20.04.11

Двадцать миллионов? Обойдетесь!

Юридическим лицам Казахстана отныне законодательно запрещено взыскивать моральную компенсацию со СМИ. 
 
Автор: Влад ОРЛОВ 
 
Это прописано в Законе «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам совершенствования гражданского законодательства», вступившем в силу 16 апреля 2011 года.
Мало-мальски здравомыслящему человеку никогда и в голову не могло прийти, что любое предприятие, госучреждение, неправительственная организация, именуемые на канцелярском языке «юридическим лицом», может испытывать какие-то эмоции, присущие живому существу. А судей это никогда не напрягало. И потому очень часто дефиницию «возмещение морального вреда» стали использовать как инструмент для разорения неугодного СМИ.
Примеров тому можно привести множество. Самым громким, наверное, был иск БТА Банка к газете «Республика» о возмещении того самого морального вреда в размере 80 млн тенге (суд присудил 60 млн). Из последних можно упомянуть иск СПП «Металлоизделия» к газете «Уральская неделя». За допущенные в статье ошибки владелец компании потребовал возмещения морального вреда в сумме 30 млн тенге, и суд первой инстанции присудил газете 20-миллионный штраф.
Но здравый смысл восторжествовал. Поправки в законодательство исключают взыскание компенсации морального вреда юридическими лицами. Для журналистов и средств массовой информации это означает, что теперь по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации юридические лица не могут претендовать на компенсацию в денежном эквиваленте. Сатисфакция может быть сугубо моральной: опровержение — и точка!
Можно вздохнуть спокойно? Отчасти да. Правда, в законодательстве всегда есть лазейки, которые позволяют обойти любую норму. Например, предприятие может потребовать возмещения материального ущерба, скажем, упущенной выгоды. Юрист Международного общественного фонда защиты свободы слова «Адил соз» Ганна Красильникова говорит, что в данном случае, если в результате публикации был нанесен материальный ущерб, он взыскивается по общим правилам гражданского законодательства. Правда, материальный ущерб высчитывается и может быть адекватным, чего не скажешь о степени морального вреда, которую каждый для себя определяет исходя из собственных ощущений, и никаких ограничительных рамок не существует.
Еще один момент, который тоже может играть на руку противникам правдивых статей, — подача иска не от предприятия, а от его руководителя как физического лица. Г-жа Красильникова предполагает, что в данном случае все будет зависеть от содержания публикации:
- Если речь идет о производственной деятельности предприятия, то это к руководителю относиться не может. Другое дело, когда он упоминается как должностное лицо.
Апробация новой нормы законодательства возможна в ближайшее время. Совсем недавно ТОО «Каражыра» предъявило газете «Мегаполис» иск на 20 млн тенге. Юридическая служба фонда «Адил соз» подготовила дополнение к возражениям на исковое заявление на основании внесенных в ГК поправок.
Также к новым законодательным нормам будет апеллировать и «Уральская неделя», обжалующая решение суда первой инстанции в вышестоящем органе. Главный редактор газеты Тамара Еслямова надеется на справедливое решение.

Акцент
Если у кого-то есть сомнения по поводу того, может ли юридическое лицо испытывать переживания и ощущения, то достаточно заглянуть в любой юридический словарь и прочитать, что моральный вред — это «физические или нравственные страдания, которые претерпевает гражданин». Но наши законодатели до недавнего времени считали иначе, и именно это позволяло «врагам» независимой прессы подавать многомиллионные иски о возмещении подобного вреда от имени юридических лиц.
Источник: Деловая газета "Взгляд" №15 (197) от 20 апреля 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий