12.01.12

Кто копает под трон?

Когда все ломают копья вокруг трагедии в Жанаозене, складывается ощущение, что все это лишь часть некоего глобального сценария. В котором все мы статисты, включая и самого Лидера нации. И порой нужно всего лишь отбросить эмоции, чтобы узреть очевидное и понять истинный смысл происходящего.

 Автор: Юрий САМОЙЛОВ

«Величайший враг прячется там, где ты меньше всего будешь его искать»



Цезарь Гай Юлий



Кому выгодно?



Этот простейший вопрос должен вставать перед любым объективным сыщиком, стремящимся установить истину. По этому пути предлагаю проследовать и нам, а стало быть перед этим сформулировать мотивы и круг подозреваемых.



Учитывая, что трагедия в Жанаозене, в первую очередь, сокрушает незыблемость позиций действующего Президента и краеугольный камень его политики, основанный на мифе о стабильности, логично предположить, что мишенью событий является Нурсултан Назарбаев, а главным мотивом — создание предпосылок для лишения его верховной власти. Стало быть, и круг подозреваемых ограничивается лишь лицами, имеющими президентские амбиции и возможности для их реализации.



Первым в этом списке привычно маячит Премьер-министр Карим Масимов. Казалось бы, ему как раз на руку постепенное ослабление позиций президента в пользу собственного укрепления. Но эта версия мне кажется малосостоятельной. Во-первых, от жанаозеньских событий Карим Масимов скорее проиграл, чем выиграл. Хотя это и не было озвучено, но ведь именно при попустительстве его правительства сложилась ситуация с нефтяниками, и именно его министр внутренних дел хладнокровно расстрелял демонстрантов. И теперь в судьбе Карима Кажимкановича появилась такая неопределенность, которую, при его педантичности и осторожности он вряд ли бы желал допустить. Да и характер у господина Масимова не столь решителен, чтобы суметь запустить подобный дерзкий сценарий.



Возможности для подобных операций есть скорее у председателя КНБ Нуртая Абыкаева. Но трудно заподозрить старого соратника Назарбаева в подобной измене, хотя бы потому что он наверняка давно осознал всю степень зависимости своей судьбы от благополучия патрона. Да и в имиджевом плане господин Абыкаев оказался в проигрыше, как не сумевший обеспечить безопасность государства и оценить своевременно риски.



Нельзя обойти вниманием официальную версию о причастности Мухтара Аблязова. Так и представляется уму картина, на которой в лондонском замке беглый банкир выстраивает свои коварные шахматные комбинации. Но и эта версия не выдерживает критики, если только не допустить, что ему чудом удалось привлечь в соучастники министра внутренних дел Касымова. Иначе зачем олигарху Аблязову выбрасывать деньги, устраивать жанаозенский спектакль, если бы полиция не открыла огонь на поражение, а разогнала бы бастующих с помощью водометов и слезоточивого газа. Плакали бы его инвестиции, а мировая общественность и не заметила бы инцидента в крошечном провинциальном городке. Да что там мировая общественность, в родном Казахстане мало кто обратил бы внимание на очередную новость о нефтяниках. А господин Аблязов не производит впечатления человека, привыкшего пускать партии на самотек. Либо он их контролирует, либо попросту не играет.



О бедном Тимуре Кулибаеве и вовсе говорить не приходится. Этот плейбой, вероятно, так и не понял, что из-за чего стояли семь месяцев нефтяники, что с ними произошло и за что его уволили. Но ущерб он понес попросту сокрушительный, и об амбициях первой леди блистательной Гоге Ашкенази придется забыть, скорее всего, навсегда. Это, кстати, еще один мотив. Некто, подрубая сук под Назарбаевым, заодно перечеркнул и политическую судьбу его еще вчера перспективного зятя.



Можно было бы вспомнить представителей пресловутого южного клана, но господа Мами и Шукеев сегодня так деморализованы и обескровлены, что не то что в чужом Западном Казахстане, в родном Шымкенте подобные операции провести не в состоянии.



По той же самой причине отпадает и Имангали Тасмагамбетов, не имеющий сегодня влияния ни на МВД, ни на региональные власти, ни на умы и сердца земляков. Да и в лучшие свои времена Имеке не мог бросить перчатку своему создателю, а сегодня тем более ждать этого не стоит.



Исключая вышеперечисленных господ, остается единственная наиболее вероятная фигура человека, по общему мнению, отдавшего приказ министру Касымову открыть огонь на поражение — руководитель президентской Администрации Аслан Мусин. И действительно, по совокупности всех фактов, именно он мог полностью контролировать ход данного сценария, а главное, подставив всех, остаться в тени и получить для себя достаточно серьезные политические выгоды.



Сценарий Жанаозеня



Предположение, что именно Аслан Мусин умышленно довел до взрыва и воспользовался ситуацией с забастовщиками, имеет все основания, если вспомнить о степени влияния Аслана Еспуллаевича в западном Казахстане. И становится понятным, почему аким области Крымбек Кушербаев не мог на протяжении семи месяцев попасть на прием к Президенту и ознакомить его с объективной картиной. Понятно, и кого имел ввиду Нурсултан Назарбаев, когда сетовал, что его дезинформировали.



Памятуя о степени влияния Мусина в криминальной среде, можно предположить и откуда могли появиться молодчики, спровоцировавшие столкновения в Жанаозене.



То есть семь месяцев накручивается ситуация в Жанаозене, блокируется доступ акима к Президенту, фильтруется вся поступающая к нему информация, в канун праздника в городок забрасывают криминальный десант, а в ответ на устроенные ими беспорядки, аккурат в главный назарбаевский праздник «карманный» мусинский министр Касымов устраивает расстрел нефтяников. В итоге правительство, КНБ, Самрук-Казына, Совбез, а главное, сам Президент оказываются по уши в крови, а руководитель Администрации — в шоколаде.



Но, главное, подрубая сук под Назарбаевым, сценарист подложил главную свинью под его историческое наследие — отныне 16 декабря будет ассоциироваться не с главным назарбаевским праздником — Днем Независимости, а с кровавым Жанаозенем.



План удался?



Для читателей, спешащих обвинить меня в склонности к теории заговоров, предлагаю краткий экскурс в события последних лет.



Доктрина национального единства, как вы помните, стала, при всей своей безобидности и абсолютной ненужности, причиной серьезного кризиса. Казалось бы, жили себе и жили, весь мир завидовал нашей межконфессиональной и межэтнической стабильности, ан нет, надо было придумать злосчастную Доктрину и взорвать это поле. Никто тогда и не подумал, что этими действиями кто-то просто публично усомнился и заставил усомниться всех в первом назарбаевском мифе — мифе о его модели межэтнической гармонии. Но все помнят, что инициатором Доктрины выступала Администрация президента, руководителем которой являлся в тот период Аслан Еспуллаевич Мусин.



Идея о пожизненном президентстве была озвучена на родине Аслана Мусина его верноподданным академиком Байдосовым. Идея была абсурдна, не прошла и вскоре была забыта. Но все помнят, как она всколыхнула общество, которое вдруг ощутило и осознало всю степень усталости от несменяемого Лидера. И если до Байдосова казахстанцы мало задумывались об этом и готовы были ждать добровольного или вынужденного ухода правителя, то после этого заявления стал все чаще слышаться ропот. Назарбаев стал предметом анекдотов и фактором раздражения своих подданных. Спрашивается, зачем было Мусину подрывать незыблемость назарбаевского президентства?



Статус Лидера нации. Как принимался этот Закон тоже вспоминать неприятно. Понятно, что без согласования с АП спикеры палат и премьер-министр не могли бы принять на себя историческую ответственность и подписать его вопреки воле Президента. Безусловно, можно было бы найти иные, более привлекательные формы, в конце концов, придумать обращение с пятью или восьмью миллионами подписей представителей этой самой нации. Но, Администрация президента выбрала именно этот, малолегитимный и анекдотичный способ. Этим самым, Аслан Мусин не только повысил раздражаемость населения от Назарбаева, но и заложил основы для будущей отмены этого Закона.



Референдум о продлении полномочий. Шумиха вокруг этого процесса заслуживает внимания психиатров. Помнится, подобный процесс мы уже проходили в 90-е годы, но почему-то тогда он был проведен добротно и без издевательства над нацией, самим процессом и президентом. В 2011 же году все, начиная сверхскоростного от сбора подписей, до шумихи в прессе и комедийного шоу в Парламенте, отличалось редчайшей степенью абсурдности, заставляя всех поверить в страх Назарбаева перед выборами.



Досрочные выборы Президента и вовсе достойны войти в хрестоматию абсурда. Такое количество зарегистрированных кандидатов из числа безработных, охранников, народных целителей и пенсионеров имели под собой одну цель — сокрушить миф о безальтернативности Назарбаева. А подтекст прост, если конкурировать с ним способны даже бомжи и безработные, то такой лидер как Аслан Еспуллаевич способен его не просто заменить, но и превзойти.



Пресловутая борьба с коррупцией. Абсурдные уголовные дела на Доскалиева, Джакишева, Искакова, Бралиева, Сабдалина, увольнение судей Верховного суда — удар не только по Президенту (каков он, если вся команда коррупционеры), но и по его управленческой модели, поскольку подобные репрессии вызывают паралич системы госуправления. Какой чиновник будет рисковать своей подписью, если против каждого могут сфабриковать уголовное дело, подкинув портфель с баксами.



Бутафорные теракты к Актобе и Атырау и принятие Закона «О религиях». Неизвестно, как смог обосновать необходимость этого Президенту Аслан Мусин, но в выигрыше от этих событий оказался лишь он и его сын. Первый сумел подставить КНБ, в лице Нуртая Абыкаева, нанести очередной удар по мифу о назарбаевской стабильности, а второй укрепить позиции и расправиться с идеологическими противниками, оставив в легальном поле лишь своих коранитов.



Внеочередное присвоение звания генерал-лейтенанта министру Касымову. Всем известно, что генеральские звания присваиваются один раз в году — 7 мая. И вручение новых генеральских погонов Касымову аккурат в канун расстрела им демонстрации нефтяников можно рассматривать, как самую изощренную подставу Президента со стороны его собственной Администрации. Зловещий смысл этого события стал понятен лишь на следующий день, когда Назарбаев понял, что фактически подписался под соучастием касымовского расстрела нефтяников.



Реакция на события в Жанаозене. Понятно, что выступление готовила для Президента его Администрация, заложившая под фразу «я был не в курсе» разрушительную мину. Ведь, если руководитель не в курсе ситуации на вверенном ему участке, то значит он не справляется с обязанностями.



Попытка отмены выборов в Жанаозене. Метания ЦИК и Конституционного Совета заставили нас в очередной раз ощутить всю беззащитность и изнасилованность нашей Конституции. И вето Президента на этом фоне выглядит, не как торжество законности, а свидетельство его неуверенности и метаний из одной крайности в другую.



Что дальше?



Благодаря всем происшедшим событиям, Аслан Мусин оказался наиболее вероятным кандидатом на пост Премьер-министра. И не только потому, что так захочет Назарбаев. При необходимости утвержденный Мусиным состав Мажилиса способен пойти вопреки воле ослабшего лидера и покориться воле Аслана Еспуллаевича.



А еще и потому, что теперь господин Мусин вполне может разжечь и дальше незатухающий костер Мангистау и разыграть при необходимости карту западного сепаратизма. Благо, акимы Атырауской, Западно-Казахстанской, Актюбинской, Кызылординской, а теперь и Мангистауской областей являются его верными вассалами. И, думается, США вполне поддержат идею этого Прикаспийского эмирата. В итоге, Нурсултану Назарбаеву придется, под мнимые гарантии неприкосновенности, поступиться всем, чтобы не потерять часть и не повторить судьбу ливийского коллеги.



Если следовать этой версии, то становится понятной решительность и напористость Аслана Мусина, самоуверенность его сына — вероятно, американской крышей это семейство обзавелось уже давно. И именно в американских мозговых центрах разрабатывались эти изощренные сценарии по полной дискредитации основателя суверенного Казахстана и демонтажу его основных мифов и всех собственно механизмов осуществления его власти.



Но, самое главное, особый смысл обретают слова бывшего посла США в Казахстане Уильяма Кортни, рекомендующего налаживать контакты на людей из более низшего эшелона власти. Подобные пробросы в амриканской внешнеполитичской практике означают лишь полное списание действующего лидера и наличие определенности с конкретной альтернативной кандидатурой. И кандидатура эта — Аслан Еспуллаевич Мусин. Который продемонстрировал хозяевам свою эффективность, готовность идти до конца, а в будущем обеспечить им защиту инвестиций и стабильность. Пусть даже ценой крови.



Аслан Мусин заложил основы казахского Бенгази в Магистау, и теперь запустить арабскую весну в Казахстане будет достаточно просто. Тогда все планы Путина по созданию Евразийского Союза потерпят полное фиаско. Да и в вряд ли, озабоченный собственными внутриполитическими проблемами и предстоящими выборами ВВП сможет протянуть руку помощи загнавшему себя в ловушку казахстанскому коллеге. Парадоксально, что при этом Аслан Мусин будет чист от назарбаевского груза и сможет повесить на него, как Жанаозен, так и все остальные проблемы последних лет.



Конечно, есть призрачный шанс преодоления этого заговора — отправить в отставку Мусина и Касымова, возбудив уголовные дела по факту массового убийства жителей Жанаозеня, отложить парламентские выборы с целью ревизии партийных списков на предмет лояльности. В этом случае можно разрушить все сценарии...Но вопрос, кто это сделает...



От редакции: Этот материал пришел как отклик на статью "В Акорде созрел заговор против Назарбаева".

0 коммент.:

Отправить комментарий