22.03.11

Просто сфотографируем списки проголосовавших!

Единственное, чем должны заняться наблюдатели на этих выборах, это фотографированием списков избирателей, считает юрист Сергей Уткин. 
 
Автор: Сергей УТКИН
 
Все остальное, по его мнению, контролировать совершенно ни к чему. Все равно в списках избирателей должны стоять росписи тех, кто якобы приходил голосовать, и по ним всегда можно определить – подделана она или нет, проживает ли реально такой избиратель по указанному адресу или в списках присутствуют «мертвые души». Ниже предлагаем размышления г-на Уткина по этой теме.
Легитимность Назарбаева подтверждается выборами, а легитимность выборов — наблюдателями. Но чем подтверждается легитимность вердиктов независимых наблюдателей? Здесь, на мой взгляд, возможны два варианта. Либо у организации, выставляющей наблюдателей, должен быть такой весомый авторитет, что люди примут ее заключение, что называется, на веру. Либо наблюдатели должны представить обществу доказательства, достоверность которых смог бы проверить любой сомневающийся.
Очевидно, что с авторитетными наблюдателями будет «напряженка». Я уж не говорю про сотни наблюдателей от СНГ, партии «Нур Отан» и прочих прикормленных и родственных структур. Сегодня, например, после председательства Казахстана даже к заключению наблюдателей от ОБСЕ многие могут отнестись с... пониманием. Авторитет ведь дело такое: приобрести тяжело, а растерять можно очень быстро.
Если бы на предстоящих президентских выборах была реальная конкуренция, наблюдателям пришлось бы отслеживать многие аспекты. Однако сейчас в Казахстане сложилась уникальная ситуация. Все прекрасно понимают, что нет совершенно никакого смысла тратить силы и средства на работу тысяч наблюдателей, чтобы определить, на сколько десятых от 95% будет отличаться результат «победы» Назарбаева над другими кандидатами и кто из них на сколько-то там десятых от 1% голосов наберет больше или меньше.
Вся интрига нынешних выборов заключается исключительно в явке избирателей. Все это прекрасно понимают. Поэтому агитации за явку на выборы сегодня в Казахстане даже больше, чем агитации за кандидата Назарбаева. Поэтому оппозиция намерена контролировать только явку избирателей: как вариант — можно было бы установить видеокамеры и снимать, сколько человек реально зайдет на избирательные участки.
Однако такой способ контроля, на мой взгляд, малоэффективен. Потому что, во-первых, у власти отработан механизм прогона через избирательные участки «артистов», играющих роль избирателей. Уверен, что спецслужбы достоверно установят, на каких участках оппозиция ведет подсчет прибывающих для голосования избирателей с использованием видеокамер, и на эти участки организованно приедут сотни «избирателей». Автобусы высадят их метров за 500, заходить они будут не вместе, а с некоторым интервалом, так что спектакль будет организован на должном уровне.
Кроме того, «кураторы», по слухам, напрягают каждого члена избирательной комиссии привести на участок в день выборов любых 30—40 человек под видом избирателей. И покорные учителя, врачи и прочие запуганные члены комиссий уговаривают родственников и знакомых поучаствовать в этом «карнавале». И что потом — прикажете поверить такому «кино»?
Во-вторых, кто будет просматривать видеофайл продолжительностью более 12 часов? Я уже не говорю про технические сложности: попробуйте записать видеофайл такой продолжительностью, да чтобы качество было более-менее нормальным.
Самый простой способ установить реальную явку избирателей — это проверить списки избирателей непосредственно перед или сразу после окончания голосования. В списках будет стоять роспись каждого избирателя, получившего бюллетень для голосования. Если такие списки с подписями, например, выложить для всеобщего обозрения, любой человек сможет посмотреть — голосовал ли он сам, его родственники, знакомые и соседи, а затем показать им фотографии списков и спросить — ими ли проставлена подпись или подделана. Так элементарно выявляется фиктивное голосование за любого реального человека.
Или же любой сомневающийся может проверить проголосовавших избирателей в своем доме, подъезде, на своей улице. В результате могут быть выявлены проголосовавшие «мертвые души», которые на самом деле не живут по указанным в списках адресам.
Естественно, что сама власть такой честной проверки боится как огня и ни за что не обнародует списки избирателей. Для этого будут придуманы всевозможные причины. Однако такая возможность имеется у независимых наблюдателей, которым закон прямо разрешает использовать фото- и видеоаппаратуру при наблюдении за оформлением результатов голосования «в условиях, обеспечивающих возможность четкого обозрения всех процедур». Переводя на обычный язык, можно констатировать, что закон прямо разрешает наблюдателям фотографировать списки избирателей по окончании голосования, чтобы убедиться — сколько и кто из избирателей приходили голосовать и расписались в получении бюллетеней.
Центральная избирательная комиссия, намереваясь помешать наблюдателям сфотографировать списки, намеренно уклоняется от прямого ответа на прямой вопрос, публично заданный со страниц газет, а также в официально направленных запросах. ЦИК не может прямо разрешить фотографирование, потому что понимает, что вся заготовленная схема фальсификаций явки избирателей будет разоблачена, а члены участковых комиссий, которые лично расписываются за выдачу каждого бюллетеня, испугаются уголовной ответственности за фальсификации. Также ЦИК не может открыто запретить фотографирование списков наблюдателями, потому что тем самым прямо выставит себя нарушителем закона о выборах и организатором фальсификаций.
Естественно, что участковые избирательные комиссии постараются противодействовать наблюдателям, чтобы не дать сфотографировать списки избирателей. Наиболее популярным доводом будет то, что своим фотографированием наблюдатели будут «мешать ходу голосования или подведению итогов голосования». Впоследствии ЦИК прокомментирует, что «мешать ходу голосования или подведению итогов голосования» наблюдатели не имеют права — так записано в законе. А на вопрос — можно или нельзя было фотографировать списки избирателей — прямого ответа так и не будет.
Тем не менее, думаю, что единственное, чем должны заняться наблюдатели на этих выборах, это фотографированием списков избирателей. Все остальное контролировать совершенно ни к чему. Пусть действующая власть водит на избирательные участки целые хороводы «артистов» по «карусельным» схемам — зачем их считать, фотографировать и заниматься прочей бесполезной работой? Пусть вбрасывают любое количество бюллетеней в урны. Все равно в списках избирателей должны стоять росписи тех, кто якобы приходил голосовать, и по этим росписям всегда можно определить — подделана она или нет, проживает ли реально такой избиратель по указанному адресу или в списках присутствуют «мертвые души».
Итак, наблюдателем может быть любой дееспособный человек от любой некоммерческой организации. Удостоверение наблюдателю выписывается в произвольной форме с указанием его фамилии, имени и отчества и скрепляется росписью руководителя и печатью организации. Прибыв на избирательный участок, к примеру, минут за 30 до окончания голосования, наблюдатель должен быть зарегистрирован в специальном журнале учета при предъявлении удостоверения личности и удостоверения от некоммерческой организации. Затем предъявляется требование участковой комиссии о фотографировании списков избирателей.
С самого начала диалога о регистрации в журнале и предоставлении списков избирателей необходимо все записывать на видео или хотя бы на диктофон. Если будет отказ, свое требование необходимо повторить несколько раз и настаивать на мотивированных объяснениях. Если будет разрешено фотографировать, сделать около 100 снимков (столько примерно страниц в списках избирателей на каждом участке). Функции аудио- и видеозаписи сегодня имеются практически в каждом простейшем цифровом фотоаппарате или сотовом телефоне.
Результат такого краткосрочного наблюдения расставит точки над «i» на этих выборах. Либо будет доказана организация фальсификации явки избирателей и незаконный запрет на ознакомление наблюдателей со списками избирателей. Либо общество получит возможность наглядно убедиться — была ли сфальсифицирована явка избирателей или нет (если списки с подписями избирателей будут доступны для независимой проверки).

0 коммент.:

Отправить комментарий