24.03.11

Масимов примерил кресло президента

Премьер Казахстана Карим Масимов примерил президентское кресло, но не Казахстана, упаси Бог, а северного соседа, то есть кресло Дмитрия Медведева. 
 
Автор: Сергей РАСОВ
 
Во всяком случае, проходной вопрос о борьбе с коррупцией в устах премьера превратился в гимн свободе Интернета и гражданскому сообществу.
Случилось это знаменательное событие 24 марта во время утверждения кабмином РК программы по борьбе с коррупцией до 2015 года. На заседании правительства, комментируя принятие антикоррупционной стратегии, Карим Масимов отметил, что без развития гражданского общества будет очень сложно бороться с коррупцией, и дал наказ подчиненным чиновникам из Министерства связи и информации развивать свободу слова, и прежде всего — во Всемирной паутине.
- Прозрачность, открытость. Мир стал сейчас гораздо прозрачнее благодаря Интернету. Я бы на первое место поставил развитие Интернета, то, что мы сейчас делаем — это развитие блогов, вовлечение всех членов правительства, всех государственных органов, ваших подразделений для того, чтобы граждане имели возможность напрямую информировать и реагировать на все эти факты коррупции, — заявил глава Кабмина РК.
Подписываемся под каждым словом Карима Масимова. Действительно, без сильного гражданского общества, без свободных средств массовой информации, без открытого доступа на любой сайт (за исключением тех, где размещают детскую порнографию и призывают к кровавой экстремистской деятельности) ни о какой борьбе против мздоимцев и коррупционеров речи быть не может.
Однако было бы неплохо, если бы Масимов добавил в этот список открытость и прозрачность органов власти. Предлагаем для начала все торги и госзакупки, вскрытие конвертов-заявок по тендерам транслировать в онлайн-режиме.
Дальше больше — все распоряжения акимов, их решения (за исключением тех, что действительно составляют государственную тайну) также оперативно размещать на официальных сайтах акиматов по мере их подписания. Например, кому выделены земельные участки или кто получил квартиры из числа госслужащих, кого аким наградил премией за хорошие показатели в работе, а кто получил выговор или иное порицание и за что.
Понимаем, что в один день на такую открытость не решиться, но давайте тогда начнем с малого. Издайте, например, распоряжение или приказ, чтобы все без исключения акиматы разместили на своих страничках в Интернете годовой бюджет с расшифровкой по статьям и срокам их исполнения, в том числе и консолидированные бюджеты областей. Желательно и пояснительные записки по каждому разделу — приход, расход, процент по отношению к году минувшему.
Поверьте, народу будет очень интересно узнать, сколько бензина собирается закупить автопарк акимата, какие суммы тратятся на ремонт и обновление мебели в кабинетах чиновников, насколько часто они меняют оргтехнику, сколько денег закладывается на загранкомандировки или у каких фирм и по каким ценам покупают медтехнику. Тогда и казахстанских Хреновых искать не придется...
Опять же нет ничего сложного в том, чтобы еще перед заседанием местных маслихатов вывешивать в Сеть проекты будущих решений народных избранников. Заодно к ним можно добавить и приглашение для неравнодушных граждан посетить заседание депутатского корпуса, если их заинтересовала повестка дня.
Принимается, Карим Кажимканович?
Теперь о свободе слова и Интернета. Мы, скромные труженики пера (или клавиатуры), двумя руками за свободу! Но требуем вернуться назад и для начала отменить уже принятые законы, пусть даже с невинной формулировкой «как утратившие силу» и без публичного покаяния.
Например, господин Масимов, как быть с Законом «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты по вопросам защиты прав граждан и неприкосновенности частной жизни»? Напомним, что за разглашение частной жизни гражданина Казахстана «с использованием служебного положения или в публичном порядке либо через СМИ предусматривается лишение свободы до пяти лет с конфискацией имущества».
Как быть с Законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информационно-коммуникационных сетей», который изменил понятие «веб-сайт» на «интернет-ресурс» и приравнял все, что существует во Всемирной паутине, к «интернет-СМИ», на которые распространяется уголовная, гражданская и административная ответственность? Ведь единственное, чего удалось добиться журналистам и правозащитникам, так это исключения из закона возможности Генпрокурора РК закрывать ресурс по своему усмотрению. Сейчас такое право делегировано судебным органам при получении ими информации от силовых ведомств.
А как быть со «Службой реагирования на компьютерные инциденты», которая была создана в Казахстане при Госагентстве по информатизации и связи для «проверки деструктивных сайтов», в том числе политической направленности? Эта служба существует ныне или нет?
И неужели у вас хватит смелости довести до конца обещание экс-главы МИД РК Марата Тажина перед ОБСЕ убрать уголовную ответственность за диффамацию в СМИ? Простите, но «не верим!». И у нас полно причин для этого. Во-первых, все то, что мы уже перечислили выше, никак не вяжется с вашими словами о свободе слова во Всемирной паутине. Во-вторых, мы на собственном примере можем рассказать, как работает свобода слова в Казахстане: многомиллионные иски к газете «Республика», запрет типографиям ее печатать, наконец — блокировка внутри Казахстана портала «Республика» без причин, о которых нас бы соизволили поставить в известность официальные власти.
Ну и самое главное — когда над блогером или журналистом, размещающим материалы в Kaznete, висит дамоклов меч уголовного преследования, может ли он быть свободным гражданином своей страны и бороться с коррупцией? Ответ, полагаем, очевиден.

0 коммент.:

Отправить комментарий