18.04.11

И Россия скоро тоже станет Russia?

Политолог, заместитель председателя партии "Ак Жол" Бурихан Нурмухамедов - убежденный сторонник перехода казахского языка на латиницу. 
 
Автор: Михаил ПАК
 
Он довольно часто высказывает свое мнение на этот счет, однако читателю оценить уровень аргументации эксперта до последнего момента было довольно сложно - немногие изучают научные работы, изобилующие большим количеством терминов. Любопытно, что позиция специалиста последовательно развивается - сначала он выступал за переход казахского языка на латиницу, позже - обозначил дату, когда можно принять решение о переводе - речь идет о 2012 годе, а вскоре и вовсе заявил, что Россия тоже будет вынуждена со временем перейти на латиницу.
В своем интервью ИА REGNUM он обосновывает данную позицию.
ИА REGNUM: Вы заявили о том, что переход на латиницу будет осуществлен в 2012 году. На чем вы основывали свое заявление? Кроме того, вы же знаете, что когда президент призвал рассмотреть идею перевода казахского языка на латиницу, в экспертном сообществе была очень жесткая полемика и подавляющее их число пришли к выводу, что лучше с этим вопросом не торопиться?
- Я хотел бы сначала рассказать предысторию. В ноябре 2010 я публиковал в газете "Свобода слова" свой прогноз относительно возможности перевода казахского языка на латиницу. Оно было связано с заявлением министра культуры Мухтара Кул-Мухаммеда по этой теме. Еще тогда я написал, что решение о переводе может быть принято в ближайшие годы — и вероятнее всего, в 2012 году. Возможно, власти прибегнут к отмене постановления 1939 года о переводе казахского языка на кириллицу. При этом, скорее всего, будет проведен подготовительный переходный период для перевода на новый алфавит — где-то шесть-семь лет.
Теперь о том, на чем я основываю свое мнение. Я отдаю себе отчет — и важно, чтобы все отдавали себе ответ в том, что это важный, фундаментальный шаг. И спешки в нем никак не может быть. Другой вопрос — не менее важен. Он звучит так: когда же именно будет принято это решение? С учетом того, что президент в этом отношении уже высказался, эксперты — уже успели начать дискуссию, которая ведется уже в течение четырех-пяти лет — информационное агентство "Казинформ" и правительство Казахстана уже начали кое-какую работу в этом направлении (речь идет о том, что сайты "Казинформа" и кабинета министров выходят в том числе и на латинице — ИА REGNUM). И это важно — некая внутристрановая подготовленность, получается, уже есть. А значит, осталось принять принципиальное решение о переводе казахского языка на латиницу. Я подчеркиваю — сам перевод должен быть осуществлен через пять, может быть, десять лет. Но сейчас необходимо перешагнуть через этот психологический барьер, принять решение.
ИА REGNUM: А при чем тут 2012 год? Какое он имеет отношение к казахскому языку?
- Здесь есть несколько нюансов. Первый президент Казахстана хочет остаться в истории, не только как первый глава независимого казахского государства, но и как строитель основ государственности. Он заложил новую столицу, например. И теперь сама историческая логика диктует, чтобы судьбоносное решение, которое определит будущее казахского языка, было принято при нем. Теперь о механизме. В 2012 году должен состояться Курултай тюркских народов. На мой взгляд — есть у меня такое экспертное ощущение, — именно в рамках такого масштабного мероприятия можно и нужно объявить о непростом, но глобальном в рамках казахского языка решении. Я хочу заострить ваше внимание на том, что это мой прогноз, основанный на анализе существующей ситуации. Никакой инсайдерской информации у меня нет.
ИА REGNUM: А если государство не решится, вопреки вашему прогнозу, принять решение о переходе на латиницу?
- Тут есть два момента — они оба касаются того, каким будет принятое решение — государственным или нет. Я допускаю, что институты власти не подключатся к принятию решения — ни президент, ни правительство, ни парламент не захотят брать на себя ответственность. Но тогда ключевое решение может быть принято в ходе Курултая казахов. Поскольку тема касается только казахского этноса, и решение может принять казахский этнос. Теперь давайте детально остановимся на том, в каком виде оно может быть принято? Тут очевидно, что поскольку в 1939 году было принято Постановление о переходе на кириллицу, его надо отменить и вернуться к ситуации, которая сложилась до 1939 года. Я уже говорил, что вопрос решается, и будет решаться казахским народом, как частью тюркских народов. Вообще, очень важно осознавать, что Казахстан — является частью тюркского мира, а в этом мире большинство стран, которые гораздо крупнее нас по численности населения, уже сделали первые шаги по направлению к латинице. Это Узбекистан, Азербайджан, Турция. Казахстан не должен в этом отношении отставать от соседей.
ИА REGNUM: Есть один нюанс — мне он кажется важным. С 1939 года для казахского языка в рамках кириллицы было сделано немало — в частности, переводы всемирной литературы на казахский язык. У вас нет экспертного ощущения, что перевод на латиницу нанесет удар по казахскому языку — ведь за бортом языка тогда останется все то, что делалось для него 70 лет?
- Я думаю, что если переходный период будет достаточным, никаких потрясений язык не испытает.
ИА REGNUM: За шесть-семь лет переходного периода можно охватить пласт переводов, осуществлявшихся 70 лет?
- Ну, хорошо. Я говорил шесть-семь лет — пусть будет больше, пусть будет лет 15. Я думаю, что ни материальных, ни технологических затрат не будет. Вопрос чисто психологический — как воспринимать новый алфавит.
ИА REGNUM: А затраты на перевод литературы вами учитываются?
- Многие просто не понимают — его можно осуществить автоматически, посредством транслитерации.
ИА REGNUM: Нынешние студенты пока что имеют окно в мир посредством кириллицы. Не создаст ли для них переход дополнительных неудобств?
- Как раз студенты — та категория людей, которая меньше всего будет испытывать затруднения.
ИА REGNUM: Почему?
Потому что эта категория людей уже пользуется компьютером, пользуется сотовой связью, айподами, айпэдами. Они везде сталкиваются с переходом на латиницу — и они просто перестанут переключать клавиши. Эта категория людей будет испытывать наименьший дискомфорт, связанный с переходом на латиницу. Они будут находиться в современном информационном потоке — поэтому для них этот вопрос будет проще. Мне кажется, что они из чистого любопытства будут транслитерировать целые тексты. Вопрос в том — о каком языке мы сейчас говорим. Мы говорим — о казахском языке. Давайте для примера прикинем — вот приехал казах из Китая. Он изучал казахский. Приедет с Турции казах — он тоже знает казахский язык, но и он тоже ничего не понимает из-за этой кириллицы. Поэтому надо говорить, прежде всего, о том, что казахам, находящимся за рубежом, будет очень удобно читать казахскоязычные тексты. Местная молодежь тоже выигрывает — ей будет легче переходить на изучение европейских языков, на которых и сделано 90 процентов достижений в науке и технике. То есть, для тех, кто находится в этом потоке — для них больших проблем как раз не будет. Проблемы будут быть может, у старшего поколения. Но я говорил о переходном периоде — а после него должен быть запланирован еще более длительный этап параллельного существования. И тогда настрой будет нужным — только тогда новое поколение будет мыслить себя в этом контексте.
ИА REGNUM: Какую форму написания различных звуков вы видите?
- Я думаю, будет логична та форма написания звуков, которая существовала до 1939 года. Кстати, очень важно, что и Россия задумывалась над переходом на латиницу. Существовала целая комиссия. Но в 1930 году работа этой комиссии была остановлена решением Иосифа Сталина, а потом члены комиссии подверглись репрессиям.
ИА REGNUM: Да, вы как раз говорили, что и Россия стоит перед таким же выбором — перехода на латиницу. Откуда у вас такая информация?
Это тоже ощущение, но оно имеет под собой вполне реальные основания. Россия стремится в Европу, Россия стремится в НАТО. При этом цивилизационно она хочет оставаться отдельной территорией — и для этого создает целый сегмент на кириллице в интернете (речь идет о домене "рф" — ИА REGNUM). Я думаю, у такого начинания больших перспектив не будет. В самой России есть татарский народ, башкирский народ, которые тоже будут со временем переходить на латиницу. Буквально одно, может два поколения — и России надо будет повсеместно переходить на латиницу. Но тогда — вся Европа будет говорить с Россией если не на одном языке, то хотя бы в рамках единого понимания букв. Это всемирный тренд — даже арабские страны переходят на латиницу. Я был удивлен — как Китай будет переходить на латиницу? Они набирают текст, как он звучит на латинице — и автоматически текст выдает варианты написания слова иероглифами. Даже здесь — проще пользоваться латиницей.
ИА REGNUM: Вы рассматриваете переход на латиницу только в контексте развития языка, или считаете, что латиница принесет еще какие-то профиты?
- Представьте себе — модернизационные проекты скрывает латиница. Мы будем более вовлеченными, будем более открытыми, более доступными. Меньше будет проблем с компьютерными программами, международными кодами... Плюсов от перехода на латиницу очень много. Нам нужно всего лишь преодолеть психологический консерватизм, но я уверен — с течением времени он пройдет.
ИА REGNUM: Применительно к латинице — когда, на ваш взгляд, Казахстан станет моноязычной страной?
- Я не думаю, что в этом вопросе надо спешить. Я думаю, что через несколько десятилетий монолингвизм придет в Казахстане сам по себе.
ИА REGNUM: А с чем связано, на ваш взгляд существующее мнение о том, что необходимо форсировать языковую проблему?
- Изучение казахского языка — это отдельный вопрос, который будет существовать и в рамках латиницы, и в рамках кириллицы.
ИА REGNUM: Я вот к чему веду — если я мыслю русским языком, значит, я мыслю кириллицей — а значит, переход на латиницу еще больше отдаляет меня от казахского языка, разве нет?
- Нет. Вы каким шрифтом написали мне ваш адрес электронной почты? В вашей электронной почте написано русское слово, но с помощью латиницы. Не будет никаких проблем. Вы же не испытываете дискомфорт с написанием русских слов латиницей — так же будет и с казахским. Для продвинутой молодежи не будет проблем. Проблемы будут у тех, кто живет вне международного контента — в селе, например. Знает только кириллицу, русский язык — вот для такой категории людей переход будет осуществляться сложно. Но это настолько ничтожный сегмент, что его обучения вы даже не заметите.
ИА REGNUM: То есть, вы настаиваете на том, что проблема перехода на латиницу — слишком политизируется?
- Конечно. Конечно! Я еще раз повторяю — это проблема самих казахов, не более. Люди, знающие казахский язык — знают, что латиницей писать проще. Потому что даже клавиатура — русская кириллица доставляет им психологический дискомфорт. Не говоря уже о том, что за границей — вообще нигде нет такого переключения. Кто-то из критиков этой идеи однажды написал, что он не согласен — латиницей — потому что находился за границей.
ИА REGNUM: Поэтому необходимо начинать с детей по вашей логике?
- Необходимо преподавать казахский на латинице детям — потому что мы упускаем возможности. Более того, я скажу, что не согласен с политикой триязычия — дети не должны с шести лет изучать русский, английский и казахский одновременно. Они должны изучать только казахский. До 10—12 лет. Остальные языки — надо изучать, как иностранные. А у нас с первого класса — бюджетное финансирование, программы — и бедные дети не выдерживают, потому что это очень сложно. Мир познается на одном языке. Но другой вопрос, что в отношении всего, что касается преобразований в культурной, гуманитарной сфере — надо ввести минимальный срок на изменение — одно поколение. Это 20—25 лет.
Да и потом, я повторяю — через некоторое время и в России осознают, что переходить на латиницу необходимо. Необходимо переводить всю русскую литературу. Через какое-то время мы будем идти с Россией в едином русле. И тогда проблем с изучением английского и русского не будет — сам алфавит будет помогать казахам изучать иностранные языки.
Ведь, повторю, само решение о переходе на кириллицу произошло в тоталитарные годы, в конце 30-х годов прошлого века. И переход — был основой советского изоляционизма. До этого момента было мнение, что социализм надо строить с помощью латиницы. И русский язык будет на латинице. И только потом изоляционисты сыграли на том, что СССР должен быть отдельным миром. И протащили через насильственное насаждение кириллицы многие народы. Поэтому сейчас переход на латиницу — я считаю неким этапом деколонизации сознания. Этот этап, безусловно, надо проходить. А это, в свою очередь, необходимо, чтобы понять свое место и ответственность за территорию, народ и так далее.
Источник: ИА REGNUM

0 коммент.:

Отправить комментарий