16.03.11

Жовтис поставил суд в неудобное положение

Служители Фемиды из Восточного Казахстана окончательно и бесповоротно закрыли в среду очень важную тему, которую впервые затронул Евгений Жовтис. 
 
Автор: Ольга УШАКОВА
 
А правозащитник пытался добиться, чтобы Конституционный Совет дал свою оценку, нет ли противоречий между Конституцией и Уголовно-исполнительным кодексом Республики Казахстан в вопросе принудительного труда заключенных. Основной закон категорически запрещает принудительный труд, а статья 99 УИК РК обязывает осужденных трудиться там, куда их пошлет руководство исправительного учреждения.
Чем грозят любому «сидельцу» такие противоречия между законодательными актами, директор Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис выяснил на собственном опыте, когда администрация колонии-поселения — исправительного учреждения ОВ-156/13 вынесла ему выговор за отказ подписать трудовой договор. Согласно этому документу правозащитнику предлагали должность инженера по технике безопасности в одной из стройфирм Усть-Каменогорска.
Однако у правозащитника нет опыта работы по такой специальности. И так как инженер по ТБ отвечает за здоровье и жизнь работников стройпредприятия, Евгений Жовтис отказался и схлопотал взыскание, потому как в администрации считают, что от их предложения отказываться никак нельзя.
Не согласившись с решением руководства колонии-поселения, директор Бюро по правам человека еще 3 февраля прошлого года подал иск в суд Усть-Каменогорска, как и полагается, по месту своего нынешнего жительства, требуя отменить выговор. Но вместо того, чтобы сразу разобраться в деле по существу, служители Фемиды стали футболить правозащитника из одной инстанции в другую: никак не могли решить вопрос с подсудностью.
Усть-каменогорский суд посчитал, что иск должны рассматривать в Алматы. Потом два суда южной столицы вынесли противоречащие друг другу решения. Как вспоминает Евгений Жовтис, Алмалинский районный суд Алматы определил, что иск нужно рассматривать в Уланском районном суде ВКО. В этом районе находится колония-поселение ОВ 156/13 (правозащитник отбывает наказание в усть-каменогорском участке этого исправительного учреждения, созданном для тех, кто совершил преступления по неосторожности. Общежитие, где он живет, тоже расположено в областном центре Восточного Казахстана, на территории участка). А городской алматинский суд четко обозначил, что иск к начальнику колонии-поселения должен рассматривать усть-каменогорский суд, раз уж правозащитник отбывает наказание в областном центре Восточного Казахстана.
Это, по словам Евгения Жовтиса, было законное и разумное решение. Но после него суд Усть-Каменогорска все равно определил: разрешить спор между осужденным и начальником колонии должен Уланский районный суд. Эта инстанция в конечном итоге и приступила к рассмотрению иска правозащитника.
Адвокат Жовтиса Светлана Витковская говорит, что на судебном процессе представители администрации колонии-поселения уверяли: Евгений Жовтис был обязан подписать тот злополучный договор — об этом говорит статья 99 УИС РК. Правозащитник же доказывал, что Основной закон страны запрещает принудительный труд. Он ходатайствовал перед судьей Уланского района, чтобы тот приостановил производство по делу и обратился, как это и предусмотрено статьей 3 Гражданско-процессуального кодекса Республики Казахстан, в Конституционный Совет за разъяснениями. Но слуга Фемиды из Уланского района ходатайство отклонил. Тогда Евгений Жовтис и подал частную жалобу на такое решение в апелляционную инстанцию.
- У нас на руках есть замечательный документ — комментарий ОБСЕ, который дан по нашему запросу, — рассказал директор Казахстанского бюро по правам человека. — Тут прямым текстом сказано, что статья 99 п. 2 УИС РК противоречит и Конституции, и международным конвенциям, которые Казахстан ратифицировал. Специалисты ОБСЕ предлагают привести законодательство в соответствие международными стандартами — авт.): труд может быть только добровольным. Теперь очень важно, чтобы наш Конституционный Совет дал свое толкование. Это очень важно для нескольких десятков тысяч заключенных.
Евгений Жовтис подчеркнул, что работа для заключенных — это не вид наказания. Он отмечает, что в комментариях к Конституции Республики Казахстан указано: к видам наказания относятся общественные и исправительные работы. Но о том, что человеку назначили такой вид наказания, обязательно указывается в судебном приговоре.
Все эти доводы правозащитник и его адвокат изложили на заседании апелляционной коллегии Восточно-Казахстанского областного суда 15 марта. Судья Кумарова слушала очень внимательно, кивала головой в знак согласия, но потом объявила, что определение вынесет через день. А в среду лишь зачитала резолютивную часть определения, где Евгению Жовтису полностью отказано в удовлетворении его частной жалобы и оставлено без изменения решение судьи Уланского района, отклонившего ходатайство правозащитника об апеллировании к Конституционному Совету. Это определение облсуда вступило в законную силу и обжалованию не подлежит.
Светлана Витковская уверена: законных оснований для отказа удовлетворить частную жалобу Жовтиса у судьи не было.
- Статья 6 Гражданско-процессуального кодекса Республики Казахстан о принципе законности гласит, что судья, если он усмотрит противоречия между законными актами, обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Совет, — говорит адвокат. — Там без вариантов: обязан — и точка. На какие же нормы сослалась судья, нам пока не известно — мы еще не получили ее определение.
По мнению Евгения Жовтиса, мотивы у судей одни: они оказались в неловком положении.
- Представьте, если Конституционный Совет признает неконституционной норму УИК, разрешающую принудительный труд, то как объяснить нормальным странам, что Казахстан использует такую форму труда? — рассуждает правозащитник. — Если норму отменить, то заключенные должны будут заключать трудовые договоры в соответствии с Трудовым кодексом. Не потому, что сзади с палкой стоят, а потому что они сами будут работать.
Евгению Жовтису приходилось слышать мнение, мол, отмени мы норму УИК, появится опасность бойкота заключенными любой работы. На самом деле это не так. Большинство заключенных и рады бы найти работу, чтобы накопить денег, возместить ущерб, причиненный потерпевшим, но сделать этого не могут — работы просто нет.
Зато норма о принудительном труде в УИК РК породила множество злоупотреблений со стороны руководства исправительных учреждений. Осужденного могут отправить на работу, за которую можно платить в разы меньше, а то и вовсе заставить трудиться бесплатно. Только, очевидно, служителям Фемиды разбираться в этом, а значит, идти на уступки Евгению Жовтису, совсем неохота. Политика важнее справедливости.
P.S. 17 марта в Уланском районном суде будет рассматриваться иск Жовтиса к начальнику колонии-поселения по поводу второго взыскания, вынесенного правозащитнику. В том числе, по информации Светланы Витковской, истец просит служителей Фемиды разобраться с тем, почему правозащитнику администрация ОВ-156/13 незаконно отказывает в заслуженных поощрениях, работе и свободном передвижении за пределами колонии-поселения и почему для него «утяжелили» условия отбывания наказания.

0 коммент.:

Отправить комментарий