31.03.11

Не участвуем, но активно наблюдаем!

На днях со своими павлодарскими активистами встретились руководители ОСДП «Азат» Булат Абилов и Петр Своик. 
 
Автор: Александр БАРАНОВ
 
В кулуарах партийной конференции мне удалось поговорить с несостоявшимся кандидатом в президенты Булатом Абиловым и обсудить с ним и «кривые» выборы, и горячее желание «Азата» влиться в состав избиркомов, и виды социал-демократов на парламент.
- Булат Мукишевич, часть оппозиционных сил считает выборы нелегитимными и бойкотирует, ваша партия — заявила о своем неучастии в них. Объясните, в чем разница?
- Бойкот — это активное неучастие. Мы как серьезная ответственная политическая организация на самом деле считаем, что эти выборы неправильные, незаконные. Это спектакль. Мы говорим, что не выдвигаем кандидата, не пойдем в этот день голосовать, но в то же время наша партия будет активно наблюдать за процессом. Несколько тысяч наших людей будут находиться в избирательных комиссиях с правом совещательного голоса.
- Объясните, за чем вы будете наблюдать, если вашего кандидата на выборах нет?
- За двадцать лет избирательных процессов в Казахстане ни разу не было честных выборов. Сейчас впервые появилась возможность выставить наших партийных активистов в качестве наблюдателей. Наблюдать есть за чем: прежде всего, это явка. Мы считаем, что она будет низкой. Но власть, естественно, постарается сделать ее высокой, чтобы продемонстрировать поддержку народом президента.
Мы считаем, что возможны вбросы, «карусели» и другие вещи. Это надо выявлять и фиксировать. Если это будет носить массовый характер, должна быть реакция и внутри страны, и за границей. И мы не можем как политическая партия, не участвуя в выборах, отказаться от контроля за выборами.
- Рахат Алиев в своей книге «Крестный тесть» по этому поводу говорит, что реальный расклад голосов и процедура их подсчета никогда не влияли на итоги выборов потому, что власть использовала второй комплект бюллетеней. Не получится ли и здесь что-то подобное?
- Наверное, есть такие технологии. Но самая простая технология, которую применяет власть, — просто переписывание бюллетеней. Скажем, в предварительных протоколах на участках могут стоять реальные цифры, а когда они свозятся в областные или Центральную избирательную комиссию, пишутся совсем другие протоколы с «правильной» процентовкой. Они не делают лишнего напряжения с дополнительными урнами и бюллетенями. Это никому не надо, поверьте. Они знают, что народ у нас не готов выйти протестовать и потребовать пересчета голосов. Поэтому они и думают — раз народ молчит, то сядем в ЦИКе и сами перепишем протоколы. В трех последних кампаниях (2004, 2005 и 2007 годы) фальсификации были в ЦИКе.
- Ваш коллега Своик сказал, что нынешние выборы последние, которые будут проходить нечестно. Вы действительно верите, что следующая избирательная кампания будет отличаться от тех, к которым мы привыкли?
- Все равно каждые выборы становятся чище. В 2004 и 2005 годах выборы были ужасными. В 2007 — чуть-чуть почище.
- Это когда страна получила полностью однопартийные маслихаты и парламент?
- Я имел в виду не это. А то, что в ходе кампании разрешали больше встреч, давали больше времени в телевизионном эфире. Да, посчитали они ужасно, фальсификации тогда были страшные. Но сейчас мы можем выставить несколько тысяч человек, которые будут почти в составе комиссии — представляете?! То есть наш активист будет сидеть за одним столом с ними назначенной акиматом избирательной комиссией — авт.). А на следующие парламентские выборы мы выставим на все десять тысяч участков своих активистов, которые будут держать их за руку. Да, будут фальсификации, но они уже будут не такие масштабные.
- Раз вы уже открыто говорите о репетиции партийных наблюдателей к парламентским выборам, значит, верите в то, что вам дадут возможность пройти в Мажилис?
- Мы уверены, что парламентские выборы будут, и скорей всего, уже в этом году. И мы уверены, что если будет более-менее нормальный подсчет голосов, то абсолютно на равных выступим с «Нур Отаном». Мы знаем, что мы конкурентны, и знаем, что люди придут за нас голосовать. Самое главное — отстоять наши голоса.
- Высказывается мнение, в частности Сергеем Дувановым, что ваше сегодняшнее участие в выборах в качестве наблюдателей является следствием некой договоренности с властью. Мол, таким образом президентские выборы получат необходимую легитимность, а взамен ОСДП «Азат» в качестве бонуса предоставили гарантию прохода в Мажилис.
- Сергея я хорошо знаю и уважаю, но ему не угодишь. Участвуешь в выборах — плохо, не участвуешь — опять плохо. Хочешь наблюдать за выборами — снова плохо. Он должен понять, что у нас большая и ответственная организация. Мы не участвуем в выборах и уже тем самым не легитимизируем их. Если завтра будут массовые фальсификации, мы об этом скажем. Но как мы узнаем о них, если не будем участвовать в подсчете голосов?
- При честном раскладе на парламентских выборах кто может пройти в Мажилис?
- Уверен, что пройдут две партии — «Нур Отан» и наша ОСДП «Азат». Конечно, могут быть самые разные варианты. Парламент может оказаться и трехпартийным. Но что он уже не будет однопартийным, это однозначно.
- С вашей партией и вами лично всегда связывали популярную оппозиционную газету «Свобода слова». В начале года ее редактор Гульжан Ергалиева ушла со своего поста, и издание, по мнению читателей, сильно изменилось. В СМИ и Интернете прозвучали предположения, что смена редактора стала следствием закулисной сделки «Азата» с «Ак ордой». Партия-де передала Администрации президента контроль над газетой взамен на места в новом парламенте.
- Владельцами газеты мы были вместе с Гульжан Ергалиевой, мы создавали эту газету, мы ее раскручивали. Естественно, я вкладывал финансовые ресурсы, Гульжан вела интеллектуальную работу. Было ее заявление по этому поводу. Никакой Администрации президента она свою долю в газете не продавала, с этими людьми я не встречался. Газета может чуть-чуть меняться, там новый редактор. Но что она развернется на 180 градусов — такого нет и не может быть.
- Лидеры «Азата» утверждают, что они против потрясений, подобных арабским. И одновременно вы признаете, что нынешний режим потерял способность к реформированию. Не кажется ли вам, что спокойной смены президентов у нас уже не может быть?
- Отчасти вы правы. Да, мы не хотим социальных потрясений и в то же время понимаем, что если произойдут какие-то массовые выступления, то власть может пойти на жесткие меры, вплоть до стрельбы. Если ситуация будет осложняться и накаляться, то мы готовы возглавить народное выступление. Но переводить его в плоскость жесткого противостояния считаем неправильным. На жесткие меры способна пойти только власть. Мы же — мирно настроенные люди. Считаем, что сейчас, после того, что произошло в арабском мире, власть должна пойти на политическую либерализацию.
- Чем вы объясняете феномен профессионального долголетия Карима Масимова, столь непривычный для нашего политического Олимпа? И чего ему ждать в ближайшем будущем?
- Я согласен, долголетие непривычное — в январе исполнилось четыре года премьерству Масимова. Масимов суперлояльный президенту. Он его устраивает, ни на что не претендует, никаких политических амбиций у него нет. Но сейчас после 3 апреля согласно Конституции правительство пойдет в отставку, и, я думаю, будет новый премьер-министр.
- Кто, по-вашему, им станет?
- Может быть, Келимбетов. Может быть, Шукеев, Джаксыбеков. Может быть, Мусин.
- Уже месяц как усиленно обсуждают заявление Рахата Алиева о неких секретных договоренностях между Астаной и Пекином. Якобы казахстанские власти заручились политическими гарантиями на случай волнений, и в обмен на 1 млн га сельхозугодий в страну для поддержания режима могут войти до 200 тысяч китайских миротворцев. Вы верите в это?
- Нет, это провокация. Я считаю, что Рахат Алиев занимается сейчас в части передачи миллиона гектаров земли пиаром. Никаких китайских миротворцев, никакой передачи земли не будет. Это невозможно. Власть не сошла с ума. Рахат Алиев говорит, что у него имеются документы. Пусть тогда он их опубликует.
- И что, по-вашему, скрывается за антикитайской истерией?
- Желание нагнетать обстановку в Казахстане. Как он (Алиев) считает: люди не выходят на протест, хотя растут цены и тарифы, ухудшается социальное самочувствие... И что бы такое придумать, чтобы вывести казахстанцев на улицы? А, китайцам миллион гектаров отдал Назарбаев! Я не верю в это. Да, отдают месторождения. Да, берут кредиты у Китая. Да, идет экономическое сотрудничество и какое-то политическое сближение. Но миллион гектаров?!
- А что скажете насчет еще одной «сенсации» от Алиева — скана паспорта Сары Алпысовны Назарбаевой, в котором она записана под своей девичьей фамилией Конакай? Как думаете, Алиев прав, когда заявляет, что президент вводит казахстанцев и ЦИК в заблуждение относительно своего семейного положения и на самом деле он уже с 2003 года разведен?
- Это возможно. Я знаю, и мне говорили, что... у многих высокопоставленных чиновников, в том числе и у Каната Саудабаева — помните, печатал Рахата Алиева? — российское гражданство и дома на Рублевском шоссе. Есть паспорта Гондураса. Помните — людей Рахата Алиева захватывали, и у кого-то были гондурасские паспорта? У многих наших депутатов, у министров есть гондурасские паспорта, потому что их паспорт можно купить за тысячу долларов и с ним передвигаться в других странах.

0 коммент.:

Отправить комментарий