18.03.11

Под Кремль подстелил соломки

Российские политологи назвали три основные причины визита казахстанского президента в Москву 17 марта: грядущие досрочные выборы, связанные с ними перестановки в высших эшелонах власти и обеспокоенность России ростом в стране-соседе китайского влияния. 
 
Автор: Вера ИЛЬИНА
 
Согласно официальной информации о том, как прошла встреча в загородной резиденции президента России «Горки», Дмитрий Медведев и Нурсултан Назарбаев в ходе переговоров обсудили состояние и перспективы взаимодействия по ключевым направлениям двустороннего сотрудничества. А именно — в области транспортировки нефтегазовых ресурсов и освоения углеводородов Каспийского шельфа, атомной и индустриально-инновационной сферах.
Президент Назарбаев в ходе встречи подчеркнул важность проведения таких мероприятий, как юбилейная встреча в рамках Шанхайской организации сотрудничества в Астане и 20‑летие СНГ, а президент Медведев пожелал главе Казахстана успехов на предстоящих президентских выборах.
Подстраховаться перед выборами
«Я прежде всего связываю этот визит с выборами, — отметил эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов. — И Назарбаев не одинок в такой практике. Большинство лидеров стран СНГ, у которых более-менее нормальные отношения с Россией, перед выборами обязательно наносят визит в Москву. Затем эти сюжеты очень активно крутятся по ТВ, демонстрируя населению, что у того или иного лидера государства СНГ в лучших друзьях числятся российские президент и премьер».
Елбасы поступает так далеко не в первый раз, напомнил эксперт. «Я помню выборы 1999 года. Тогда Нурсултан Абишевич не просто приезжал в Россию, но еще и добился того, чтобы тяжелобольной Ельцин приехал в Казахстан. Ельцин во время своего турне по ЦА предварительно ездил в Ташкент и там на аэродроме чуть не упал — его подхватили под руки. Потом он приехал в Казахстан и вручил высшую государственную награду России — орден Андрея Первозванного — Назарбаеву. Чего, наверное, казахстанская дипломатия в рамках своей пропагандистской кампании специально и добивалась. Все-таки значительное число граждан Казахстана — это русскоязычное население, пусть оно и уменьшилось в разы», — полагает Куртов.
Накануне встречи двух президентов некоторые наблюдатели указывали и на «китайскую компоненту» этих переговоров. Могла ли затрагиваться тема возможной передачи Казахстаном земли китайцам в обмен на гарантии Назарбаеву? Аждар Куртов полагает, что дыма без огня не бывает:
«У политических элит Казахстана и самого Нурсултана Абишевича есть привычка иногда скрывать какие-то свои отношения во внешней политике, особенно если они завязаны на финансах».
Здесь уместно вспомнить относительно недавнюю историю. «В 90‑х годах больше миллиарда долларов от иностранных инвесторов (полученных) за продажу пакета крупнейшего нефтяного месторождения Тенгиз были положены на секретный зарубежный счет.
И несколько лет это скрывалось. Это всплыло, когда швейцарская прокуратура искала деньги, связанные с делом Бородина, и обнаружила эти счета, — напомнил Аждар Куртов. — И только тогда Назарбаев был вынужден признать, что секретный счет существует. Но это было представлено не как счет лично президента и членов его семьи, а как счет правительства, которое в тяжелый период времени заныкало деньги на черный день. Для России это была не очень хорошая история, потому что, скрывая, что деньги есть, Казахстан добился от нее прощения существенных задолженностей».
Просто сверил часы
«Китайский вопрос» поднимался в ходе переговоров Медведева с Назарбаевым, считает заведующий отделом Центральной Азии Института стран СНГ Андрей Грозин, но несколько в ином контексте.
«Наверняка за скобками остался разговор по поводу российской обеспокоенности, а она есть и растет с каждым месяцем в связи с явно неумеренным ростом влияния наших китайских друзей на Казахстан. Вот этот тренд многих в Москве очень серьезно напряг. И я так понимаю, в русле политики многовекторности что-то было обещано Китаю и получено от Китая, теперь будет что-то обещано Москве и от Москвы получено. Потом, вполне возможно, будут Брюссель и Вашингтон. Это та самая ручная наладка политики многовекторности, которую Нурсултан Абишевич никому не доверяет, тем более таким «профессионалам», как г-н Саудабаев», — полагает политолог.
При этом обеспокоенность России вызвана конкретными проектами, которые Китай осуществляет или собирается осуществлять в Казахстане. Такие моменты в России воспринимаются очень серьезно, подчеркнул эксперт. «Есть боязнь того, что Китай слишком усилился в реальных конкретных проектах, за которыми стоят реальные большие деньги. Которые в конечном итоге и обеспечивают политическую привязку той или иной страны к тому же Пекину», — уверен политолог.
Но главное, для чего приезжал Назарбаев, по мнению Грозина, не в этом: «Я полагаю, что Нурсултан Абишевич приехал проинформировать непосредственно Медведева с глазу на глаз о том, как будет трансформироваться после 3 апреля ближайшее окружение президента Казахстана — кто станет премьером, кто возглавит те ведомства, которые особенно интересны Москве и прямо касаются российских экономических, политических, внешнеполитических и всех иных интересов. Насколько я могу судить, власти России серьезно заинтересованы в том, чтобы услышать эти новости от первого лица», — подытожил Андрей Грозин.
...Судя по официальным фотографиям и обмену любезностями, президенты остались довольны друг другом. Назарбаев добился публично сказанных теплых слов в свой адрес, что, впрочем, отнюдь не означает, что он пообещал дистанцироваться от Китая.
Источник: Газета "Голос Республики" №10 (186) от 18 марта 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий