11.04.11

Рисковать Каспием нельзя

В Германии активисты протестуют против АЭС, в России президент требует ввести ограничения на строительство атомных станций в сейсмически опасных зонах, а в Казахстане полным ходом идет утверждение проекта собственной станции. 
 
Автор: Назира ДАРИМБЕТ
 
Насколько обоснованно строительство АЭС в Казахстане и какие могут быть последствия, мы спросили у руководителя экологической партии.
Лидер общественного объединения «Экологическая партия «Менің Қазақстаным» Мусагали Дуамбеков всегда был принципиально против строительства АЭС.
- Если выставить в ряд аргументы против, то у меня их наберется как минимум десять. Во‑первых, с точки зрения экологической безопасности. Если даже такая высокоразвитая страна, как Япония, допускает оплошности и не может справиться с катастрофой, то что говорить о нас! Неразвитая экономика, отсутствие новых технологий и соответствующих кадров заставят нас просто молиться на российских специалистов, чтобы они были живы-здоровы и работали как можно дольше. Но если мы сами не можем обеспечить безопасность на собственном объекте, спрашивается, зачем его строить?
- По слухам, технико-экономическое обоснование (ТЭО) проекта АЭС в Актау уже находится на согласовании у президента. Что Вы думаете по этому поводу?
- По моим сведениям, это абсолютно дорогой проект, который будет строиться не менее пяти лет, и принесет ли он выгоду — под большим вопросом. В 2009 году аким Мангистауской области Крымбек Кушербаев трижды обращался в правительство с просьбой дать добро на строительство двух газотурбинных станций на базе актауского МАЭК (Мангистауский атомно-энергетический комбинат). Каждая из этих станций даст по 160 мегаватт электроэнергии, которой достаточно для обеспечения региона. На строительство одной станции уйдет 1—1,5 года и $40 миллионов, а электро­энергия была бы недорогой — 4,5 тенге за киловатт.
Я видел эти письма и ответы на них, в которых Министерство энергетики сообщало, что у нас запланировано строительство АЭС на 2011 год. Мол, вы сейчас тихо сидите, будет у вас скоро 2000 мегаватт электроэнергии. А зачем? Абсурдность проекта в том, что в регионе нет потребности в таком объеме электроэнергии — 200 мегаватт с лихвой достаточно. А остальные куда девать, кому будут продавать: Ирану или России, которым это не нужно? С доставкой даже по территории республики большие проблемы, ведь при транспортировке 30% электроэнергии теряется на проводах. Где тут логика и экономический расчет?
Атомная станция обойдется в $10 миллиардов, и кому-то просто не терпится вбухать эти деньги в абсолютно бесперспективный проект. И возникает вопрос: откуда будут взяты на это средства? Что, опять будем у китайцев кредит брать?!
- И россиянам отдавать?
- На мой взгляд, здесь четко видно, что россияне очень заинтересованы в этом проекте, они просто хотят спихнуть нам свои отжившие технологии, а в нашем правительстве это кто-то активно лоббирует. Реакторы типа ВБЭР-300, который хотят поставить на АЭС в Актау, стояли на старых российских подводных лодках. Никто не испытывал, не прорабатывал их, а у нас, получается, как экспериментальная база. До каких пор мы будем ставить на себе опыты?
- И не только на себе. Радиация из Японии уже дошла до США...
- Я уверен, что такие проекты необходимо выносить на всеобщее рассмотрение, более того, нужно международную общественность привлекать, ведь Каспий, на берегу которого хотят строить АЭС, не принадлежит одному Казахстану. И не дай бог, что случится, мы можем потерять море. Есть специальная конвенция по Каспию, по которой мы должны согласовывать действия, вдруг из-за них случится экологическая катастрофа — это будет общей головной болью для всех пяти государств.
А у нас, как обычно, все делается тихо, как говорится, без лишнего шума и пыли. В прошлом году летом областной акимат проводил слушания, они закончились скандалом — общественность была настроена против. Но на республиканском уровне никто не узнал, скандал замяли.
- С другой стороны, Мангистауская область считается наименее сейсмичной — это же аргумент в пользу безопасности АЭС?
- Пока я не занимался изучением региона на предмет землетрясения, но недавно в Атырауской области было землетрясение силой около 5 баллов. Об этом практически не было информации, все молчат.
Почему это произошло? У нас варварскими методами добывается нефть, впрочем, как и другие полезные ископаемые. Нефть выкачиваем, и под землей могут образоваться пустоты, мы же ее не компенсируем, воду не закачиваем, газ не закачиваем. Под землей рушатся слои, и как это отразится в будущем, мы не знаем. Не исключены землетрясения техногенного характера. И если эту АЭС построить в Актау, на берегу моря, кроме землетрясения там может появиться масса проблем.
- Но, может быть, у Казахстана нет другого выхода при нынешнем дефиците электроэнергии?
- У нас достаточно альтернативных источников энергии, которые попросту не используются. Возьмем тот же попутный газ, я уже говорил о газотурбинных станциях, которые можно строить везде, где добывается нефть и газ. У нас миллиарды кубометров газа попросту сжигаются вместо рационального использования.
В прошлом году в коллегии Министерства экологии были разборки, почему Кызылорда не вся подсоединена к газу. В области добывают нефть, а попутный газ сжигается, в то время как даже областной центр не полностью обес­печен газом, не говоря об отдаленных населенных пунктах. Наши нерасторопные чиновники находят тысячу причин: газ не той концентрации, трубопроводов нет, а нефтяники ссылаются на них, мол, не могут они долго держать в трубах газ — нужно сжигать. И такая ситуация во всех областях, где добывают нефть.
Ветровые и гид­роэлектростанции можно в каждом регионе строить, это дешевле и выгоднее, нежели поставить АЭС в Актау на отшибе и тянуть провода через тысячи километров, теряя по дороге киловатты электроэнергии. Думаю, разум все-таки возьмет верх и наши чиновники вовремя остановятся.
Радиация на курорте
Атомные станции давно уже не передовые технологии, а прошлый век в прямом и переносном смысле. Мир уже давно научился использовать другие источники энергии, и Казахстану нужно к этому стремиться, считает лидер партии «Руханият» Серикжан Мамбеталин.
- Серикжан Есенгосович, нужна ли нам АЭС в Актау?
- Целесообразности в строительстве АЭС в Казахстане нет и не было изначально. В советские времена в Актау была построена атомная станция для выработки оружейного плутония для нужд военно-промышленного комплекса. То есть выработка электро­энергии была задачей вторичной. Это объяснялось отсутствием в регионе промышленности, незначительным населением, не превышающим полмиллиона человек. Сейчас, когда Мангистау стал центром нефтегазовой промышленности Казахстана, а Актау — единственным городом на море, который можно развивать как летний курорт для всего западного региона страны, строить там АЭС представляется полным абсурдом. Я уже не говорю о том, что атомные электростанции — это потенциальный объект для террористической атаки.
- Но говорят, что современные АЭС полностью безопасны...
- Нужно развеять мнение, что атомные станции — это передовые технологии. На самом деле это уже прошлый век в прямом и переносном смысле. Мир уже давно научился использовать другие источники энергии. Например, Дания получает 20% энергии, используя «ветряки». Норвегия разработала электростанцию, работающую на генерации электричества из разницы осмотического давления между пресной и морской водой. Казахстан входит в первую десятку стран по потенциалу ветровой и солнечной энергетики. Но до сих пор нет промышленного производства этих видов энергии.
Пилотный проект подразделения ООН выявил наличие зон для ветроэнергетики практически в каждой области, но дальше дело не сдвинулось. Хотя в приграничном Синьцзяне, по другую сторону Джунгарских ворот, Китай построил сотни ветровых турбин и солнечных батарей и стал мировым лидером по инвестированию в «зеленую» энергетику.
- Может, у нас нечего инвестировать?
- Присоединившись самым последним к Киотскому протоколу, Казахстан так и не использовал механизм привлечения грантов на сотни миллионов долларов в развитие проектов по утилизации углекислого газа и альтернативных источников энергии. Для того чтобы развивать альтернативные источники, нужно было создать институциональные условия для инвесторов, предусмотреть государственные дотации или налоговые льготы, дерегулировать рынок продаж электроэнергии и многое другое. На сегодняшний день практически ничего не сделано, кроме декларативных заявлений правительства.
Программа ФИИР не содержит проектов по этой тематике, национальная компания «КазМунайГаз» не уделяет никакого внимания развитию «зеленых» источников энергии, хотя передовые западные нефтяные компании обязательно имеют в своей структуре соответствующее подразделение, направляя на эти цели часть прибыли от продажи нефти.

Источник: Газета "Голос Республики" №13 (189) от 08 апреля 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий