11.03.11

Не все коту масленица

Хотя от предстоящих президентских выборов финансовые обозреватели, как, впрочем, и весь электорат, не ждали чего-то особенного, тем не менее с началом официальной избирательной кампании появились сюрпризы, заслуживающие внимания. 
 
Автор: Тулеген АСКАРОВ
 
После знакомства с репортажами в казахстанской прессе с презентации политической предвыборной платформы кандидата в президенты Гани Касымова выяснилось, что его обещания в случае победы законодательно запретить «позорные секретные девальвации» специальным законом и создать государственный «КазАгроБанк» на страницы официальных СМИ не попали. Видимо, те не захотели ссориться с Нацбанком, так как заявления кандидата явно адресованы его руководству в лице Григория Марченко, который, как известно, не считает проведенную им февральскую девальвацию тенге «нечестной» и «позорной» и к тому же не раз высказывался против возрождения государственного «Агробанка».
Проехался по Прометею
Как бы то ни было, остается лишь посочувствовать г-ну Марченко, который из-за выборов неожиданно уподобился мифическому титану Прометею, прикованному к скале богом огня Гефестом по приказу всемогущего Зевса, дабы могучий орел громовержца мог тысячелетиями терзать своим острым клювом печень наказанного.
Правда, главному банкиру придется сносить тяжкие обвинения кандидата в президенты всего месяц, однако памятуя о том, как эффектно строил г-н Касымов свою предыдущую избирательную кампанию на пост президента, можно не сомневаться, что и этого короткого срока будет достаточно для сведения почти на нет и без того потускневшего имиджа главы Нацбанка.
Нужно учесть еще, что г-н Касымов пообещал в случае победы реализовать новые подходы «по основным блокам экономических реформ — монетаризму, финансово-денежной, бюджетной, про­мышленной и сельскохозяйственной политике». Это заявление подтвердило слухи о том, что в коридорах власти сейчас активно готовят смену парадигм экономической политики и кадрового состава руководства экономического блока правительства, Нацбанка, АФН и АРД РФЦА за счет не слишком известных пока широкой публике «темных лошадок» из стана выпускников программы «Болашак». Понятно, что такое предложение тоже не смогло пройти цензурный фильтр в официальных СМИ.
Зато другое обещание г-на Касымова — добиться возврата в бюджет средств, вложенных в госхолдинги, нацкомпании и институты развития, с полной ревизией их деятельности — в официальные и провластные СМИ все же просочилось. Поэтому можно ожидать, что после выборов «Ак орда» наконец-то приступит к реорганизации огромной империи ФНБ «Самрук-Казына», что не может не отразиться на судьбе банков, контролируемых госхолдингом.
Что касается «Прометея», то есть г-на Марченко, то ему остается лишь утешиться оптимистичной концовкой мифа об этом титане, которого освободил Геракл, убивший ужасного орла и разбивший оковы мученика. Хотя, как гласит легенда, одно звено цепи, да еще и с куском скалы, так и осталось на руке Прометея и он не мог освободиться от этого напоминания о наказании Зевса.
Нечто подобное уготовано теперь и имиджу нынешнего главного банкира — народная память о проведенной им девальвации тенге будет преследовать его до последних дней второго правления в Нацбанке. И хотя Бог, как известно, любит троицу, осмелимся предположить, что в третий раз г-на Марченко главой центрального банка Казахстана не назначат.
Исповедь на заданную тему
Впрочем, опасность возникшей ситуации для его будущей карьеры хорошо понимает и сам г-н Марченко, весьма активизировавшийся в последнее время на информационной сцене с оправданиями по поводу содеянного им в феврале 2009 года. В интервью «Мегаполису» он заявил, что у него «не было никакого удовольствия от девальвации», а ее обязательно «провел бы любой другой честный председатель Нацбанка».
Таким образом, он в определенной степени нарушил корпоративную этику, прямо дав понять, что его предшественник — Анвар Сайденов — не вполне отвечает высоким личным понятиям г-на Марченко о честности главы центрального банка! Вряд ли обрадуется такому отзыву и председатель Банка России Сергей Игнатьев, отказавшийся тогда от одномоментной девальвации рубля и выбравший путь постепенного ослабления национальной валюты с последующим ее укреп­лением.
А вот еще один перл на эту тему от считающего себя честным «девальватора»: «В 1999 году получилось по-другому. Девальвацию проводил тогдашний руководитель Нацбанка Кадыржан Дамитов, а через полгода на эту должность пришел я. Хотя некоторые люди со свойственной им склонностью что-нибудь приврать стали рассказывать, что и в 1999 году девальвацию я тоже провел. Это вранье, ее сделали в апреле 1999 года, а меня назначили руководить в октябре». Здесь, конечно же, г-н Марченко перегнул палку в попытках обелить свой имидж, поскольку ни поиск в Интернете, ни копание в редакционных подшивках так и не дали хотя бы одной ссылки на такое «вранье».
Зато в интервью глав­ного банкира мы обнаружили большие неточности, наводящие на мысль о том, что в штаб-квартире Нацбанка сейчас царит паника. Так, г-н Марченко, говоря о последней девальвации, заметил, что «был вынужден сделать это через неделю после своего назначения на должность председателя Национального банка». На самом же деле у него было ДВЕ недели на раздумья о том, пойти ли «честным» его точки зрения) путем и «кинуть» разом всех казахстанцев либо послать куда подальше экспортеров вместе с подвластными им «Ак ордой» и правительством и продолжать курс г-на Сайденова на плавное обесценение тенге.
Дело в том, что последний был освобожден с должности председателя Нацбанка 21 января указом главы государства, а г-н Марченко, также президентским указом, занял его кресло, получив «добро» Сената на это назначение 22 января. А о девальвации тенге г-н Марченко объявил 4 февраля. Для полноты исторического фона добавим также, что 20 января хозяин «Ак орды» принимал у себя Мухтара Аблязова, который тогда возглавлял совет директоров «БТА Банка».
Увы, сегодня главный банкир не дает никаких четких ориентиров бизнесу и населению по динамике обменного курса, повышая тем самым градус недоверия к власти. В своем интервью он лишь загадочно обмолвился на эту тему: «Если до конца года Нацбанку придется купить еще 5 миллиардов долларов — это одна ситуация. А если 15 миллиардов? Тогда, естественно, изменение курса тенге будет идти быстрыми темпами, и таких обязательств, что мы встанем на одном уровне, например 143 или 145 тенге за доллар, и будем умирать, мы не даем. Это было бы неправильно».
Если учесть, что за неполные два месяца этого года Нацбанку пришлось скупить на рынке «дефектала» на $4,3 млрд, то, как нетрудно подсчитать, сумма $15 млрд при нынешних темпах покупки инвалюты наберется к концу лета.

Некомфортная нефть
Пока же, судя по другому интервью главы Нацбанка — на этот раз РИА «Новости», основную угрозу обменному курсу представляют высокие цены на сырьевые товары. Что касается краткосрочных инвесторов, стоящих обычно за притоком спекулятивного капитала, то картина здесь следующая: «Сегодня в тенговых облигациях мы их не видим вообще, депозитов тоже пока не видно. Инвестиции в госбумаги тоже небольшие — в январе они составили 150 миллионов долларов, но уже в феврале — более 1 млрд долларов». По предварительным оценкам Нацбанка, этот «приток больше, чем просто от экспортеров, и надо понять — то ли население начало перекладываться из долларов в тенге или это приток спекулятивного капитала».
Премию, то есть прирост цены на нефть, от последних событий на Ближнем Востоке г-н Марченко оценил в $20—25 за баррель, что при уровне добычи 70 млн тонн сулит Казахстану прибавку в $1,4—1,8 млрд. В качестве другого ориентира можно взять подсчеты аналитиков Банка России, согласно которым повышение среднегодовой цены на нефть до уровня $97 за баррель пополнит федеральный бюджет этой страны на дополнительные 1,5 трлн рублей, или $53 млрд по нынешнему обменному курсу. Учитывая, что в России в прошлом году было добыто около 500 млн тонн нефти, можно предположить, что наша казна благодаря непокорным ливийцам, египтянам, тунисцам и прочим жителям арабских стран пополнится дополнительно на $7,5 млрд, что примерно равно годовому объему гарантированных трансфертов из Нацфонда.
Более комфортным для нашей страны в средне- и долгосрочной перспективе главный банкир считает уровень цен в $85—90 за баррель, так как «в отличие от многих других стран пик добычи нефти будет в двадцатые годы и после этого будет плато до 2035 года». При этом, как пояснил г-н Марченко, «даже если через 15—20 лет Казахстан станет пятым экспортером в мире, все равно цену на нефть мы определять не сможем.
Мы в этом смысле price taker. Кроме того, мы не входим в ОПЕК». По зерну для Нацбанка нейтральным является уровень цены в районе $200 за тонну, меди — $7 тысяч, нефти — $70 за баррель, тогда как в реальности по этим товарам достигнуты рубежи соответственно $320, $10 тысяч и $115. Такой расклад и вынуждает центральный банк покупать инвалюту в значительных объемах, то есть фактически поддерживать доллар.
Но при этом вновь наблюдается значительное расхождение с соседней Россией. По оценке г-на Марченко, темпы ревальвации тенге к доллару составили всего 1% с начала года, тогда реальный эффективный курс рубля к корзине валют государств — основных торговых партнеров соседней страны за первые два месяца года укрепился на 5,6%, в том числе к доллару — на 7,7%, евро — на 5,3% (за февраль соответственно на 3 и 1,7%).
Кстати, центральный банк России по-прежнему придерживается плавающего коридора бивалютной корзины, границы которого с начала марта расширились на 1 рубль и находятся в диапазоне от 32,45 до 37,45 рубля. При этом величина накопленных интервенций, сдвигающих границы интервала на 5 копеек, снижена до $600 млн, поскольку Банк России постепенно переходит к режиму инфляционного таргетирования и свободному плаванию обменного курса рубля.
Напомним читателям, что Григорий Марченко публично заявил о недостижимости режима инфляционного таргетирования в нынешних казахстанских условиях, а обменный курс тенге к доллару с конца февраля был переведен из «коридорного» режима в управляемый плавающий. Столь разительная разница в политике центральных банков России и Казахстана ясно говорит о том, что «Ак орда» на самом деле и не стремится к созданию валютного союза с партнерами по Таможенному союзу!
Вернемся к арабам. Г-н Марченко в своих интервью сообщил удивительную новость о том, что в нашей стране всего лишь один инвестор с Ближнего Востока в лице Объединенных Арабских Эмиратов.
Причем в основном это Абу-Даби. «Другие арабские страны значительных инвестиций в страну до сих пор не делали», — заявил главный банкир в интервью РИА «Новости».
Подивившись этому диагнозу, мы на всякий случай заглянули в данные аналитиков Нацбанка о прямых инвестициях в Казахстан в разрезе стран-партнеров по состоянию на 30 сентября прошлого года и в самом деле не обнаружили в них, к примеру, Саудовской Аравии! Нет в этом списке также Ливии, Марокко, Ирака, Мавритании, Палестины и ряда других арабских государств, нули значатся напротив Сирии, Алжира и Катара. Конечно, такой расклад не красит будущего председателя Организации Исламская конференция!

Государство не спешит из «Народного»
В череде сугубо текущих новостей банковского сектора отметим недавнее заявление главы «Евразийского банка» Майкла Эгглтона о планах выпуска еврооблигаций и рублевых бондов на общую сумму в диапазоне $200—300 млн. Фактических же привлечений внешних заимствований у банков не было.
Что касается выплат по прежним обязательствам, то тот же «Евразийский банк» перечислил инвесторам два купонных вознаграждения на общую сумму 487,4 млн тенге по своим облигациям, выпущенным в сентябре 2008 года сроком на 7 и 15 лет. А дочерний «Сбербанк России» также отличился выплатой двух купонов на общую сумму 446,1 млн тенге.
Акционеры «Народного банка Казахстана», контроль над которым принадлежит супружеской чете Тимура и Динары Кулибаевых, готовятся к проведению 21 апреля годового общего собрания. Им предстоит утвердить финансовую отчетность по итогам минувшего года, порядок распределения чистого дохода банка и размер дивиденда на одну простую акцию в случае принятия решения о выплате по ним дивидендов.
Вопроса о давно анонсированном выходе государства из капитала этого банка в повестке дня не значится, хотя ожидалось, что это историческое событие состоится в первом квартале текущего года. Кстати, в предстоящих выборах такая сделка могла бы стать весомым дополнением к PR-кампании кандидата от «Нур Ота­на», и остается только удивляться, почему его избирательный штаб не использует этот козырь.
Среди вестей от властных структур выделим информацию АФН, направившего на госрегистрацию в Минюст пакет новых нормативных актов, одобренных правлением регулятора в последний день зимы. Среди них поправки в правила принудительной ликвидации банков, упрощающие порядок рассмотрения ликвидкомиссией банка претензий (заявлений) юридического или физического лица, реализации имущества ликвидируемого банка, а также меняющие порядок формирования состава комитета кредиторов.
Внесены изменения в нормативные акты и по итогам очередного заседания Совета по финансовой стабильности и развитию финансового рынка, принявшего решение о по­этапном переходе банков второго уровня к стандартам Базеля III к 2013 году. Кстати, теперь регулятору придется отменять ранее принятые, но еще не вступившие в действие нормативы по ужесточению требований к капиталу банков в среднесрочной перспективе. Так, отмене подлежит решение об исключении бессрочных финансовых инструментов из расчета капитала первого уровня, которое должно было вступить в силу с июля этого года, снимаются теперь и требования к изменению значений коэффициентов достаточности собственного капитала банка, по которым сроки исполнения были установлены 1 июля этого года и на аналогичные даты следующего и 2013 года. Исключены и ограничения по величине привилегированных акций, включаемых в капитал первого уровня.
Изменения внесены и в нормативные акты АФН по расчету пруденциальных нормативов банковского конгломерата, в инструкцию по размещению части средств банков во внутренние активы, в методику определения факторов, влияющих на ухудшение финансового положения банка.
Глава Ассоциации финансистов Казахстана Серик Аханов был замечен среди подписантов от бизнеса в заявлении в адрес депутатов в связи с рассмотрением проекта закона о введении уголовной ответственности для негосударственных организаций. Если этот закон будет принят, считают подписанты, расширится набор инструментов давления на предпринимателей и банковский сектор испытает на себе влияние прекращения выплат по банковским кредитам, а его ссудный портфель ухудшится за счет роста объемов неработающих займов.
Пресс-служба государственного Банка развития Казахстана распространила информацию о том, что им направлено в правоохранительные органы заявление о проведении доследственной проверки по факту нецелевого использования кредитных средств АО «Астана Контракт» и ТОО Paragon Development, дочерних структур компании Kazakhstan Kagazy. Речь идет о сумме $10 млн, притом что общий их долг перед БРК составляет $70 млн.
Материнская компания в свою очередь пояснила, что она не является прямым заемщиком средств БРК, и пообещала сотрудничать с госбанком и правоохранительными органами в ходе проверки, а также инициировала собственное внутреннее расследование. У самой Kazakhstan Kagazy общая сумма долга составляет $238 млн, включая $103 млн по облигациям, $39,6 млн — по кредиту «Альянс Банка», $36 млн — по займу ЕБРР и $59 млн перед БРК.
Расклад не изменился
В заключение обзора — о традиционно составляемом биржевыми аналитиками рэнкинге «Топ-30» наиболее капитализированных листинговых компаний KASE. По состоянию на 28 февраля особых изменений в расстановке банков не произошло.
Самый «тяжелый» из них — «Народный банк Казахстана» — по-прежнему идет на 4-м месте, «похудев» за последний месяц зимы на $78,8 млн, до $3 млрд 835,2 млн. За ним следует «Казкоммерцбанк» — $3 млрд 76,3 млн с прибавкой в $396,9 млн.
На 7-й позиции идет «Нурбанк» ($1 млрд 889 млн, прирост на 10,9 млн), на 9-й позиции «АТФ­Банк» ($1 млрд 314,6 млн, увеличение на $7,6 млн).
Первую десятку в феврале покинул «Банк ЦентрКредит», «похудевший» на $24,3 млн, до $703,5 млн, что обеспечило ему 11-е место. Kaspi bank ($462,9 млн с приростом на $2,7 млн) остался на 13-й ступеньке, тогда как «Цеснабанк» опустился с 20-го на 21-е место с капитализацией $136,3 млн, увеличившейся за месяц на
$0,8 млн.
В рэнкинг «Топ-30» вошли также «Эксимбанк Казахстан», «потяжелевший» на $0,5 млн, до $84,9 млн (28-е место), и «Казинвестбанк» с приростом на $0,4 млн, до $75 млн, замкнувший этот список.
Немного статистики
Судя по выкладкам аналитиков Нацбанка, в январе уровень ставок по тенговым вкладам населения заметно вырос — на 0,6%, до 6,9% годовых, хотя в годовом выражении произошло снижение на 1%.
По депозитам небанковских юридических лиц ставки опустились за январь на 0,2%, до 3,0% годовых, в годовом исчислении — на 0,5%. По срочным депозитам ставки оказались на уровне 3,3% со снижением в январе на 0,1%, а за год — на 0,4%.
По вкладам населения в инвалюте уровень ставок снизился за январь на 0,1%, до 6,1%, тогда как за год сложилось повышение на 0,8%, а по срочным вкладам за первый месяц года сложился прирост на 0,1%, до 6,9%.
По инвалютным депозитам небанковских юридических лиц ставки за год опустились на 1,3%, до 0,6%, к 1 февраля, а за январь — на 1,9%. Ставки вознаграждения по тенговым кредитам к началу февраля находились на уровне 12,8% годовых для небанковских юридических лиц, при этом в январе произошло их снижение на 0,1%.
По займам физическим лицам в казахстанской валюте наблюдалась обратная тенденция: в январе ставки выросли на 2,4%, до 22,7%, за год — на 1,3%. При этом самыми дорогими были кредиты сроком от 1 до 3 месяцев — по ним заемщики платили 31,5% годовых, причем цена денег здесь подорожала в январе на 7,7%!
По инвалютным кредитам населению в целом ставки поднялись за январь на 0,9%, до 14,7% годовых, а в годовом выражении снизились на 0,7%.
Корпоративным клиентам банков займы в инвалюте обходились в 10% годовых — на 1,3% дешевле, чем год назад, однако дороже на 0,8% по сравнению с началом января. А самыми дорогими для них оказались кредиты сроком от 3 месяцев до года (11,6%) и от 1 года до 5 лет — 11,6%, причем по последним ставка подпрыгнула в январе на 7,6%!

Власти «умасливают» электорат, а Нацбанк отдувается
Узнав из выкладок экспертов биржевого агентства «Ирбис» о том, что за февраль общая сумма государственного долга, выпущенного в виде ГЦБ, увеличилась на 8,5%, до 3 трлн 372,8 млрд тенге, мы особо не удивились, поскольку и перед предыдущими президентскими выборами наблюдалось аналогичное явление. В инвалютном эквиваленте этот показатель вырос на 9,2%, до $23 млрд 101,5 млн.

Оно и понятно — для того чтобы умаслить электорат, власть наращивает выплаты зарплат, пенсий и пособий, а Нацбанку приходится стерилизовать избыточную тенговую ликвидность. Кроме того, выборы совпадают с подъемом мировых цен на нефть, из-за чего растет валютная выручка, которую центральному банку тоже приходится выводить из оборота, покупая ее на рынке и выпуская взамен свои ГЦБ.
В феврале Нацбанку пришлось поработать на рынке ГЦБ с возросшей нагрузкой, что и выразилось в увеличении его сальдо нетто-заимствования вдвое, до плюс 236,5 млрд тенге. При этом объем погашения прежних обязательств Нацбанка снизился по сравнению с январем на 10,4%, до 141,1 млрд тенге, тогда как размер новых долгов увеличился на 38%, до 377,6 млрд тенге.
Масштабы деятельности Минфина на этом рынке оказались гораздо скромнее — этому игроку удалось стерилизовать избыточной ликвидности в феврале лишь на 13,9 млрд тенге (таким оказалось его сальдо нетто-заимствования) против январского результата в минус 0,7 млрд тенге. При этом объем привлечений Минфина увеличился в 2,9 раза, до 49,9 млрд тенге, а выплат по прежним обязательствам — почти вдвое, до 35,9 млрд тенге.
Совместными усилиями Нацбанк и Минфин вывели за февраль с рынка избыточной ликвидности на 250,4 млрд тенге (порядка $1,7 млрд), тогда как в январе было 115,5 млрд тенге. Таким образом, за два последних месяца объем стерилизации составил более 360 млрд тенге, или около $2,5 млрд! При этом часть Нацбанка в «бумажном» госдолге за последний месяц зимы увеличилась на 23,3%, до 1 трлн 259,7 млрд тенге (37,3% от общей суммы), а Минфина — на 1,3%, до 2 трлн 96,1 млрд тенге (62,1%). Еще 17 млрд тенге приходилось на акимат Алматы, выпустивший муниципальные облигации.
Источник: Газета "Голос Республики" №09 (185) от 11 марта 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий