20.10.11

Не оралманы разжигают рознь

Казахстан называли «лабораторией дружбы народов». Да, дружба эта иногда была вынужденной – в степные просторы веками выселяли или переселяли буквально целые народы. Но отдадим должное предкам: не было в Казахстане тех, кого не встречали бы как дорогого гостя.

Автор: Азиза САУЛ

Однако жизнь не стоит на месте, и сегодня, когда глобализация стирает границы, соединяя континенты и народы, в Казахстане происходит фатальное расслоение общества. При этом группы, противопоставляющие себя друг другу, это даже не представители разных этносов.



Получилось как всегда



В фокус целого ряда казахстанских СМИ неожиданно попали люди, статус и социальное положение которых в стране обозначаются понятиями «оралман» и «репатриант». Это люди, имеющие корни на территории Казахстана, волею судеб выросшие за рубежом и вернувшиеся на землю предков.



За двадцать лет независимости, констатируют казахстанские чиновники, на историческую родину прибыло более миллиона переселенцев. Среди которых, по данным комитета миграционной полиции МВД Казахстана, 74 доктора наук и 213 кандидатов наук. Большинство оралманов, отметил он, являются трудоспособными специалистами со средним образованием, пятая часть имеет среднее специальное, а каждый десятый — высшее образование.







Для их адаптации и превращения в казахстанцев государством разработан ряд программ, предусматривающих как материальную помощь, так и нематериальную поддержку: квота для поступления в вузы, переобучение, трудоустройство и т.д. Так, только на программу «Нурлы кош», которая завершается в нынешнем году, государство запланировало потратить 197 795,6 млн тенге.



И вроде неплохо все задумано было, однако исполнение программ — это, безусловно, отдельная песня. Которая, тем не менее, заметно влияет на самочувствие репатриантов и обычных граждан. Потому что из-за этого самого «исполнения» многие из оралманов в поисках лучшей жизни вынуждены кочевать по степным просторам.



Кто сеет рознь и смуту?



Например, часть бастующих в Мангистауской области составляют оралманы. Причем, по мнению главы Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» Тимура Кулибаева, именно они и являются идейными вдохновителями забастовок. На первом заседании созданного по его инициативе дискуссионного клуба «Эксперт», посвященном именно забастовкам, председатель фонда подчеркнул: «У них есть свои неформальные лидеры, которые приехали из Каракалпакии».







Растиражированная фраза вызвала бурную реакцию — на Кулибаева даже грозились подать в суд. За что? Своим выступлением Тимур Кулибаев разжигает социальную рознь, говорят бастующие нефтяники. Один из них, Алдыонгар Телегусов, подчеркнул в интервью телеканалу «К-плюс»: «Нас в Казахстане и так делят на три жуза. Теперь, наверное, будут делить на рабов, бедных и богатых. Хотя у нас в Жанаозене давно так. Теперь еще добавилась каста оралманов. Это ведь настоящая рознь, все это вносит смуту. Соколову засудили якобы за то, что она сеет социальную вражду. Почему же Кулибаев, который сеет раздор, не несет никакой ответственности?»







По словам бастующих, среди них около 30 оралманов, однако все они — граждане Казахстана. Так что их требования законны. Говорят, что после заявления Кулибаева из Мангистауской области переселенцы стали уезжать.



Так, Бактыбай Жылкыбаев, один из тех, кто продолжает бастовать, рассказал «К-плюсу»: «С нами вместе работал один парень по имени Максут. Когда он приехал из Ирана на свою историческую родину, у него было много проблем. С огромным трудом он устроился на работу в нефтяную компанию. Рядом с нами все эти месяцы стоял на площади. И вот на днях Максут уехал обратно в Иран. Скорее всего, именно слова Кулибаева стали причиной его отъезда».



Бастуют не все



Между тем, не все бастующие — оралманы и не все оралманы — бастующие. Монтажник «Ерсая» Аман Лукманов перебрался в Казахстан из Туркменистана в 1996 году после призыва президента Назарбаева. В Актау на собственные сбережения он купил квартиру. От местных властей в качестве помощи получил лишь 97 тысяч тенге.







У Амана многое связано с морем: по Каспию он приплыл на родину, а до этого, живя на другом его берегу, вместе с бризом как будто вдыхал воздух и запахи родной степи, надеясь вернуться. Теперь, после заявления зятя президента, ему тяжело и обидно.



- Почему меня называют оралманом? Я ведь окончил казахскую школу, владею языком. А сам господин Кулибаев знает государственный язык? Конечно, он как человек из власти хочет показать, что в Мангистау нет бастующих. Но зачем говорить такие несправедливые слова?



Многие из репатриантов так и не смогли получить образование и, соответственно, по-настоящему реализоваться. Все, что им остается, — выживать. Мухамед Тилегенулы родом из афганского города Мазари-Шариф. Во время войны не смог получить образование. Все, что он умеет, — шить и ремонтировать обувь.







Переехав в Казахстан, он надеялся получить другую профессию, но никакой помощи от государства по переобучению и трудоустройству не дождался. Сейчас работа сапожника приносит Мухамеду тысячу тенге в день. «В Казахстан я приехал в 2000 году. Нас поселили в Кентау в Южно-Казахстанской области. Работы там вообще никакой нет. Таких сапожников, как я, пруд пруди. В поисках работы я приехал сюда. А здесь только место на базаре и съемная квартира», — говорит он.



Еще один предприниматель, фермер Алтынбек, на девяти гектарах в степи недалеко от Жанаозена выращивает бахчевые — необычное для этих мест земледелие появилось только в этом году.







Уроженец Кыргызстана Алтынбек шесть лет назад получил гражданство Казахстана. Человек, который своими глазами видел «тюльпановую революцию», понимает и поддерживает бастующих нефтяников. Однако предпочитает говорить лишь о трудностях своей работы.







«Воду для полива берем из трубы. За каждый кубометр платим по 159 тенге. Поэтому стараемся на поливе экономить. Местные земледелием не занимаются, потому что не умеют. Условия тут суровые, почва неплодородная, с водой проблемы. А у нас опыт в этом деле есть. Мы выращиваем, в основном, дыни, арбузы — все, что не требует много воды», — рассказал он.



Большая часть Мангистауской области — это солончаковая пустыня. Климат тут засушливый, осадков мало, зато постоянны сильные ветры и пыльные бури. Экология плохая, в таких условиях даже исконно казахское скотоводство развивать очень трудно. Выжить здесь могут разве что верблюды, которые, как известно, 40 дней могут обходиться без воды.



Бастующие нефтяники своей стойкостью, выдержкой и терпением очень напоминают корабли пустыни. Только, в отличие от местных верблюдов, бастующие рабочие, кажется, никому не нужны.



Хватит деликатничать?



Между тем политолог Срым Жумажанов утверждает: «Оралманы в Казахстане — не просто фактор риска. Это уже стопроцентный риск!»



По его мнению, переселенцы, объединенные и хорошо организованные, заинтересованы не в том, чтобы стать действительно гражданами страны со всеми вытекающими, а в том, чтобы оставаться особой прослойкой, которая имеет привилегии и льготы. «Казахстанцы — люди деликатные. Пожалуй, даже слишком деликатные, — пишет Жумажанов. — А с оралманами деликатничать больше нельзя. На шею сядут...»







...Так кто же они — оралманы? Угроза стабильности и «духовному единству»? Чья-то «пятая колонна»? Вряд ли. Они — люди, которые, как и все мы, ищут лучшей доли. Пусть не для себя, но для своих детей. Которые просто хотят жить достойно и быть уверенными в будущем. Так же, как мы с вами. Такие же, как руководители компаний и высокие государственные чины.



Материал подготовлен на основе сюжета из программы "Власть", вышедшей в эфир на телеканале "К-плюс" 16 октября 2011 года.

0 коммент.:

Отправить комментарий