов кредитного комитета? — пошла защита дальше.
- А в чем вопрос? — не понял юрист.
- Вопрос в том, какова их вина.
- Если он единолично решение принимал, то их участия там нет, а степень вины...
- Скажите про решение, — сфокусировали юриста адвокаты.
- Их вины там нет, — исключил состав преступления г-н Карсыбаев.
Дальше начались игры в «угадайку».
- Что значит «льготные условия кредита»? — спросил один из подсудимых. — Может ли коммерческий банк выдавать льготные кредиты? Какие процедуры должны быть проведены и кто из обвиняемых в этом участвовал?
- Банк может, кредитный комитет принимает решение о предоставлении льготных условий по кредиту.... В законе о банках предусмотрено, что банк не может выдавать кредиты лицам, связанным с ним какими-либо отношениями, — не очень понятно и противоречиво ответил юрист БТА.
- В обязанности обвиняемых входит утверждать льготные условия? — не сдавалась защита.
- Нет такого пункта о льготных условиях...
- То есть банк не может выдавать кредиты на льготных условиях? — уточнил удивленный подсудимый.
- Нет, только лицам, связанным с ним особыми отношениями, — противореча сам себе, ответил юрист банка. А через минуту добавил: — Статья 40 закона о банках — запрет предоставления льготных условий для аффилированных лиц.
В общем, схема заседания была такой: юрист путается в ответах, часто не знает их, отсылает адвокатов к материалам дела или к прокурору, судья же на каждый неотвеченный вопрос предлагает пойти дальше и не экзаменовать молодого юриста.
А юрист между тем очень нуждается в обучении и серьезном экзамене на профессиональную пригодность.
- Почему 80% решений по покупке самолетов принято главами кредитного комитета, а не членами, которые обвиняются в сговоре с первыми? Где сговор? Почему нам вменяется сговор? — спросил его Генриг Холодзинский.
- Это и есть ответ на ваш вопрос — вам вменяется сговор (!), — бодро ответил юрист под недоуменный выдох зала. — Банк поддерживает гособвинение, а если вы хотите, чтобы вам истолковывали, обратитесь к ним.
Защитники подсудимых только качали головами.

0 коммент.:

Отправить комментарий