11.04.11

Врачебные ошибки: как защититься

Актуальность и болезненность темы врачебной ошибки для казахстанцев подтвердило количество собравшихся на заседание пресс-клуба ОФ «Амансаулык» в Алматы. 
 
Автор: Татьяна ПАНЧЕНКО
 
В обычно тихом зальчике операторам и фотокорреспондентам приходилось пробираться сквозь плотные ряды журналистов, юристов и медиков. Вопросов у всех было много.
На «затравку» глава общественного фонда Бахыт Туменова представила недавний случай. О фатальной врачебной ошибке рассказала дочь пострадавшей — Аида Мясоедова. Ее мать, Светлану Петровну, два с половиной месяца лечили от воспаления легких антибиотиками, но женщине становилось только хуже, она пожелтела. Когда стало совсем плохо, консилиум докторов вынес вердикт — рак печени. Больная умерла в жуткой агонии. А на вскрытии оказалось, что камень из желчного пузыря закрыл проток. То есть довольно простая операция сохранила бы жизнь больной.
Как подтвердила независимый медицинский эксперт Римма Мансузова в ответ на первый же вопрос журналистов, никакой сложности в диагностике такого состояния нет — камень хорошо видно на ультразвуковом исследовании, которое женщине, кстати, проводили в алматинском диагностическом центре. А Бахыт Туменова в свою очередь заверила, что при симптомах, наблюдавшихся у Светланы Петровны, предположить так называемую механическую желтуху (то есть закупорку желчного протока) врачи должны были в первую очередь.
- Здесь мы видим полное расхождение диагнозов, — подвела итог Бахыт Туменова. — При этом погибшая женщина имела семью, была платежеспособна, вовремя обратилась к врачам, выполняла все назначения и умерла в лечебном учреждении, находящемся в крупнейшем городе страны.
Дочь Светланы Петровны намерена подать иск в суд, и это — единственный правильный шаг в данном положении, подтвердили юристы, пришедшие на встречу.
- Нужно обозначить проблему таким образом, чтобы ее искоренить, — считает правовед Альмира Жаппарова. — Подобные случаи нужно доводить до возбуждения уголовного дела. Ведь результат врачебной ошибки — это в лучшем случае инвалидность, а в худшем — летальный исход. То есть здесь есть признаки причинения вреда здоровью — уголовно наказуемого деяния.
По мнению Альмиры Жаппаровой, вопрос — в отсутствии законодательной формулировки «врачебная ошибка».
- Нет у нас в праве понятия врачебной ошибки, нет определения, что такое «врачебная ошибка» в медицине! Даются разношерстные варианты определения. Но главная идея, которая заложена во всех этих определениях, — то, что это добросовестное заблуждение, — обозначила она болевую точку.
Юрист предложила разделить врачебные ошибки на три вида: криминальное действие, случайный казус (врач сделал все, что считал нужным, но что-то пошло не так) и добросовестное заблуждение. Однако ее коллега Таир Назханов, председатель Форума адвокатов, считает, что три типа — это слишком много, да и понятие «врачебная ошибка» в законодательстве не нужно.
- Разные исследователи говорят о том, что врачебную ошибку надо разделять на два вида: либо это противоправное виновное причинение вреда здоровью, либо это неумышленное добросовестное исполнение обязанностей врачом, вследствие чего возникло причинение вреда. Если отсутствует вина, то отсутствует ответственность, — расставил все по местам адвокат.
Сложность в том, что ни истец, ни судья в таких делах не имеют специальных познаний, поэтому остро встает вопрос о независимой экспертизе. Вроде бы сейчас такой институт стал у нас развиваться, в Алматы сейчас три ассоциации независимых экспертов, которые работают по госзаказу и по заказам частных лиц. Однако стоимость медицинской экспертизы — 250—300 тысяч тенге — нереальна для пострадавших от медицинской халатности.
А что же государственные органы? Директор алматинского департамента Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности Алия Рустемова стояла за честь белого халата: не все врачи пришли в медицину зарабатывать деньги, многие бескорыстно спасают жизни. (Хотя, может, в том-то и дело, что медики вынуждены делать это бескорыстно — корысти в их копеечной зарплате точно не найдешь.) А все инциденты с летальным исходом обязательно передаются в полицию, заверила она.
Алия Рустемова пообещала «подключиться к случаю», рассказанному в пресс-клубе, и в свою очередь проинформировала о работе своего ведомства. За три первых месяца 2011 года поступило 114 жалоб, в ДВД города передано 15 дел в отношении медработников за нарушение стандартов оказания медицинской помощи и недобросовестное отношение к профессиональным обязанностям.
- Советую на комитет не надеяться, так как можете столкнуться с корпоративной солидарностью, а обращаться в прокуратуру, — повернулся к Аиде Мясоедовой Таир Назханов, — тем более что дежурный прокурор примет вашу информацию и днем, и ночью.
- Пока нет гражданской активности, пока пациенты и их родственники не перестанут бояться, от врачебных ошибок мы не отойдем, — подняла проблему на более высокий уровень глава Казахстанской диабетической ассоциации Наталия Тукалевская.
В финале встречи Бахыт Туменова, подводя итоги, перечислила меры предупреждения врачебных ошибок: грамотность пациента, честные суды (здесь очень кстати оказался случай с пациентом Даниловым и его недовырезанным желчным пузырем), активность граждан и формирование гражданского общества в общем.

0 коммент.:

Отправить комментарий