21.04.11

«Тунисы» Казахстану скоро не грозят

Говорить о реальных политических реформах в условиях несменяемости власти – кощунство. Эта мысль лейтмотивом звучала в дискуссионном клубе «АйтПарк», гостем которого на этой неделе стал известный публицист Сергей Дуванов. 
 
Автор: Назира ДАРИМБЕТ
 
Очередного гостя клуба модератор Нурлан Еримбетов представил как «последнего романтика», с которым всегда есть о чем поговорить.

Первый вопрос, заданный Сергею Дуванову, касался положения Евгения Жовтиса, находящегося в тюремном заключении: как и чем он живет?
- С Евгением (Жовтисомавт.) все стабильно в том плане, что он сидит и будет сидеть. Никогда не скрывал и постоянно об этом я говорю, что дело это политическое. Мы все знаем, что его не отпускают на поселение, держат в колонии общего режима, причем остальные более ста заключенных спокойно перемещаются: ходят в магазин, ездят в город, а ему это не позволено. Это издевательство над правом, над законом, над Евгением. Но он не теряет духа, помогает остальным заключенным, периодически что-то, как мы говорим, «выталкивает» оттуда, пишет статьи... В общем, не прекращает общественную деятельность.
- Можете назвать три плюса власти? — так звучал следующий вопрос, который, по версии модератора, должен был поставить в тупик публициста, который привык говорить только о минусах.
- Интернациональная политика, которую проводит «Ак орда». Это как раз то, чего не имеет оппозиция, и она здорово проигрывает в этом власти. Я имею в виду те политические партии, которые пытаются разыгрывать национальную карту: это им однозначно не на руку, у нас это «не прокатит». Второе — то, что мы пошли по пути капитализма, провели приватизацию — в этом мы намного обогнали Россию. При всех негативных моментах, которыми сопровождается сам процесс, Казахстан можно назвать рыночной державой, — бодро отвечал публицист, пока не дошел до последнего пункта.- Третий плюс... Сложно, конечно...
Собеседник Нурлана Еримбетова задумался — пауза длилась несколько секунд.
- Я вообще наивно хотел, чтобы вы назвали все пять, — нарушил тишину шуткой модератор.

- Нет, можно найти, если хорошенько подумать. Может, внешняя политика... К примеру, отказ от ядерного оружия, — вышел из положения Сергей Дуванов.
- Какой должна быть политическая модернизация в реальных условиях с этим народом, с этой оппозицией, с этим президентом? — задал тогда следующий вопрос Нурлан Еримбетов.
- Вы имеете в виду, какой я вижу модернизацию? — уточнил спикер.
- Да, только в наших условиях, если вы скажете, что Назарбаев уйдет, и мы все сделаем, значит, это не дело, — ограничил фантазию гостя модератор.
Но Сергей Дуванов остался при своем мнении: «Модернизация с нынешней властью невозможна в принципе».

- У нас есть два типа политической модернизации. Первый — который олицетворяет власть. Для тех, кто сегодня находится у руководства страны, это структурное понятие: улучшить работу правительства, создать механизмы, которые обеспечат стабильность общества, исключат бархатные революции, позволят законсервировать существующий политический режим. В принципе, это понимают сами власти, и они этого не отрицают. И спрашивать, как можно сделать модернизацию, не трогая президента, кощунственно. Я считаю, что нужно начинать с верховной власти, — убежден он.
По его словам, последние два десятилетия наше общество упорно движется назад.
- В течение 20 лет мы говорим об одном и том же, а воз и ныне там. Президент сказал не «начнем», а «продолжим модернизацию», которая началась в 2005 году, то есть этот процесс у нас идет уже более 5 лет, и никто об этом не знает! Более того, в условиях «модернизации» мы получаем обратные результаты! К примеру, закон об Интернете, который делает нашу систему абсолютно недемократической. Для власти модернизация — не путь к демократии, а, наоборот, путь от нее.
Очередной вопрос от модератора клуба касался конфигурации политического поля в стране.
- И здесь опять приходится обращаться к словам президента. Вот он сказал, «будет усиление политических партий», а это значит, будет усиление «Нур Отана», который по примеру КПСС будет доминирующей политической структурой, олицетворяющей власть. Параллельно идет зачистка: оппозиционные партии, которые мы называем радикальными, вообще не регистрируются в течение 5 лет, другие партии, пытающиеся решать проблемы путем компромиссов, тоже перестали регистрировать про «Азат» — их таким образом загоняют в нужное русло), — поделился размышлениями Сергей Дуванов. — И что остается? Компартия и ОСДП? Да меня не устраивает такая конфигурация политического поля! Вот если зарегистрирует «Алгу», я знаю, они пойдут на выборы и будут до последнего. Этот тот самый радикальный элемент, который должен быть. Но власть боится, не регистрирует партии, арестовывает их активистов, закрывает оппозиционные газеты.
- И что, оппозицию никто не слышит, хотите сказать, если партии не регистрируют, а газеты изымают? — прокомментировал Нурлан Еримбетов.
- Да, в Казахстане 90% населения получают информацию из телевидения. Вот вы когда в последний раз видели оппозиционера на телевидении, которому не ставили условий не говорить про Назарбаева? — парировал спикер.
- Абилова видели, — раздалось из зала.
- Он говорил про... что? — спросил тогда Сергей Дуванов.
- Не про «Алгу!» — ответил кто-то из журналистов под смех коллег.

- А я говорю про оппозиционера, который должен об этом говорить. Кто слышит оппозицию, если тиражи газет недостаточны и не доходят до большинства населения? И пока они (оппозиционерыавт.) не получат доступ к телевидению, весь народ не поставит у себя «тарелки» и не будет повально смотреть «К+», ломки сознания не произойдет. И вы меня не убедите, что оппозицию слышат в регионах, и даже в Алматы, — выдвинул публицист железные аргументы.
Ответ Сергея Дуванова на вопрос, грозят ли нам в ближайшее время кардинальные перемены, был из разряда «уж не знаю, плохо это или хорошо».
- В ближайшее время нам «тунисы», к сожалению, не грозят. Ведь есть различные варианты, как произошли так называемые «бархатные» революции в Украине, Грузии, в Тунисе — все это были бескровные варианты, без капли крови и без единого выстрела. Насчет Кыргызстана я соглашусь со многими — нам такое не нужно. Но бишкекский вариант происходит обычно в тех странах, где власть не хочет уходить сама, когда этого требуют от нее. И если наши власти не извлекут из этого урок, нас ждет, скорее, кыргызстанский вариант, нежели тунисский.

0 коммент.:

Отправить комментарий