10.03.11

Со своим свиным рылом да в чужой калашный ряд?

Накануне проведения круглого стола, посвященного проблемам имплементации международных рекомендаций по правам человека в национальное законодательство, Казахстан выдвинул свою кандидатуру в члены Совета по правам человека ООН на 2012-2015 г. 
 
Автор: Влад ОРЛОВ
 
Такое выдвижение можно расценивать не иначе как желание показать членам Совета ООН, что мы тоже доросли до того, чтобы раздавать рекомендации. По крайней мере, такие комментарии к этой новости появились в Интернете: мол, если, к примеру, Ливия состоит в этом совете, почему бы и нам не встать с ней в один ряд. Если заявку удовлетворят, можно не сомневаться, что это будет подано как еще один несомненный успех государства на международной арене.
Однако возникает вопрос: если учесть далеко не блестящее состояние дел с соблюдением прав человека в нашей стране, то имеем ли мы моральное право вступать в совет? Власти наши подобными вопросами не задаются. Как не задавались они ими, когда готовились и председательствовали в ОБСЕ. Им занять какой-нибудь пост, пусть и формальный, — лишний повод для самолюбования и некоего пиара.
Правозащитник Амангельды Шорманбаев говорит, что вступление в Совет ООН может быть весьма удобным для казахстанских властей, удобным в плане того, чтобы показать себя якобы стремящимися к соблюдению общепринятых демократических норм:
- ООН — более формализированная структура, более бюрократическая, чем ОБСЕ, все процессы и процедуры в ней занимают гораздо больше времени. И если даже казахстанским властям поставят некие условия членства в совете, то исполнять их в рамках ООН будет весьма просто: никто не станет требовать мгновенного изменения.
Поэтому даже надежды на лучшее не позволяют говорить правозащитнику, что членство в совете сразу изменит внутреннюю политику в Казахстане в сторону демократизации.
- Нет в ООН такого «доброго дяди», который заставил бы Казахстан стать завтра образцом в области соблюдения прав человека. Если мы сами не захотим изменений, то их и не будет в ближайшее время, куда бы мы ни вступали. Надо учиться самим менять ситуацию в лучшую сторону, — заключает Шорманбаев.
Иной точки зрения придерживается политолог Николай Кузьмин. Он полагает, что вступление в совет не является целью кому-то что-то в мире показать или доказать:
- Мир своими делами занят, ему без разницы, в какой структуре Казахстан намерен занять какую-то позицию. Вот сколько, допустим, нефти и урана Казахстан хочет продать Китаю, мир интересует гораздо в большей степени.
Это прежде всего нужно самому Казахстану, видимо, для того чтобы не стоять на месте, постоянно двигаться. Вопрос, соответствует или не соответствует страна каким-то критериям, в ООН вообще никогда не ставится. Там все страны принципиально изначально равны между собой. А работа в рамках организации предполагает постоянную конкуренцию за то, чтобы возглавить тот или иной комитет, подкомитет, и можно наблюдать, как страны борются между собой, плетут интриги. И это надо уметь делать.
Ведь если человек не умеет кататься на лыжах или играть в гольф, но очень хочет, он поедет на Шымбулак или в гольф-клуб «Джайляу», где сможет научиться. Так и Казахстан, чтобы улучшить ситуацию с соблюдением прав человека, как раз решил этим заняться. Так что я не думаю, что Казахстан в лице министра Саудабаева сядет где-то в президиуме и будет говорить, как у нас все здорово. Совет — это в какой-то мере тренировочная группа, в которой неблагополучные страны пытаются стать более благополучными. Потому что, будем откровенны, если бы при занятии вакантной должности в этом совете требовалось сдать какой-то экзамен, то Казахстан его попросту не сдал бы.
Источник: Деловая газета "Взгляд" №09 (191) от 09 марта 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий