18.03.11

Токио уже живет обычной жизнью

Сегодня внимание всего мира приковано к Японии. Новостные выпуски уже вторую неделю не выходят без сообщений об этом маленьком по размерам территории островном государстве, но играющем огромную роль в современном мире. 
 
Автор: КазТАГ 
 
Масштабы стихии, с которыми столкнулись японцы, просто потрясают. Не меньшие эмоции вызывают умение народа этой страны выдерживать удары судьбы.
Об этом наш разговор с нашим соотечественником Санжаром Баимбетовым, который в настоящий момент находится в Японии. Ранее он работал нашим дипломатом в Японии, а затем в национальной атомной компании «Казатомпром». Несколько лет назад женился на гражданке Японии по имени Мия. Сегодня они живут недалеко от Токио.
- Санжар, мы думали, вы прилетите на родину самолетом МЧС РК, который эвакуировал из Японии 69 граждан Казахстана. Оказалось, это не так. Расскажите, что сейчас происходит в стране?
- Мы сейчас находимся в префектуре Сайтама, что немного севернее Токио. От  реакторов Фукусима, которые сейчас беспокоят весь мир, до нашего дома — ровно 200 километров. Это много для того, чтобы не беспокоиться, что радиация достаточно сильная. Но в то же время достаточно близко, чтобы беспокоиться в целом.
Когда 11 марта в Японии произошло землетрясение, мы находились дома. Это частное двухэтажное строение. Жена работает в интернет-компании, поэтому имеет возможность работать удаленно из дома.
Ощущались достаточно сильные толчки. Дом затрясся, некоторые предметы стали падать с полок. Мы выбежали на улицу. Толчки продолжались 2—3 минуты, для землетрясения это довольно долго. Когда толчки закончились, разрушений не было, но все люди перепугались. Затем вернулись домой, стали смотреть телевизор.
Мне поначалу показалось, что землетрясение сильное, но обошлось. Потом новости стали волнами накатывать. Причем с каждым часом все хуже и хуже. Цунами. И никто не знает, что происходит в северных префектурах, какой ущерб нанесен. Показали среди ночи рыбацкий поселок, весь объятый пламенем. На следующий день выяснилось, что какие-то проблемы на атомной станции.
Поначалу я очень беспокоился. Немного успокоился, когда первый блок взорвался, какая-то радиация вырвалась, и казалось что самое худшее позади. Успокаиваться, оказалось, рано. С каждым днем негативные новости поступают все хуже и хуже. Блоки взрываются один за другим. Кроме того, не перестает трясти. 15 марта, когда японское метеорологическое агентство объявило, что, скорее всего, угроза сильных повторных землетрясений прошла, сразу же вслед за этим объявлением последовали новые толчки, причем с эпицентром в других местах, что свидетельствует о том, что сейсмическая активность распространяется. В префектуре Сидзуока был один толчок, это рядом с вулканом Фудзи, второй — в море, напротив префектуры Чиба, там, где столичный аэропорт Нарита. Геологическая активность очень высокая. Ничего похожего ранее не происходило. С одной стороны, таких сильных землетрясений с последующими сильными и настолько долго продолжающимися толчками. Но самое напряженное сейчас — новости с атомных станций.
- Санжар, прежде чем об АЭС, расскажите, цунами вас не затронуло?
- Мы живем в маленьком городке, вокруг нас рисовые поля. Море от нас довольно далеко. Все эти ужасы, которые происходили после землетрясения, нас, слава Богу, напрямую не затронули. Мы это все наблюдали по телевизору. Наша префектура оказалась островком спокойствия по сравнению с другими регионами. У нас не было цунами, сильных пожаров, пострадавших. Но новости из других префектур просто ошарашили.
Мы единственно чувствуем, что поезда стали ходить в половину реже обычного графика. На 50% сократили количество электричек. Проводятся меры по экономии электроэнергии. Выяснилось, что восточная и западная части Японии имеют разные стандарты по электроснабжению. Если восточная часть — это 50 герц, то в западной — 60. Напрямую передавать ток из одной части в другую невозможно, надо прогонять его через трансформаторы. А они, в свою очередь, не рассчитаны на такой объем перегона. Поэтому возникла нехватка электричества. Сразу же из магазинов пропали такие продукты как питьевая вода, лапша быстрого приготовления, керосин, свечи.
- В вашем населенном пункте рекомендовали не выходить из зданий? Вы не работаете, сидите дома? Как вы держитесь, если проблемы с питьевой водой, электричеством?
- С питьевой водой,  газом у нас проблем нет. Электричество отключается по плану. Все города восточной Японии разделили на 6 зон, в каждой из которых по графику на 3 часа в течение суток отключается электроэнергия. Хотя у нас пока отключений не было, несмотря на то, что объявления озвучивались по радио.
Товары, которые всегда на самый необходимый случай запасают, моментально пропали из магазинов, но еда осталась в необходимом объеме.
- А работа?
- Тут каждый для себя решает проблему сам. Многие люди продолжают ездить. Показывали репортажи из Токио — там многокилометровые очереди возле метро. Из-за проблем с электричеством, поездов стало меньше, многие люди не могут разъехаться после трудового дня по домам. До офиса добраться тоже становится сложнее.
В нашем конкретном случае — нам пошли навстречу и разрешили работать на удаленном доступе через интернет, пока все не успокоится.
По поводу того, чтобы не выходить из дома. Нашей семьи это не касается. Рекомендации правительства не выходить из дома относятся к тем, кто живет в 30-километровой зоне от реактора.
У нас было кратковременное повышение радиации, говорят, в 40 раз от естественного уровня. Но, тем не менее, это меньше, чем иногда бывает, например, во время дождя. Все в пределах природной нормы. Поэтому нас напрямую эти ограничения не касаются. На улице находиться можно. Сами решили перестраховаться, лишний раз не выходить, закрыть окна, при прогулках надевать маски, шарфики  и шапочки. Но это больше из предосторожности. Потому что реальной опасности нет.
А Токио живет своей жизнью. Она, может быть, для горожан чуть-чуть изменилась. Где-то немного уменьшилась подсветка, меньше стало световой рекламы. Но магазины работают, транспорт ходит. Все как обычно. Может быть, чуть-чуть каких-то товаров не хватает. От того, что жизнь в Токио не изменилась, люди не беспокоятся о радиации настолько, насколько стоило бы это делать.
- Санжар, насколько вы информированы о том, что реально происходит в стране? Интернет, телевидение, радио работают. Но вы можете получать именно достоверную информацию? Или она дозирована в данное время? Доносят ли населению всю правду или идет какое-то манипулирование общественным мнением?
- Сейчас мы живем в таком веке, когда настолько развиты технологии, что даже если бы правительство Японии и хотело бы утаить какую-то правду, это было невозможно. Сюжеты о происходящем в стране, вокруг реакторов, сразу показываются на всех телеканалах, в студиях сидят приглашенные компетентные эксперты, которые дают комментарии того, что озвучивает правительство.
Думаю, что трудно что-либо утаить. В Японии был опыт, когда в 1995 году во время  землетрясении в Кобе правительство на первых порах не хотело лишний раз нервировать людей и давало в усеченном виде информацию. Это поведение было раскритиковано и сегодня информация дается не дозировано.
У меня были вначале подозрения, когда на первом реакторе стало что-то происходить и журналисты начали задавать вопросы о ситуации, долгое время генеральный секретарь японского правительства Юкио Эдано, который выступает сейчас как спикер правительства, не мог дать исчерпывающих ответов. Он говорил — не знаем, не можем подтвердить, выясняем. У меня сложилось ощущение, что там совсем плохо, но власти не хотят говорить правду. Потом, когда выяснили все-таки, Юкио Эдано вышел в эфир и заявил: «Абсолютно точно, что внутренние стенки реактора не разрушены». С того момента я понял, что власти в прямом эфире, как только получают информацию, сразу дают ее публике. И уже после этого ни разу не возникло впечатление, что чего-то не договаривают. Говорят все, но при этом надо заметить, что простые люди не понимают всей терминологии, всех нюансов. Когда сообщают о пожаре на складе с отработанным топливом  — ну, пожар и пожар, это же не реактор говорит. У меня ощущение, что правительство не врет, но в то же время говорит очень мягко.
- Может быть, чтобы не возникало паники?
- Возможно, они говорят даже слишком мягко. Информируют честно и открыто. Но понимающих суть людей очень мало. Если ли бы я по своей прошлой деятельности не был связан с атомной промышленностью, сам бы тоже ничего не понял, о чем идет речь.
- И сейчас хочу перейти к следующей теме. Знаю, что вы раньше работали в нацкомпании «Казатомпром». Хорошо разбираетесь в ситуации. Поэтому интересна ваша оценка происходящего вокруг АЭС «Фукусима», к которой сейчас приковано внимание всего мира. Меньше говорят о толчках, о цунами. Всех беспокоит, что происходит на станции.
- Ну, я не настолько специалист, чтобы давать оценки технической стороне происходящего. По крайней мере, той информации, что дается властями, я верю.
- Император Японии Акихито вчера уже впервые после трагедии выступил по телевидению. Что вас больше всего тревожит?
- Для реакторов есть уровень радиационной опасности по семибалльной шкале. Чернобыль — это 7-й уровень. Американский Тримайл-Айленд — это 5-й. Японцы сначала, после того, как взорвался первый блок, поставили четвертый уровень. С тех пор ситуация все усугубляется и усугубляется. Взорвался первый блок, третий, второй, четвертый. На крыше и в стене четвертого блока огромная дыра. Из дыры вылетает белый дымок.
Спрашивается, что это за дымок? Там рядом находится склад с отработанным топливом. Оно должно быть залито водой. Насколько можно судить, сейчас там воды нет. Топливо начинает разогреваться и плавиться. Если оно расплавится, вся концентрированная радиация вырвется наружу. К тому же бассейн с топливом находится не в контейменте, а его внешняя оболочка разрушена.
Поначалу хотели, как раньше в Чернобыле, из вертолетов  залить водой, чтобы остудить стержни, запечатать радиацию. Но поскольку выяснилось, что подлетать на вертолете слишком опасно, отказались этого плана. Сейчас привлекли добровольцев, пытаются через дыру в стене шлангами закачивать воду в реактор. Естественно, это практически камикадзе. Добровольцы, которым за 60 лет, думаю, они просто жертвуют собой. Это печальная история. Человеческая трагедия, которая разворачивается у нас на глазах. Это меня больше всего меня беспокоит.
- Не только вас, всех в Японии, но и во всем мире...
- Понимаю, что прямой угрозы мне и моей семье нет. Не думаю, что на расстоянии 200 километров от реактора настолько поднимется радиация, что окажет существенное влияние на здоровье.
Поэтому прямо сейчас брать чемоданы и бежать, пока рано. Одно дело убегать, когда ты в стране временно, как турист или учишься, к примеру. А другое — когда ты здесь живешь, у тебя семья, работа. Как эту работу бросать? Как потом возвращаться?
Есть много и много таких нюансов, которые затрудняют принятие решения. Непонятно, как все будет складываться после того, как закончится активная часть этой аварии. Насколько местность вокруг будет загрязнена, насколько возможно будет осуществлять рыболовство, сельское хозяйство? Насколько это затруднит экономическое развитие Японии? Возможно, смысла никакого продолжать здесь жить не будет. Пока все это неясно. Мы пока здесь в подвешенном состоянии. Единственно, что я говорю и объясняю родителям — угрозы непосредственной нет, но ситуация плачевная.
- Санжар, выговорите о нюансах, которые влияют на ваше решение остаться или вернуться на родину. А сама возможность такая у вас есть? МИД организовывал выезд казахстанцев из Токио. Вы сами не полетели или такой возможности по каким-то причинам у вас не было? И все ли делают казахстанские власти — МИД, посольство, правительство для наших соотечественников в Японии, чтобы они могли воспользоваться протянутой рукой помощи?
- Скажу как есть, без обиняков. То, что я нахожусь в Японии, наш МИД, посольство не знали. Я не вставал на консульский учет. Когда все стало происходить, по интернету товарищи сообщили, что из Казахстана вылетел самолет МЧС, рекомендовали связаться с посольством. Но в тот момент это делать было рано. Еще другие страны не стали официально эвакуировать своих граждан. Сейчас, например, говорят, что французское посольство рекомендовало своим гражданам покинуть Токио.
- Уже не только гражданам. Австралия вывозит сотрудников посольств. Россия — членов семей дипломатов
- Американское посольство этого не делает. А, я считаю, оно наиболее информировано, поскольку аварии, которые происходят на японских АЭС, в частности на тех блоках, которые строила американская компания General Electric, и та информация, которой японцы обмениваются с американцами, позволяет посольству США держать руку на пульсе. Они успокаивают своих граждан и не призывают их покидать Токио. Другие компании действуют по-своему. Сотрудники американского Citibank, который находится в Токио, пока еще не эвакуируются. Руководство банка рассматривает возможность передислокации части офиса в другой, западный регион страны, а некоторым сотрудникам могут предложить работать из-за границы. Какие-то меры разрабатываются. Но пока от американцев не было рекомендаций покинуть страну пребывания.
Что касается нашего посольства — наверняка, они вывезли членов своих семей, но сами-то дипломаты остались здесь.
Правда, то, как было поставлено дело, вызывает вопросы. Не то, что я не знал о самолете. Знал. Но только потому, что об этом мне сообщили друзья, скидывали ссылки на интервью наших ответственных лиц.
А на сайте самого посольства, к которому первым делом все обращаются, вообще никакой информации не было, вплоть до сегодняшнего дня — 17 марта. Последняя информация до этого была датирована серединой февраля — там что-то бравурное о том, что Казахстан и Япония будут развивать вместе ядерную энергетику.
По телефонам посольства тоже трудно дозвониться. Автоответчик очень долго будет отвечать на казахском, английском и японском языках, но соединиться с кем-либо из живых сотрудников затруднительно.
Я через друзей и знакомых выяснил в итоге прямые  номера мобильных наших дипломатов. Смог переговорить.
Не все из немногих казахстанцев, которые сейчас в Японии, не все из них живут в Токио. Поэтому, думаю, очень сложно было за 2—3 часа прилетевшему самолету всех собрать и вылететь домой.
С другой стороны, почему обязательно посылать самолет. Знаю, что гражданам Индонезии их правительство просто оплачивает расходы, если граждане этой страны решат эвакуироваться. Это гораздо более приемлемый путь эвакуации, чем отправлять старую ТУшку, которую в обычное время в японское небо просто не пускают. Прилететь тихо, тихо улететь. Не совсем отлажены меры по эвакуации.
У посольства есть консульский учет. На него встают те люди, которые официально выехали из страны. Что легче всего сделать сотруднику консульской службы — у него есть консульский список граждан, и наверняка, он предполагает, что список не полный. Есть еще люди, которые не хотят лишний раз иметь дело с посольством.
Что легче всего сделать, когда происходит какая-то трагедия? Каждого из 95 человек в списке обзвонить? А потом оправдываться, что кому-то не дозвонились. Может быть, кто-то из этого списка сейчас находится за пределами Японии. Поэтому проще простого — вывесить информацию на сайте посольства, дать сведения о вылете самолета, что он есть, он летит. Все, кто хочет воспользоваться такой возможностью, пожалуйста, будьте во столько-то часов в аэропорту. Казалось бы, все предельно просто. Но почему этого не делается, необъяснимо.
- А еще такой нюанс — вы сказали, что не все казахстанцы живут в Токио. А у них есть возможность самостоятельно добраться до столичного аэропорта, прибыть к вылету самолета? Ведь, насколько я знаю, сейчас большие проблемы с транспортом, бензином в стране
- Мне сложно говорить за других. У нас такая возможность есть. Ходят автобусы, электрички, пусть их и меньше, но они ходят. Если поставить себе задачу добраться до Токио, она вполне осуществима. Как в других местах — не знаю, говорят, что из столицы можно спокойно уехать в Осаку. Возможно, это можно сделать и на обычной машине. Транспортный коллапс не наступил. Есть затруднение движения, но добраться в нужные пункты возможно.
- А проблемы с бензином?
- Да, с топливом есть сложности. Достаточно много НПЗ сгорело. Бензином, вероятно, проблематично заправиться — либо его не хватает, либо введены какие-то квоты. Но в целом общественный транспорт работает — автобусы и поезда ходят.
- Есть еще какие-то сведения, какую поддержку оказывает дипмиссия — материальную, консультативную помощь?
- Мне и самому интересно. Я звонил в посольство, спрашивал, будет ли другой самолет? Мне говорят — нет, уже улетел. Спрашиваю, как вы сами будете эвакуироваться? Ответ — об этом речи нет, будем работать до последнего.
- До последнего чего?
- Что станет последним рубежом? Спрашиваю — у вас есть план какой-то? вы сами себя-то сможете эвакуировать? Нет ответа. «Давайте не будем об этом говорить. Мы рекомендуем вам выдвигаться на юг страны, подальше от АЭС», — сказал дипломат. Понятно, что подальше от АЭС. А что там, на юге делать? В гостинице ночевать? И сколько? Месяц — два?
Формулировка «будем работать до последнего» тоже интересна. Я как гражданин не знаю, чем занимается посольство. Возможно, они информируют Астану, что в пострадавших районах казахстанцев нет, что Японии нанесен значительный экономический ущерб. Но нашим гражданам ничего о деятельности дипмиссии неизвестно. Потому что на сайте никакой информации нет. Сложно судить о том, ведется ли масштабная операция по эвакуации.
- Не могли бы вы поделиться вашими впечатлениями, правительству Японии удается удерживать ситуацию под контролем? Адекватно ли власти реагируют на вызовы, которые преподносит стихия?
- Думаю, правительство адекватно реагирует. Единственно, контроль над АЭС в значительной степени потерян. Но даже в этой реальности потерянного контроля над реакторами они делают те шаги, которые признаются мировым сообществом единственно возможными. Никто не предполагал, что такое может быть. Многие шаги делаются из отчаяния. Но, тем не менее, по плану.
Помощь пострадавшим при землетрясении, цунами. Все поставлено очень организованно, без паники. Система оповещения о возможных новых землетрясениях, цунами работает четко.
Возможно, в каких-то  мелких вещах правительство могло бы по-другому работать. Но это действительно мелкие вещи. В целом, правительство хорошо ведет деятельность, принимает правильные решения. Вчера по телевизору слышал критику, что сокращать транспорт на 50% не было нужды. Те многокилометровые столпотворения перед станциями метро — это, конечно, не есть хорошо. Часть японцев считает, что в данном случае правительству надо было проявить лидерские качества. Допустим, сокращаем энергопотребление, но транспорт должен действовать в полном объеме, на 100%, как и всегда. Считаю, это мелочи. Может быть, люди раздражены тем, что происходит с передвижением. Но в целом, уровень организованности японцев выше всяких похвал. Я ими просто восхищаюсь.
- Что вы знаете о помощи правительства Казахстана? Как известно, наша страна поставляет уран на атомные станции. Заключены контракты с японскими компаниями по сотрудничеству в этой сфере.
- О помощи со стороны Казахстана у меня нет информации. Не слышал, какая страна, какую помощь оказывает. Есть общие сведения о том, что 95 государств окажут содействие в этой трагедии. Конкретно разбивки по странам нет. Из наших СМИ узнаю, что наше правительство обещает оказать помощь.
- Вы говорите, что есть раздражение в людях. А чувствуется, паника, беспокойство?
- Нет, очень все спокойно. Думаю, что даже через чур спокойно. Нелишне было бы слегка попаниковать. Но японцы очень спокойно ко всему относятся. Паникуют в основном иностранцы, которые находятся в Японии.
- Вы, как вижу, к таковым не относитесь
- Я  не паникую, но настороже. Ушки на макушке, будем действовать по ситуации. У нас все вещи собраны. Мы можем за 5 минут покинуть дом, но надеюсь, до такого не дойдет.
У нас еще не такой Армагеддон, чтобы все бросать и убегать. У нас обычная жизнь. Ужасы показывают по телевизору. Мы внимательно отслеживаем новости, смотрим, не будет ли новых толчков, не повысится ли уровень радиации. Но мы не пострадали, разрушений у нас нет. Если и будем эвакуироваться, будем делать это своими силами. Проверяли в интернете — места на рейсовые самолеты есть, вылететь можно. Все будет зависеть от конкретной ситуации. Можно поехать в западную Японию, а затем через Корею в Казахстан выбраться. Надеюсь, что такой необходимости не будет.
- Санжар, сейчас многие задаются вопросом, он в большей степени риторический. На него не просто не только отвечать, но и формулировать. Сейчас многие задумываются, почему именно Япония столкнулась с такимикатаклизмами. Высокоразвитая страна — пример другим. Здесь атомная промышленность развивалась как образец для остального мира. И вдруг такой удар — сегодня, в наше время. Кое-кто задумался о карме...
- Токийский губернатор Исихара сказал: то, что произошло — это Божья кара для японцев. У него это вырвалось. А затем вынужден был извиниться. Я в этом кармы не усматриваю — за что японцев так? Самый трудолюбивый народ, без ресурсов сами себя развили. Их-то за что карать?
Геология все объясняет. Есть подземная плита, которая имеет размеры 500 на 200 километров, и эта плита постепенно движется на восточную Японию. Поэтому происходят землетрясения. В 2003 году было землетрясение, которое сместило северную часть плиты. В этот раз разрушительное 9-балльное, центр плиты подвинулся. Все сейчас ждут, что должна двигаться южная часть. А эта часть находится как раз напротив столичных районов — Токио и Чиба. Все внимание к этим районам приковано. Никто не сомневается, что землетрясение произойдет, вопрос в том, когда. Возможно, сегодня, через 10, через 50 лет.
Но сейчас по всему миру пошла геологическая активность. Первым делом, когда мне звонили по skype обеспокоенные друзья. Спрашивают, все ли в порядке с нами. Я — наоборот за них беспокоюсь. Потому что если бы, не дай Бог, такое же землетрясение произошло в Алматы, то, подозреваю, что нам никакого цунами не нужно было бы. Говорю им: «Вы, пожалуйста, приготовьте рюкзак, положите в него воду, крекеры, документы, на всякий случай — береженого Бог бережет». Так беспокоимся друг о друге. У нас все самое плохое уже произошло, вряд ли будет хуже. Но общая геологическая активность настораживает. Алмаатинцы, будьте начеку.
- Именно об этом и хотела задать последний вопрос. Потому это для нас это урок того, как надо уметь держать удар, когда стихия настолько показала свою силу, когда сметаются с лица земли населенные поселки, а люди не теряют самообладания, не впадают в панику. Пытаются держать ситуацию под контролем. Это вызывает очень большое уважение.
- Я, с одной стороны, сравнительно давно живу в Японии, привык к японцам. Но всякий раз их самообладание и выдержка меня восхищают. Стараюсь им по возможности ми соответствовать.
- Спасибо за интервью. Всего вам доброго!
Источник: КазТАГ

0 коммент.:

Отправить комментарий