22.03.11

Жизнь за чертой бедности

По статистике около 7 процентов казахстанцев проживают за чертой бедности - это, когда доход составляет меньше прожиточного минимума, то есть менее 14 644 тенге. 
 
Автор: Анастасия СТРОКОВА
 
А как назвать людей, чей совокупный доход составляет 3 тысячи тенге в месяц? Усть-каменогорский фотограф Андрей Вологодский опубликовал этот фоторепортаж на российском сайте http://photopolygon.com, но по-настоящему его глубину смогут прочувствовать только казахстанцы.
Лидия Геннадьевна в прошлом воспитательница детского сада, но об этом теперь напоминают только фотоснимки. Тогда в ее доме было тепло и уютно, как у всех. Потом умер муж. Начались девяностые. Детский сад при аэропорту закрыли одним из первых. Она пошла торговать семечками на рынке — стыдно, но на что-то же надо жить?
Сейчас женщине 62 года. Несколько лет назад случилась несчастье: упала в открытый колодец. Долго не вставала с постели. Да и теперь редкий день может подняться на ноги. Неправильно сросшиеся кости болят невыносимо.
Из-за болезни и бумажной волокиты уже четыре года не удается оформить необходимые документы. Вовремя не сменила паспорт на удостоверение, отсюда и все проблемы. Да еще и фамилия в документах по-разному написана...
- Подсолнечное масло, что на столе, мы не едим. Бережем. Это для свечи, — поясняет Лидия Геннадьевна. В доме, где нет электричества, это единственный источник света. Его едва хватает на чтение перед сном.
Время в одиночестве тянется долго. Скоро должен вернуться со случайных заработков единственный родственник бабушки — Анатолий. Сам он из Капчагая, приехал помочь искалеченной падением женщине. Да так и остался, ей без него никуда.
К обеду — борщ, который по сути является жиденькой похлебкой. Все продукты для супа переданы соседями. Есть среди них добрые люди, которые то сухарями помогут, то с огорода, чем смогут.
Температура зимой в Усть-Каменогорске достигает -45 градусов. Лидия Геннадьевна рассказывает, что когда стоят морозы, согреться невозможно. Дома около шести градусов тепла. Спать приходится в верхней одежде и валенках.
После поисков топлива домой пришел Анатолий. Сейчас он делает «куклу». Весь мусор, который удалось найти — тряпье, бутылки, коробки, полиэтилен — он «пеленает». А потом это — в печь. Чтобы не расплавилось в руках.
Благодаря Анатолию, в этом доме есть деньги. Он вяжет не только веники — основной источник их дохода, но и варежки, носки. В месяц это выходит не больше 3-х тысяч тенге. Он бы и рад выйти на работу, но Лидия Геннадьевна без него пропадет.
Еще с ними живет кот Тимофей. Очень даже упитанный и шустрый. Любимое блюдо для него — картофельные очистки.
По словам жильцов, стены закопчены из-за того, что соседи однажды забили трубу тряпьем. Вот дым и повалил вовнутрь. Дело в том, что избушка, в которой они живут — на двух хозяев. Две комнатки у одних, столько же у других. Но у соседей меньше шести-восьми человек не проживает. Понятное дело, тесно... Вот и надеются, говорит Лидия Геннадьевна, себе их половину присвоить, потому пакостят.
Суп на этот раз на «мясе». Так здесь называют хрящевые косточки.
К слову, бутылок здесь не найти даже среди хлама, который ждет своей очереди, чтобы отправиться в печь. Здесь — не пьют.
В доме нет ни газа, ни туалета, ни воды. Вместо туалета используют тазик, а за водой приходится ходить к колонке. В мороз, когда здешняя колонка замерзает, люди со всей улицы отправляются за несколько километров — к другой. Везут воду на санках и на флягах с колесами.

В октябре документы Лидии Геннадьевны были направлены в Министерство юстиции. Новое удостоверение, по которому уже можно сделать пенсионное, должно было прийти 22 декабря. Но вся партия документов за октябрь еще не пришла. Остается ждать.
В этом доме не всегда есть еда, зато есть — забота и уважение. Здесь никогда не ругаются и не жалуются на жизнь.

- Мы бы были счастливы, если пенсию начали платить. Тогда нам никакой помощи ни от кого не понадобилось бы, — говорит Лидия Геннадьевна. — Купили бы две тонны угля и зимовали бы в тепле.
Источник: Vox Populi

0 коммент.:

Отправить комментарий