18.03.11

Проверка на честность

Копилка сюрпризов нынешней избирательной кампании, так или иначе относящихся к банковскому сектору, продолжает пополняться, удивляя даже видавших виды обозревателей своей непредсказуемостью. 
 
Автор: Тулеген АСКАРОВ
 
Начнем мы обзор с далекого, на первый взгляд, от дел этого сектора назначения спикера Сената Касым-Жомарта Токаева генеральным директором отделения ООН в Женеве, о чем стало известно в минувший уик-энд. Понятно, что, когда глава государства за три недели до выборов дает «добро» на уход своего верного сподвижника со второй по значимости должности в конституционной табели о чиновничьих рангах, это значит, что за пределами Казахстана происходит нечто экстраординарное, требующее немедленного присутствия там надежного человека. Вопрос — что именно?
Зачем Токаев едет в Женеву?
В связи с назначением г-на Токаева сразу же вспомнилось, что как раз Женева стала сейчас местом масштабных уголовных дел в отношении целого ряда высоких казахстанских лиц, включая и одного из «конечных» владельцев «Народного банка Казахстана» — среднего зятя президента Тимура Кулибаева. Как сообщала ранее наша газета, только по делу об отмывании денег в Швейцарии ему инкриминируется сумма в $600 млн, поступившая в банк Credit Suisse в обход стандартных процедур проверки.
По этой причине можно предположить, что в «Ак орде» решили усилить дипломатическое присутствие в Женеве за счет отправки туда г-на Токаева, которому с высокого поста в Женеве будет легче «разводить» нынешние и будущие юридические тяжбы с участием высокопоставленных казахстанских персон. Дело в том, что сейчас формально интересы нашей страны в тамошнем отделении ООН представляет Мухтар Тлеуберди по совместительству с основными обязанностями посла Казахстана в Швейцарии. Но посольство базируется не в Женеве, а в Берне.
Помимо швейцарского направления в отправке г-на Токаева в Женеву можно увидеть и другой знак от «Ак орды», на этот раз — с выраженной китайской составляющей. Ведь глава государства дал «добро» на новое назначение спикера Сената сразу же после обнародования опальным бывшим зятем Рахатом Алиевым информации о том, что некие высокопоставленные казахстанские чиновники взамен на продажу нефтяных активов китайцам получили от Поднебесной пакеты акций в PetroChina и China Petroleum & Chemical Corporation.
Ну а, как известно читателям, высокопоставленных чиновников, которые пользуются особым расположением в Пекине по причине принадлежности к ближайшему окружению президента, свободного владения китайским языком и длительного проживания в Китае, у нас всего трое — это Касым-Жомарт Токаев, премьер-министр Карим Масимов и помощник главы государства Нурлан Ермекбаев.
Из круга дальнего таких чиновников можно указать в первую очередь на Усена Сулейменова, долгое время работавшего генеральным консулом в Гонконге. Далее идут сменивший его на этом посту Нуржан Абдымомунов, посол Казахстана в Китае Икрам Адырбеков и его коллега в Сингапуре Ерлан Баударбек-Кожатаев, генконсул в Шанхае Абдулманап Карибеков. А из бывших дипломатов можно указать разве что на Асана Кожакова, возглавляющего департамент по стратегическим коммуникациям компании PetroKazakhstan.
В любом случае, отправляя г-на Токаева в Женеву в преддверии неизбежной отставки г-на Масимова после президентских выборов, глава государства шлет важный знак не столько Пекину, сколько Москве и Вашингтону, а также казахстанскому электорату, весьма обеспокоенному растущей привязкой экономики нашей страны к Поднебесной. Ведь помимо нефтяных активов, которые смогли заполучить китайцы, за последние два года они к тому же смогли набросить на «Ак орду» прочную долговую «узду» почти в $15 млрд!
Зачем нужно было брать эти кредиты, в то время как в банковском секторе Казахстана скопилось немало избыточной ликвидности, а деньги Нацфонда инвестируются в иностранные низкодоходные инструменты, так и остается пока тайной официальной Астаны.

Большой сюрприз
От неожиданных поворотов большой политики перейдем теперь к главному сюрпризу банковского сектора, который преподнес на днях «Народный банк Казахстана». Как сообщалось в предыдущем номере в репортаже с пресс-конференции его руководства, банк объявил о намерении выкупить у государства свой пакет акций, который последнее приобрело через ФНБ «Самрук-Казына» два года назад.
Журналистам было объявлено, что согласно условиям опционного соглашения «Народный» выкупит свои простые акции по цене 126,8 тенге за штуку. Продавец, то есть ФНБ, получит от сделки порядка 32,9 млрд тенге, а доход госхолдинга за два года владения этими бумагами составит 5,9 млрд тенге.
Можно бы только порадоваться за столь успешную сделку, если бы не одно очень важное «но». Дело в том, что «Народный банк Казахстана» получил от государства 120 млрд тенге в виде двух срочных депозитов по 60 млрд тенге каждый 30 января 2009 года. Один депозит предназначался для капитализации банка, второй — на кредитование реального сектора.
Деньги, предназначенные для вхождения государства в капитал банка, были израсходованы, если судить по официальным данным рабочей группы по контролю за расходованием средств Нацфонда, выделенных на господдержку экономики, следующим образом: ФНБ «Самрук-Казына» приобрел 259 064 909 простых акций «Народного банка Казахстана» за 27 млрд тенге, а 196 232 499 привилегированных акций — за 33 млрд тенге.
Пакет необходимых документов между банком и ФНБ был подписан 15 января, когда «Народным» еще руководил Григорий Марченко, назначенный председателем Нацбанка 22 января. Так вот, обменный курс казахстанской валюты к американской, по данным биржевиков, 15 января находился на отметке 121,26 тенге, 30 января — 121,56 тенге. В общем, для простоты расчетов можно считать, что «Народный» получил тогда из Нацфонда через ФНБ два депозита по $0,5 млрд на общую сумму $1 млрд.
Идем дальше. Г-н Марченко на момент поступления этих средств в «Народный банк Казахстана» уже неделю занимал пост главы Нацбанка. Но поскольку он подписывал соответствующие документы от имени «Народного», то, естественно, не мог не знать о том, что поступившие в банк 120 млрд тенге уже 4 февраля после объявленной им девальвации нашей валюты до уровня 150 тенге за доллар из эквивалента в $1 млрд превратятся на тот момент в $0,8 млрд! В итоге сегодня в инвалютном эквиваленте «Народный» возвращает государству сумму, меньшую на 20% по сравнению с полученной, а в абсолютном выражении — на $200 млн!
На этом фоне упомянутый доход ФНБ в 5,9 млрд тенге (порядка $40 млн) выглядит не просто смехотворным, а настоящей фикцией! Более того, нужно учесть и то, что 60 млрд тенге средств господдержки, которые банк получил для кредитования реального сектора, принесли ему солидное процентное вознаграждение, оставшееся у него, а не у ФНБ. К тому же простые акции «Народного» котируются сейчас на KASE по 380 тенге — втрое выше цены, заложенной в опционное соглашение!
Таким образом, ФНБ, где, кстати, один из «конечных» владельцев «Народного» Тимур Кулибаев занимает руководящую позицию, при заключении договоренностей с банком на предмет предоставления ему средств господдержки допустил не одно, а целых три головотяпства!
Первое — объем помощи не был привязан к долларовому эквиваленту. Второе — не была сделана оговорка о том, что процентный доход от предоставленных банком кредитов из средств господдержки поступает государству. Третье — был существенно занижен прогноз цены акций банка на момент исполнения опциона, которые за два года подорожали в 4,4 раза!
И наконец, в ФНБ и правительстве не обратили внимания на наличие серьезного конфликта интересов в этой сделке у г-на Марченко, который спустя короткое время после подписания документов с государством в качестве руководителя «Народного» был назначен главой Нацбанка и в этом статусе провел девальвацию тенге, значительно ухудшившую позицию ФНБ в сделке при расчетах в инвалюте. По идее, в ФНБ сразу же после решения г-на Марченко девальвировать тенге должны были забить в набат и пересмотреть условия сделки с «Народным» в пользу государства по указанным выше трем моментам.
Справедливости ради отметим и сметливость г-на Марченко, подготовившего и подписавшего столь выигрышные для «Народного банка Казахстана» соглашения с ФНБ. Надо полагать, что и владельцы этого банка — супруги Динара и Тимур Кулибаевы — по достоинству оценили талант своего работника, щедро вознаградив его труды перед уходом в Нацбанк.
Впрочем, и у г-на Марченко, и у Кайрата Келимбетова, возглавляющего ФНБ, теперь появился хороший шанс расставить все точки над «i» в этой истории, дабы подтвердить свое реноме честных финансистов. Кроме того, у г-на Келимбетова есть все возможности и для того, чтобы истребовать упущенную по его вине значительную выгоду государства от финансовой помощи «Народному», а также пересмотреть условия соглашений с двумя другими крупными получателями средств Нацфонда в банковском секторе — «Казкоммерцбанком» (120 млрд тенге) и «Альянс Банком» (24 млрд тенге).
На кону, если считать по «сайденовскому» курсу, стоит сумма $1,2 млрд, вместо которой в результате девальвации тенге и упущений ФНБ государству вернется менее $1 млрд. А общие потери государства от поддержки этих трех банков в инвалютном эквиваленте составят как минимум $0,4 млрд!
Если же г-да Марченко и Келимбетов предпочтут воздержаться от объяснений на эту тему, то нам остается только гадать, в какие дипломатические и другие дали могут быть отправлены нынешние руководители Нацбанка и ФНБ в случае гневной реакции «Ак орды» на столь масштабную утерю госсредств, о которой стало известно в напряженный для страны момент. Будем надеяться все же, что в данном случае дело не дойдет до совсем уж мрачных сценариев с участием силовиков и обнаружением ими очередной преступной группы в банковском секторе.
Что касается Умут Шаяхметовой, сменив­шей г-на Марченко в конце января 2009 года и добросовестно сообщившей на днях журналистам всю информацию об обратном выкупе акций банком у ФНБ, то формально ее винить не в чем. Соглашения с государством по поводу получения «Народным» средств Нацфонда она не подписывала, а 120 млрд тенге была обязана принять в банк в силу обязательств, заключенных с государством ее предшественником, то есть г-ном Марченко.

Диагноз Мюнтера
Что касается наших западных партнеров, то и в их стане, похоже, не особо довольны курсом банковского сектора, задаваемым АФН и Нацбанком.
Так, глава «HSBC Банк Казахстан» Саймен Мюнтер на недавней встрече с журналистами заметил (цитируем по «Панораме»), что «начиная с 2007 года новое кредитование было сведено к минимуму. Весь рост за это время состоялся благодаря пересчету, связанному с курсовой разницей».
Иными словами, и здесь проявилось пагубное влияние февральской девальвации тенге, позволившей на время «надуть» ссудный портфель банков. Но при этом, по его мнению, «девальвация во многих случаях «вымыла» активы из предприятий и сейчас у предприятий нет обеспечения». В итоге «банкам трудно предоставлять новое кредитование, а правительство, предлагая в качестве основной меры субсидирование процентных ставок, к сожалению, выпускает из вида вопрос обеспечивающих ак­тивов».
Эта логическая схема позволила г-ну Мюнтеру прийти к следующему умозаключению: «Отсутствие нового кредитования не связано с виной банков. Поскольку для банков фондирование с помощью депозитов под определенный процент и размещение этих средств затем в Национальном банке — это не очень-то и выгодно».
Г-ну Марченко глава «HSBC Банк Казахстан» также припомнил обещание, сделанное в прошлом году: «...Тенге не будет укрепляться, и он был прав. Теперь он сам предположил укрепление тенге, и он снова прав». В результате на сегодняшний день обычные пожелания клиентов банка выглядят следующим образом: «мы хотим вложить в тенге, а занять в долларах», что, естественно, не сулит ничего хорошего банковскому сектору в случае очередной девальвации тенге, а Нацбанку — отсутствие успехов в борьбе с долларизацией экономики.
Другая «ненормальная и неустойчивая ситуация» возникает из-за низкой стоимости фондирования в «HSBC Банк Казахстан», что позволяет лучшим его клиентам зарабатывать, размещая полученные средства в виде кредита в других банках. Понятно, что сложился этот странный расклад опять-таки в результате национализации «БТА Банка», «Альянс Банка» и «Темiрбанка» с последующей реструктуризацией их долгов, после чего доступ к внешним рынкам заимствований для большинства отечественных банков оказался закрытым. А «дочки» инобанков как получали, так и продолжают получать дешевое инвалютное фондирование от своих «мам», что гарантирует им заведомо конкурентное преимущество. К примеру, г-н Мюнтер заявил о планах увеличить вдвое ссудный портфель его банка в нынешнем году!
Среди прогнозов г-на Мюнтера выделим его предположение о том, что политика фондирования за счет депозитов, проводимая отечественными банками, лишенными доступа к внешним рынкам, и опирающаяся на дорогостоящую филиальную сеть, ведет к снижению ставок по депозитам. По этой причине банкир рекомендует вкладчикам размещать свои средства на длительный срок в тенге. В свою очередь отметим, что банки сейчас отказываются как раз таки от «длинных» депозитов, ограничивая сроки их размещения в основном одним годом.

У «Сбербанка» — еще одна «рука»
Сугубо текущих новостей от банковского сектора было немного. Банки второго уровня продолжали исправно исполнять свои долговые обязательства.
Так, «Банк ЦентрКредит» перечислил инвесторам $4,6 млн в качестве купона по бессрочным облигациям, предложенным рынку в марте 2006 года на $100 млн, «Казкоммерцбанк» — два купонных вознаграждения по своим внутренним облигациям на общую сумму 443 млн тенге, «АТФ­Банк» — 468 млн тенге. Дочерний «Альфа-Банк» погасил свои трехлетние облигации, выпущенные в марте 2008 года, выплатив кредиторам напоследок 633,2 млн тенге, включая помимо основного долга и причитающееся им купонное вознаграждение на 35,8 млн тенге.
Из новостей от рейтинговых агентств отметим решение аналитиков Moody's отозвать рейтинги столичной компании «Астана-Финанс», а также двух программ выпуска ее среднесрочных облигаций на общую сумму $3,5 млрд со ссылкой на реструктуризацию задолженности эмитента.
АФН уведомило о том, что к началу февраля число банков, не выполнивших пруденциальные нормативы, увеличилось до 6 — к традиционно числящимся в стане нарушителей «БТА Банку», «Альянс Банку» и «Темiрбанку» на этот раз добавились «Ситибанк Казахстан», «Шинхан Банк Казахстан» и «Сеним-Банк».
На кадровом «фронте» банковского сектора согласование в АФН прошли Ришат Жаканбаев, член правления «Нурбанка» в ранге финансового директора, и Сакен Ахметов, его коллега по этой руководящей структуре, Сайед Асиф Али Заиди, председатель правления «Ситибанка Казахстан», Ербол Шаймаханов, занимающий аналогичный пост в «Банке «Астана-Финанс», Акылбек Айтимов, член правления, управляющий директор Delta Bank, и Ольга Дергунова, глава совета директоров дочернего «Банка ВТБ (Казахстан)».
Из международных новостей выделим завершение «Сбербанком» сделки по приобретению инвестиционного банка «Тройка Диалог», которая обошлась покупателю в $1 млрд. При этом первоначально «Сбербанк» выплачивает примерно треть этой суммы, которая может быть увеличена впоследствии за счет дополнительных выплат, зависящих от стоимости «Тройки Диалог» в ближайшие три года. Какая судьба ждет казахстанскую «дочку» этой компании — АО «Тройка Диалог Казахстан», пока не сообщается.
К началу текущего года активы «дочки», согласно данным отчетности, опубликованной на ее сайте, составляли 945,6 млн тенге, собственный капитал — почти 1,5 млрд тенге, а чистая прибыль — 7,4 млн тенге. Офис «Тройки Диалог Казахстан» располагается в алматинском бизнес-центре «Гермес» на пересечении улиц Байтурсынова и Толе би. Возглавляет совет директоров этой компании Аскар Елемесов, занимавший в свое время посты зампреда Нацбанка и вице-министра финансов, а с госслужбы перешедший на работу в частный сектор, точнее — в бизнес супружеской четы Тимура и Динары Кулибаевых. Они доверили ему руководство инвесткомпанией «Алмэкс Эссет Менеджмент», которую затем приобрела «Тройка Диалог».
Произошло это событие в канун финансового кризиса, когда российскому инвестору перспективы развития казахстанского рынка казались весьма заманчивыми. Тогда же эксперты расценили эту сделку как попытку россиян создать партнерство с «Народным банком Казахстана», возглавляемым в ту пору Григорием Марченко. Ну а теперь, когда «Тройка Диалог» перешла под контроль «Сбербанка», перспективы такого партнерства кажутся весьма туманными. Не исключено, что «Сбербанк» либо ликвидирует эту «дочку», либо сменит ее казахстанский менеджмент на российский с тем, чтобы укрепить свою новую «руку» в нашей стране.

Источник: Газета "Голос Республики" №10 (186) от 18 марта 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий