18.03.11

Кто из «продуктов» сменит «лидера нации»?

Администрация казахстанского президента намерена вплотную бороться с низкой эффективностью госаппарата. 
 
Автор: Мухамеджан АДИЛОВ
 
Теперь руководители, чья работа будет оцениваться Астаной ниже уровня коллег, окажутся на своеобразной «доске позора», после чего к ним применят серьезные «кадровые меры». Ну а выявить слабые места в их работе призван рейтинг госведомств, над которым второй год трудятся в АП.
Сведения о намерениях мы почерпнули из статьи в одном из последних номеров еженедельника «Мегаполис». Не будем дальше ее пересказывать, желающие могут легко найти текст в Интернете, но что касается самих идей — их прокомментируем.
Пустые хлопоты
По нашему глубокому убеждению, все попытки Назарбаева и его топ-менеджеров скоординировать и собрать в единый поток работу госведомств и госслужащих через разработку сводного плана развития государства, даже если он называется «Стратегия-2020», или через рейтингование территориальных единиц и госструктур обречены на провал.
Надо отметить, что подобные идеи регулярно всплывают на поверхность в условиях, когда ощущение провала в госуправлении и развала госмашины становится всеобщим. Многие, наверное, не помнят, а молодые чиновники, возможно, и не знают, что на постсоветском пространстве идея рейтингования регионов и госведомств впервые появилась еще в последние годы перестройки.
Затем она не раз реинкарнировалась. В 1997 году ее выдвинул тогдашний министр экономики Умирзак Шукеев, вскоре ставший одновременно и вице-премьером. Всплывала она и позднее. В этот раз ее отличает только привязанность к единому плану развития государства под названием «Стратегия-2020».
Но это нельзя считать конкурентным преимуществом: нынешнее качество и уровень казахстанского госпланирования сильно отличаются в худшую сторону даже от многократно раскритикованного советского. Тогда планы были пусть и несбалансированные и часто нарисованные на бумаге, но они подкреплялись тем, что государство располагало соответствующими ресурсами — трудовыми, материальными, финансовыми и так далее. И их распределяло, пусть с ошибками, пропусками и отклонениями.
Сейчас же госаппарат, даже если включить в него квазигосударственные структуры, такие как ФНБ «Самрук-Казына» и другие институты развития, не может ничего. Ни обеспечить целостное, на базе решения общей задачи, использование единой политики, инструментов и методов развитие страны. Ни провести реформы. Нет смысла доказывать этот тезис — достаточно оглянуться вокруг.
Не каждому дано
В принципе, в новейшей истории есть примеры, когда развивающимся странам удавалось объединить государственные и частные усилия в деле модернизации экономики.
Например, Япония использовала механизм планирования, заимствованный у СССР, но адаптированный к условиям рыночной экономики, в рамках которого производилось согласование действий госорганов и частного сектора. Но для этого как минимум требуются японское трудолюбие и тщательность в работе, четкое согласование многомерных и сложных планов, моральная ответственность профессионально грамотных исполнителей, подкрепленная разумной организацией работы и постоянной координацией усилий.
В Южной Корее объединение усилий государства и частного сектора было обеспечено через так называемые чеболи, вертикально построенные крупные корпорации, пользовавшиеся прямой и значительной господдержкой и выступавшие в качестве локомотивов экономического развития. Тогда как средний и малый бизнес или привлекались чеболями как контрагенты — партнеры, или развивались сами по себе. Но и там неизменным и обязательным компонентом были трудолюбие и ответственность и чиновников, и предпринимателей, и работников, плюс высокий уровень накопления.
На постсоветском пространстве также есть опыт успешной модернизации. Вспомним сталинские коллективизацию и индустриализацию.
В СССР тогда действительно была обеспечена не только мобилизация всех ресурсов и усилий страны, но и осуществлена скоординированная, управляемая из единого центра, достаточная эффективная модернизация экономики. И завершилась она несомненным положительным результатом, позволившим Советскому Союзу позднее победить гитлеровскую Германию и первым прорваться в космос.
Но даже если оставить в стороне ту гигантскую цену, которую заплатил за сталинские победы советский народ, сегодня назарбаевский Казахстан на подобное не способен. По многим причинам, среди которых в первую очередь разобщенность правящей элиты, не способной даже объединиться вокруг елбасы, не говоря уже о том, чтобы прекратить воевать между собой.
Мы молчим про широкую пропасть, которая лежит между госаппаратом и частным бизнесом, несмотря на то что чиновники часто — это скрытые бизнесмены, а предприниматели активно коррумпируют госаппарат. Ведь когда госаппарат «стрижет» бизнес, о сотрудничестве между ними, тем более системном, плодотворном, нацеленном на длительные и сложные цели и задачи, говорить не приходится.
Если к этому добавить социальные, национальные и религиозные трещины, которые превращают казахстанцев в некую аморфную массу, где все тебя встречают и провожают по роду-племени, языку, уровню доходов или понтам, то становится понятным: реформирование и модернизация нам не светят. И вина за это лежит на так называемом лидере нации.
Судя по тому, как Нурсултан Назарбаев держится за кресло главы государства, прибегая к дозволенным и недозволенным методам, перекраивая Конституцию, играя законами и передергивая то там, то тут, елбасы не собирается уходить на пенсию. Но это означает, что реформирование и модернизация экономики Казахстана в частности и страны в целом блокированы, пока жив Назарбаев.
Кто из «продуктов»?
Впрочем, даже если Назарбаева не станет, не факт, что у страны появится шанс. Ведь очевидно, что преемник «лидера нации», если, конечно, на наших просторах не случится «цветной революции», будет из числа «продуктов». А, как известно, яблоко от яблони если и откатывается, то недалеко.
Если абстрагироваться от динамики и обстоятельств текущего момента, связанных с досрочными президентскими выборами, впору задаться вопросом — кто из «продуктов» Назарбаева может объединить народ Казахстана или хотя бы значимое большинство чиновников, предпринимателей, тружеников для решения стратегической задачи реформирования и модернизации страны?
Сразу оговорюсь, что полного ответа на этот вопрос — кто из «продуктов» Назарбаева может объединить народ Казахстана?  -  нет и быть не может.  Мы можем только гадать, потому что судить о политике и государственном деятеле только по его прошлому — это значит совершать системную ошибку. В чужой монастырь со своим уставом не ходят, а прав тот, у кого больше прав. Это два основных правила выживания в любой более или менее авторитарной политической системе.
Кто мог предположить, что наиболее радикальные реформы после Сталина будет предлагать такой общеизвестный палач, как Берия? Или что Хрущев, которого в Кремле держали за украинского простачка, сможет победить и Берию, и Маленкова, и Молотова, и многих других, но споткнется на такой политической посредственности, как Брежнев?
Поэтому, анализируя нынешнее окружение Назарбаева в поисках политика и государственного деятеля, который сможет преодолеть наследие елбасы и каким-то образом объединить страну и народ, легко допустить ошибку.
Хотя правила «птичку видно по полету» никто не отменял. Если исходить из этого правила, то сразу стоит исключить из списка потенциальных реформаторов и настоящих лидеров нации деятелей старшего поколения. Подобно Назарбаеву, они все вышли из советско-сталинской шинели и никогда не смогут преобразиться.
Остаются деятели следующего после елбасы поколения. Первым среди них следует вычеркнуть акима Астаны Имангали Тасмагамбетова. При всем уважении к его политическим и государственным талантам, способностям и заслугам, он более всего походит на Назарбаева, а значит, не годится в реформаторы.
Среди прочих придворных Назарбаева сегодня выделяются Тимур Кулибаев, Карим Масимов, Кайрат Келимбетов, Аслан Мусин, Марат Тажин, Сауат Мынбаев. Разберем их «по косточкам».
Марат Тажин в силу своего характера не годится в реформаторы, в помощники реформатора — да. Максимум, на что способен секретарь Совета безопасности, так это тормозить на поворотах истории «ястребов» из нынешней администрации главы государства.
Сауату Мынбаеву, в свое время переродившемуся из банкира в госчиновника, еще предстоит стать политиком национального масштаба.
Что касается Тимура Кулибаева, то при всей своей лощености и внешней миролюбивости средний зять президента обречен занимать радикальные позиции в политике только для того, чтобы ему не припомнили, как он и его жена стали миллиардерами, и не стали допрашивать, куда девались миллиарды государственных «нефтедолларов». Поэтому в объединители и реформаторы он не годится ни при каком раскладе.
Карим Масимов при всей своей внешней верноподданности Назарбаеву, слишком нарочитой и публичной, чтобы быть искренней, годится в реформаторы по образованию и возрасту. Но он сегодня «хромая утка» и после досрочных президентских выборов вряд ли останется премьер-министром страны. А значит, будет отодвинут на периферию внутриполитического пространства, хотя бы в силу усталости от него и главы государства, и общественности.
Остаются Аслан Мусин и Кайрат Келимбетов. В принципе, они оба способны на реформы, но направленность их реформистской деятельности может оказаться диаметрально противоположной.
Если преемником Назарбаева станет нынешний руководитель Администрации президента, похоже, что времена елбасы покажутся нам манной небесной. Дорвавшись до власти, Мусин, скорее всего, постарается распространить на весь Казахстан практику своего правления в западных регионах. Знающие его понимают, о чем идет речь, а потому будут молиться Аллаху или Иисусу, чтобы этого не случилось.
Остается председатель правления ФНБ «Самрук-Казына». Как-то так получилось, что и в прошлом материале на тему, кто станет следующим премьер-министром Казахстана, мы уперлись в фигуру Кайрата Келимбетова. И, похоже, не случайно. Видимо, Келимбетов в силу своей равновесности и нейтральности действительно начинает выходить на первые позиции в госаппарате и политической системе.
Мы не знаем, получится ли у Келимбетова рывок вверх или ему помешают. В конце концов политическая борьба при дворе — это не институт благородных девиц, там можно поскользнуться не только потому, что подставят ножку, но и потому, что просто скользко.
Но ясно одно — если мы и обречены жить при нынешнем елбасы, то выжить в таких условиях можно только надеждой, что преемник Назарбаева все-таки окажется способен объединить госаппарат и народ, власть и общественность, чиновников и предпринимателей, казахскоязычных и русскоязычных, богатых и бедных ради светлого будущего. Общего для всех нас.
Источник: Газета "Голос Республики" №10 (186) от 18 марта 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий