12.04.11

И снится им не рокот космодрома

Рожденный летать ползать не может. Почему казахстанские космонавты вынуждены менять гражданство ради достижения своей главной цели в жизни – совершить полет в космос? 
 
Автор: Дина ОМАРБАЕВА
 
А другие, оставаясь на родине и внося вклад в развитие космонавтики, не имеют даже служебной квартиры? Ответы на эти вопросы мы попытались найти у одного из известных космонавтов Казахстана, который уже более 8 лет ждет своего полета.
Ровно 50 лет назад с космодрома Байконур впервые в мире стартовал космический корабль «Восток» с пилотом-космонавтом на борту Юрием Гагариным. За этот полет ему было присвоено звание Героя Советского Союза, а день полета Гагарина в космос был объявлен праздником — Днем космонавтики.
С тех пор многое изменилось. Достоверность знаменитого гагаринского «поехали» попала под сомнение. А мощнейший в мире космодром достался после распада СССР Казахстану, но не один космонавт — гражданин этой республики так и не стартовал с Байконура, хотя уже давно есть кому.
- Международная космическая станция была построена 15 странами-участницами, которые финансировали изначально этот проект, и при постройке у них была создана нормативно-правовая база, на основании которой на станцию могут летать только космонавты только этих стран, — рассказывает казахстанский космонавт, так и не полетевший к звездам, Айдын Айымбетов.
В строительстве космодрома Байконур с 1955 года принимали участие национальные аэрокосмические агентства Америки, Японии и Канады, восемь стран-участниц Европейского космического агентства, Роскосмос. А в 1995 Россия договорилась с Казахстаном об аренде космодрома за 115 миллионов долларов в год до 2050 года. Сомнения в правильности этого решения начались в массах позже, когда и у Казахстана появились свои профессиональные космические летчики. Но надежда у отечественных космонавтов выйти в космос появилась.
- На коллегии Национального космического агентства 11 января 2009 года премьер-министр РК Масимов дал поручение председателю агентства, что есть договоренность между Нурсултаном Назарбаевым и российским президентом Медведевым о включении в состав экипажа казахстанского космонавта, — сказал космонавт Айымбетов.
За такую услугу россияне запросили у казахстанцев 40 миллионов долларов, столько стоит и туристическое путешествие в космос. Казахстан согласился на эти условия, запланировав дату полета на 30 сентября того же года. На основании этого между Роскосмосом и Казкосмосом был заключен договор. Но в начале года разразился мировой экономический кризис, и в марте республиканская бюджетная комиссия секвестировала бюджетные средства, они были отозваны, и полет казахстанского космонавта был перенесен «на более благоприятное время».
А тем временем за период с 2002 года до 2009-го в Казахстане была произведена подготовка двух профессиональных космонавтов — Айдына Айымбетова и Мухтара Аймаханова. Они могут не только эксплуатировать системы транспортного космического корабля, но и ремонтировать системы международной космической станции. Однако с каждым годом мечтателей о небе продолжали кормить обещаниями о полетах.
- После того как контракт о полете казахстанского космонавта был расторгнут, я вернулся в Казахстан. Скажу, что в равной степени мне, как и Аймаханову Мухтару, были предложены должности в Национальном космическом агентстве. Но человек имеет право выбора. Аймаханов выбрал идти по другой дороге, я решил остаться в космическом агентстве, — вспоминает теперь уже заместитель начальника филиала АО «Национальный центр космических исследований и технологий» Айдын Айымбетов.
Космонавт Мухтар Аймаханов действительно выбрал несколько иной путь. Он, видимо, был рожден все-таки летать. Для достижения главной цели в жизни он решил принять гражданство России. Именно таким образом он видит способ для осуществления самого желанного — постичь космические просторы.
Однако, казалось бы, остается еще один вариант для допуска казахстанских космонавтов к полету — это квоты за счет тех стран, которые строили Байконур. На Америку, Европу или Японию рассчитывать не приходится. Россия же, как оказалось, в настоящее время не может планировать за свой счет вылеты ни российских туристов, ни казахстанских космонавтов.
- В настоящее время космические челноки — шаттлы — заканчивают свою программу, и вся нагрузка по доставке экипажа и груза на международную космическую станцию ложится на российские ракеты-носители «Союз». Это первое. И второе: Роскосмос в настоящее время пристыковал к международной космической станции несколько лабораторных модулей. И поэтому в настоящее время Россия не может планировать за счет своей квоты ни российских туристов, ни казахстанских космонавтов, — объяснил космонавт.
Надо отметить, что космонавты стараются обходить разговоры о своей работе, а тем более о проблемах в ней стороной. Айымбетов — единственный из космической элиты, кто смог с нами встретиться. Или, вернее сказать, захотел. Он поделился, что все же надеется — более молодое поколение сможет внести реальный вклад в развитие казахстанской космонавтики.
- Я думаю, это вопрос будущего, космонавты у нас подготовлены. Переговоры о включении казахстанского космонавта ведутся, и полет на международную космическую станцию и на околоземную орбиту — это вопрос будущего, возможно, нескольких лет. Но полет состоится. Допустим, не нас подготовят, а других молодых ребят, — мечтает Айдын Айымбетов.
Однако он говорит, что,поскольку возрастных ограничений для полетов в космос нет, полет остается быть «одним из самых больших желаний», свершение которого власти когда-нибудь обеспечат. А еще в канун юбилейной даты космонавт отмечает, что неплохо было бы им решить и некоторые социальные вопросы космонавтов, а то все как-то на обещаниях и зиждется.
- Квартирным обеспечением. По прибытии в Астану я, как любой госслужащий, прибывший для продолжения дальнейшей службы, арендую квартиру, хотелось бы иметь, конечно, свою. Но обещать (на вопрос «а вам обещали?» — авт.)... опустим этот вопрос об обещаниях, — посмеиваясь, сказал казахстанский космонавт.
Вот так трудится известный профессиональный космонавт Казахстана в стенах обычного кабинета Национального центра космических исследований. А ведь мог бы и летать в космос, его именно этому учили. Только зачем? Ведь рокот космодрома ему давно уже не снится.

0 коммент.:

Отправить комментарий