24.03.11

Болтун – находка для шпиона и следователя

Хирург Адиль Кельдыбаев не только подверг опасности жизнь своего пациента Дмитрия Данилова, но и разгласил врачебную тайну. 
 
Автор: Любовь УЛЬБАШЕВА
 
Однако Бостандыкский суд не посчитал нужным привлечь его к уголовной ответственности по статье 144 УК РК и другим нормативным актам, под которые подпадают действия Кельдыбаева. Основанием для закрытия дела послужило то обстоятельство, что на момент разглашения медицинского диагноза хирург Кельдыбаев уже не являлся штатным сотрудником клиники.
Казахстанское законодательство содержит целый ряд норм, актов и кодексов, охраняющих права пациента на сохранение врачебной тайны о состоянии его здоровья, согласно которым врач не имеет права разглашать какие-либо сведения о здоровье пациента третьим лицам, если на то нет причин, касающихся жизни человека, или если нет соответствующего решения суда. Об этом «Взгляду» заявили независимо друг от друга два эксперта.
- Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия пациента или его представителя допускается в целях обследования и лечения пациента (если он недееспособен), для проведения научных исследований; при угрозе распространения заболеваний, представляющих опасность для окружающих, — разъяснил «Взгляду» президент Международного правозащитного центра Жандильда Жакупов.
Однако, по словам юриста, без санкций прокурора, органов дознания, решения суда врач не имел права разглашать какие-либо сведения о своем пациенте кому бы то ни было. С ним солидарен и его коллега Аркадий Гайдаш.
- Согласно статье 95 Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения», любое лицо, которому стала известна тайна здоровья пациента, обязан ее хранить. При этом не имеют значения ни медицинское образование, ни статус врача, ни место оказания медицинской помощи (государственное, частное больничное учреждение или улица). И частнопрактикующие врачи, и народные целители, и сама медицинская организация обязаны принять все необходимые меры для неразглашения врачебной тайны, — отметил Аркадий Гайдаш. По его словам, срок хранения тайны пожизненный.
- Ни один нормативно-правовой акт не содержит срока, в течение которого врач обязан хранить эту тайну. Следовательно, не имеет значения, бывший это пациент или настоящий, — подчеркнул Гайдаш.
По утверждению обоих юристов, даже если медицинское учреждение разработает какой-либо внутренний документ о сроках хранения врачебной тайны, он будет незаконным. И расторжение трудового договора с медицинским учреждением ни в коем случае не снимает бремя ответственности с врача за сохранность врачебной тайны.
Судья законов не знал? Или заказ выполнял?
Получается, если врачебная тайна так ревностно охраняется государством вплоть до привлечения к ответственности за ее разглашение, Бостандыкский суд №2 поступил противозаконно, прекратив дело с довольно странной формулировкой: дескать, когда Кельдыбаев разглашал тайну, он уже не был врачом, поэтому отвечать по статье «разглашение врачебной тайны» не может.
Как отметил Жандильда Жакупов, и по закону, и по Кодексу «О здоровье народа и системе здравоохранения» требования об охране врачебной тайны распространяются на всех лиц, имеющих профессию врача. И увольнение не освобождает от наказания. Однако суд предпочел не обратить на это внимание. Что это — незнание законов со стороны суда? Безалаберность судьи? Или дело тут в чем-то другом?
Кроме того, Бостандыкский суд почему-то упустил из виду, что за те сведения, которые разгласил Кельдыбаев газете, по статье 144 УК РК его должны были наказать либо штрафом в размере от 100 до 300 МРП, либо штрафом в размере заработной платы или иного дохода за период от одного до трех месяцев. А также лишить Кельдыбаева права занимать определенные должности или осуществлять определенную деятельность на срок от двух до пяти лет; наказать исправительными работами на срок до двух лет.
Как пояснили юристы, даже то, что хирург Кельдыбаев сделал одну операцию, а в документах указал совершенно другую, предусматривает наказание по статье 85 КоАП РК «несоблюдение порядка, стандартов и некачественное оказание медицинской помощи» либо по статье 114 УК РК «ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским и фармацевтическим работниками». Однако судья Бостандыкского суда №2 Умаров не счел нужным вообще как-либо наказывать хирурга. Нет дела — нет наказания.
Стоит отметить, что какого-либо законодательного акта, освобождающего хирурга от ответственности, в природе не существует. И врач в любом случае продолжает нести ответственность за свой поступок. Данилов имеет право требовать возмещения морального и материального урона, нанесенного ему хирургом Адилем Кельдыбаевым в установленном законами порядке.
Коллега, ты совсем не прав!
- Есть такие заболевания, о которых сообщать родственникам просто необходимо, — выразил свое отношение к этому делу наш читатель, пенсионер, 30 лет проработавший на "скорой помощи", Антон Макаров. — Например, если у больного открытая форма туберкулеза или другая особо заразная инфекция. Это делается для того, чтобы врачи могли предпринять все меры для нераспространения заболевания. Но это ни в коем случае не значит, что врач должен на каждом углу со всеми подряд обсуждать заболевание своего пациента. Поясню на личном примере: будучи молодым врачом и работая в спортивной команде, я однажды выступал в суде свидетелем. И стоило мне на заседании обмолвиться о том, что у одного из потерпевших (мальчика, которого тренеры заставляли бежать кросс на длинные дистанции) в анамнезе эпилепсия, как судья строго осадил меня: "Вы понимаете, что только что нарушили врачебную тайну?". Мне тогда с трудом удалось избежать скандала.
То, что в данном случае хирург раскрыл тайну болезни своего пациента журналисту, является нарушением и медицинской этики, и врачебной тайны. Если упоминание о заболевании было жизненно необходимо, хирург мог сказать о нем, не называя конкретной фамилии, без персонификации.
Источник: Деловая газета "Взгляд" №11 (193) от 24 марта 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий