21.04.11

Свобода веры, кроме детей до 16!

В Казахстане следует законодательно ограничить вовлечение детей в деятельность религиозных организаций. Такое мнение высказали эксперты общественного фонда “Информационно-консультативная группа “Перспектива”. 
 
Автор: Игорь ЗЕНИН 
 
Но есть ли необходимость в подобных запретах?
Поводом для инициативы послужили обращения казахстанцев в ОФ «Перспектива». В частности, некоторые мужчины недовольны тем, что их супруги, исповедующие так называемые нетрадиционные вероучения, привлекают к этому занятию несовершеннолетних детей.
Как рассказал журналистам житель Караганды Игорь Физер, после того как его жена стала прихожанкой церкви «Камо Грядеши», она начала водить на религиозные собрания детей четырех и восьми лет.
- Я не против того, чтобы жена посещала эту церковь, но мне не нравится, что на богослужения ходят наши дети. Я убежден, что они, когда вырастут, сами должны выбрать религию. Несмотря на все мои просьбы, жена продолжала таскать за собой детей, и в итоге мы развелись. После этого я вообще не могу никак влиять на ситуацию, — горюет мужчина.
За опытом — в Душанбе
Причину происходящего вице-президент ОФ «Информационно-консультативная группа «Перспектива» Елена Бурова видит в том, что в Казахстане есть очень большие пробелы в семейном законодательстве, в частности, нечетко прописаны положения, касающиеся свободы вероисповедания и участия в религиозных организациях.
- Из-за этого, когда встает вопрос о том, кому отдать на воспитание детей, почему-то решение всегда выносится в пользу матери. Но это противоречит действующему законодательству: у нас мать и отец в одинаковой степени несут ответственность за воспитание ребенка, имеют равные права и возможности, — пояснила она.
По словам г-жи Буровой, в Казахстане дети с трехлетнего возраста насильственно вовлекаются в религиозную деятельность, причем вопреки воле одного из родителей, вне зависимости от того, состоят ли родители в браке или семья уже распалась. В качестве примера того, что проблема в принципе решаема, Елена Бурова привела ситуацию в Таджикистане, где сейчас рассматривается законопроект «Об ответственности родителей за воспитание детей», по которому посещать молитвенные заведения и состоять в религиозных объединениях могут лица, достигшие 18 лет, или те, кто обучается в религиозных учреждениях.
- У нас же только в Конституции написано о том, что религиозную принадлежность могут предопределять родители. А вот положений, которые ограничивали бы вовлечение детей в религиозную деятельность, у нас нет ни в одном законе, — говорит общественница.
Мозги не пудрите!
Есть ли необходимость в установлении подобных ограничений и запретов в нашем государстве? Возможно, с одной стороны, такого рода превентивные меры могут защитить ребенка, оказавшегося между двух огней, к примеру, родители исповедуют разные религии и постоянно ведут «войну» за его душу. Но в то же время это станет преградой для подростков в реализации духовных потребностей и права на вероисповедание.
- Я считаю, что до совершеннолетия ребенка вопрос религии должен находиться под патронажем родителей, но после 18 лет каждый человек волен сам принимать решение, каким убеждениям отдавать предпочтение. А вводить искусственные ограничения в этом сугубо личном для каждого человека вопросе считаю нецелесообразным. Тем более что в наше время человек в любом случае сможет получить нужную ему информацию, — считает председатель Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков.
По мнению общественного деятеля, исповедание родителями ребенка разных религий может вызывать конфликты в семье и для их решения необходимо выработать определенные нормы.
- Споры в семье возникают не только из-за веры, и если ситуация достигает критической «точки кипения», вызывая страдания у ребенка, то тут, конечно же, вмешиваются уполномоченные органы. Также и с религией: нужно создать механизмы работы законодательства, чтобы при необходимости можно было в судебном порядке справиться с этой проблемой, если это невозможно решить внутри самой семьи, — говорит Мурат Телибеков.
Что же касается угрозы, которую могут нести так называемые нетрадиционные религиозные объединения, то ей, по мнению эксперта, придается чересчур большое значение.
- Нашему обществу сейчас гораздо больший вред наносят наркотрафик, организованная преступность и коррупция. Зачем переключать внимание общества на такие малозначительные проблемы?! Мы же не видим ни одного террористического акта, который был совершен этими организациями, а судить о деятельности религиозной общины нужно по конкретным делам, а не по образу мыслей, пусть и отличающемуся от общепризнанного. Ведь религия — это как хирургический скальпель: в руках одного человека она может стать смертоносным оружием, в руках другого — спасти жизнь. Все зависит от того, кто стоит за кафедрой проповедника.
Некоторые равнее
- Если рассматривать этот вопрос с точки зрения закона, то в принятой Казахстаном Конвенции ОБСЕ о правах ребенка и Конституции Казахстана провозглашено право родителей определять религиозное мировоззрение ребенка. И человек, достигший 18 лет, может решить, подходит ли ему это вероучение или нет, — говорит председатель Алматинского Хельсинкского комитета Нинель Фокина. — Что же касается насильственного вовлечения детей в религиозную деятельность, то сейчас почему-то привести ребенка в православный храм на богослужение у нас в социуме не считается предосудительным, а в протестантскую церковь — это сразу же объявляется принуждением.
По мнению Нинель Фокиной, это вытекает из того, что, несмотря на равенство всех религий в Казахстане, одни негласно признаются традиционными, а другие — деструктивными.
- Несет ли та или иная религиозная организация вред — это чисто философский вопрос. Ведь когда государство регистрирует общину и присваивает ей статус юридического лица, действующего на законных основаниях, оно внимательным образом изучает все документы и, выдавая свидетельство, подтверждает, что это обычная форма осуществления религиозных прав. Что касается вреда, то католики раньше считали, что православная церковь опасна, но это внутренние дела религиозных общин. Это их споры, в которых они выясняют, что правильно, а что нет. Светское государство исходя из Конституции не может определять, какое религиозное объединение опасно, а какое полезно. До тех пор, пока приверженцы этого учения не нарушат законы из-за своих религиозных убеждений. Ведь каждое религиозное учение — это способ людей выражать свою веру в Бога, и каждое из них конкурирует и считает себя истиной в последней инстанции. Государство тут не может быть арбитром, — подвела черту Нинель Фокина.
Мы свободная страна или где?
Редакция провела небольшой опрос на одном из интернет-форумов, попросив участников высказать свое мнение относительно возможного законодательного запрета на вовлечение детей в религиозную деятельность, а также рассказать о том, как они сами подходят к религиозному воспитанию детей в своих семьях.
- Я считаю, что религия — это лишь форма выражения высших и общечеловеческих ценностей. Соответственно, главная и первостепенная задача родителей — не выбрать религиозную «форму», а заложить основу, «фундамент» храма в душах своих детей. Научить их различать добро и зло, нравственность и греховность, сострадание и равнодушие. А со всем остальным они определятся сами. Что же касается запретов, если ребенка, так сказать, отлучать от церкви, то в конечном итоге это может привести к тому, что он либо вырастет махровым атеистом, или же наперекор всему по полной ударится в религию и станет священником, — прокомментировал один из участников форума.
Большинство же респондентов сошлись во мнении, что какие-либо запреты со стороны государства на приобщение детей к вере в Бога, мягко говоря, не уместны.
- У нас все-таки свободная страна. Понятно, что встречаются секты, где реально людей зомбируют, но тут, по-моему, все больше от человека зависит. Ведь каждый сам делает выбор, в какую церковь идти и кому пожертвования отдавать. А что касается детей, в детстве мои племянники с радостью посещали одну из нетрадиционных церквей. Ничего ужасного там не происходило — просто Библию читали да песенки пели. Другое дело, что я и все родственники с моей стороны — православные, а со стороны мужа — католики, и та, и другая сторона наших двойняшек хотела крестить. Как тут выбирать? Дело даже до скандалов доходило, потом одна моя подруга посоветовала и там, и там покрестить, в итоге все остались довольны, — поделилась опытом участница форума под ником Riki Tiki Tavi.
Альтернати вы Богу не придумали
Представители что традиционного, что нетрадиционного духовенства единодушно считают, что запрет на приобщение детей, не достигших 18 лет, к религии и вере в Бога ничего хорошего не принесет.
- А что вместо веры в Бога мы можем предложить детям? Вот лично я уверовал в 18 лет, до этого времени, с 12 лет, пил и курил. И если запретить подросткам участвовать в религиозной деятельности, то что мы в итоге получим? Ведь именно в таком возрасте молодые люди начинают делать всякие непотребства. Сейчас альтернативой для детей являются только улица, ночные клубы или Интернет, напичканный развратом, — считает священнослужитель, заместитель директора библейского центра «Новая Жизнь» Сергей Заикин.
По его мнению, каждый человек независимо от возраста имеет право выбора, однако и родители вправе воспитывать детей в той вере, которую они сами исповедуют.
- Безусловно, ребенок может выбирать, верить ему в Бога или нет, но родители должны, на мой взгляд, участвовать в том, чтобы помочь ему определиться со своим выбором и тем самым прививать ему высокую мораль. И тут даже не важно, какую религию они сами исповедуют. Я как родитель имею право и желание воспитать своих детей в той вере, в которой сам живу. Возможно, кто-то и заставляет своих детей ходить в церковь, но в итоге это может привести к тому, что у ребенка будет отторжение того, во что верят родители. Но, как бы то ни было, насильственные методы вызовут шквал недовольства среди верующих людей. Такие ограничения должны распространяться только на те религиозные организации, вредоносность которых доказана, — говорит священнослужитель.
В бессмысленности таких ограничений убежден и Протоиерей Алматинской епархии, директор ОФ «Казахстан без наркотиков» отец Анатолий Измеров.
- Такие меры, по-моему, бессмысленны, тем более что это вмешательство в дела семьи, — говорит священник. — Если отнять у детей возможность посещать церковь или мечеть, мы сразу подпадем под строгие слова Господа: «Не запрещайте детям приходить ко мне». А в тех ситуациях, когда один из родителей посещает секту и тянет за собой ребенка, нужно бороться с псевдорелигиозными организациями.
Источник: Деловая газета "Взгляд" №15 (197) от 20 апреля 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий