01.04.11

Куда исчез Данияр Молдашев?

Эта неделя преподнесла нашей редакции неприятный сюрприз. В понедельник утром мы узнали о нападении на директора газеты «Голос республики» Данияра Молдашева, а вечером того же дня обнаружили его исчезновение. 
 
Автор: Редакция
 
Поиски его во вторник и среду не дали результата, и в четверг мы были вынуждены выйти на пресс-конференцию.
История — совершенно невероятная и тревожная — началась в прошлую пятницу, 25 марта, когда Данияр Молдашев был в однодневной командировке в Москве. Утром вылетел из Алматы рейсом компании «Трансаэро» и в тот же день ночным рейсом улетел обратно. На подъезде к дому его встретили неизвестные, жестоко избили — у него повреждена рука и сотрясение мозга и ограбили — украдены документы, которые он вез из Москвы для редакции алматинской газеты, и фотокамера.
О нападении редакция узнала только в понедельник, когда Данияр вышел на связь и сообщил своему заместителю — Гузяль Байдалиновой, что он себя плохо чувствует и что у него украдены фотокамера и документы. Сказал, что будет отлеживаться дома и что написал заявление в полицию. Договорились, что выйдет на связь еще раз вечером — расскажет, что предпринимает полиция.
Но в понедельник вечером Данияр на связь не вышел.
Хроника событий
- К вечеру вторника мы забили тревогу, — рассказала вчера на пресс-конференции первый заместитель шеф-редактора «Республики» Оксана Макушина. — Куда мог деться человек с рукой в гипсе и сотрясением мозга? Он сам сказал, что будет все время дома, — и вдруг пропал. С учетом ситуации, в которой последние полтора года находится наша газета, слежки, которая ведется за редакционными машинами, мы не могли отнестись спокойно к исчезновению Данияра.
Тревога редакции усилилась, когда стало известно, что в Москве за Молдашевым была слежка. Сотрудники портала «Республика» в Москве сумели заснять «хвосты». Как выяснилось, слежку вели как минимум три человека с трех автомашин. Номера последних были зафиксированы. Причем, со слов москвичей, слежка велась достаточно непрофессионально, поскольку следившие не заметили контрнаблюдения, поэтому они не думают, что это были российские спецслужбы.
Кстати, у Данияра не было никаких проблем на границе. «За несколько минут до вылета, уже из самолета, Данияр позвонил и сообщил, что все в порядке — он летит в Алматы и уже оттуда свяжется с нами по телефону», — сообщили нам в московской редакции «Республики».
В среду, 30 марта, редакция решила предать огласке факт исчезновения директора. Параллельно сотрудники редакции обзванивали морги и больницы.
- Мы решили сделать публичное сообщение об исчезновении Данияра, — рассказала Оксана Макушина. — Нам на ум тогда пришли две версии: либо с Данияром случилось что-то страшное, либо его похитили... Кто? Нам не хотелось бы никого обвинять раньше времени, но мы сразу вспомнили историю с Оксаной Никитиной, убитой во время выборной кампании 2005 года, и решили, что лучше перебдеть, чем недобдеть.
Мы понимали, что наше сообщение вызовет шумную реакцию в обществе, и надеялись, что это каким-то образом прояснит ситуацию.
«Слава Богу, жив, но где он?!»
Ожидания редакции оправдались. В среду, 30 марта, около 20.30 Данияр Молдашев дал о себе знать — он позвонил на мобильный телефон Гузяль Байдалиновой.
«Позвонил Данияр, я спросила, где он и что с ним, сказала, что мы все ищем его. Он сказал, что он сейчас в Минске... Но говорил он как-то напряженно и очень быстро. Я не успела даже вопросы толком задать, как сразу отключился. Его номер не высветился», — рассказала Гузяль сотрудникам редакции.
- Мы сперва обрадовались — слава Богу, жив, но потом задумались, — прокомментировала Оксана Макушина звонок. — Если он уехал добровольно, то почему не предупредил? Мы давно знаем Данияра, он никогда так не поступал. И раз у него была возможность позвонить в среду, значит, он мог позвонить и раньше, во вторник,  но позвонил только после того, как мы подняли шум по поводу его исчезновения. И сам тон разговора - напряженный, как будто кто-то находился рядом с ним. И своих координат он не оставил, а ведь он — директор предприятия...
Редакция опасается, что Данияра Молдашева заставили уехать из страны — если он, конечно, действительно уехал. Возможно также, что его где-то насильно удерживают.
- Я знаю Данияра много лет, и никогда-никогда он так не пропадал. Он всегда предупреждал, если уезжал куда-то, — сказала по этому поводу Гузяль Байдалинова.
- Это наверняка не обыкновенное ограбление. Газета уже полтора года испытывает давление на себя со стороны государственных структур, а не каких-то бандитов, грабителей, — заявил юрист издания Сергей Уткин.
Напомнил Уткин и про то, что для газеты закрыты все типографии, и о недавнем силовом захвате части тиража одного из номеров газеты, когда останавливали редакционные машины, изымали тиражи и забирали сотрудников в РОВД.
- Государство всей своей машиной централизованно и очень четко ведет работу против редакции — это очень заметно. То, что сейчас происходит с директором ТОО, — это, видимо, звенья одной цепи.
Слежка за Данияром в Москве, по словам юриста, только добавляет вопросов: «Кто мог следить за ним в Москве? Если бы у российских правоохранительных органов были претензии к Данияру, его бы задержали на границе. Возможно, это были наши спецслужбы. Или кто-то, кого они наняли в Москве, чтобы следить за Данияром».
Это всего лишь версия, но в свете происходящих событий она заслуживает рассмотрения — хотя бы для того, чтобы были заданы вопросы Комитету национальной безопасности: знают ли они, что случилось с Данияром Молдашевым?
Брат Данияра недоумевает
Уже вечером в четверг нам удалось связаться с братом Данияра — Аскаром.
- Данияр рассказал, что с ним произошло, — рассказал брат. — Он подходил к своему подъезду, его кто-то сзади ударил по голове, забрали сотку, деньги, кредитные карты. Он вызвал полицию, но написать заявление не успел: ему стало плохо, пришлось обратиться в четвертую горбольницу. Ему поставили диагноз «сотрясение мозга» и наложили гипс на левую руку — какие-то повреждения в области локтя.
По словам Аскара, позже Данияр написал заявление, что не будет требовать расследования, так как... не видел тех, кто на него нападал. О том, что брат улетел, Аскар узнал лишь 30 марта, в среду, когда в дом к родителям набежали сотрудники Бостандыкского РУВД города Алматы.
- Они нам сказали, что на сайте МВД появилась информация об избиении Данияра Молдашева и его похищении. И от мамы я узнал, что Данияр в среду звонил маме на домашний телефон и своей жене на сотовый — там высветился его номер.
Брат Данияра рассказал, что при полицейских набрал этот номер, переключил телефон на громкую связь, чтобы всем присутствующим было слышно; полицейские весь разговор записывали на диктофон: «Данияр сказал мне, что он в Минске (летел туда через Киев), что он туда полетел по личным делам. Я сейчас не хочу распространяться, что за дела. Он сказал, чтобы я не лез в это».
И тут Аскар задал нам встречный вопрос: зачем мы больного человека отправили в командировку? Однако мы Данияра никуда не отправляли, более того, мы напомнили Аскару, что буквально полминуты назад он говорил о личных делах своего брата в Минске.
- Я ему говорил: почему не предупредил? — вновь стал рассказывать о своем диалоге с братом г-н Молдашев. — У нас разговор был на повышенных тонах, поэтому я даже не понял, подавленный он или нет, что там у него с настроением.
На наш вопрос, верит ли Аскар, что брат его находится в Минске, он ответил: «У меня нет оснований не верить брату. Но номер у него «билайновский», и там может работать роуминг. Я не знаю, я ничего не понимаю». Аскар дал нам сотовый брата, по которому он с ним общался.
Мы стали набирать номер, но сотка оказалась отключенной. Через какое-то время в редакцию позвонил Аскар и сказал: «Тот номер, что я вам дал, почему-то отключен. Не подумайте, что я вам какой-то «левый» номер дал. Я хочу выразить обеспокоенность по поводу нашей семьи. Сейчас такой шум поднялся. Я беспокоюсь о своих детях, о родителях».
На наш вопрос, поступали ли к нему угрозы и что мы можем для него сделать, Аскар лишь повторил: «Я беспокоюсь за нашу семью».
Мы звонили на «билайновский» номер Данияра до глубокой ночи. Телефон был отключен.
Источник: Газета "Голос Республики" №12 (188) от 01 апреля 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий