11.03.11

Без агашек никуда

Заявления Рахата Алиева о якобы заключенных в ходе визита Назарбаева в Китай секретных соглашениях не оставили равнодушными граждан страны. Можно верить или не верить бывшему зятю, но кредитов Казахстан у КНР набрал немало – это факт. 
 
Автор: Назира ДАРИМБЕТ
 
Не случайно многие известные политики и общественные деятели уверены, что политика «Ак орды» по отношению к Китаю чревата непоправимыми последствиями для экономической безопасности.
С тем, что Казахстан все больше и больше впадает в зависимость от восточного соседа, беря многомиллиардные кредиты и давая возможность китайским компаниям участвовать в стратегических проектах, согласен и президент общественного фонда имени Б. Тайжана Мухтар Тайжан. Мы попросили его аргументировать свою позицию, ответив на вопросы редакции.
Земля для казахов — святое
- Мухтар, в прошлом году Вы поддержали заявление национал-патриотов, которые выступили против передачи казахстанских земель в аренду китайцам. Но на недавнее заявление Рахата Алиева они не отреагировали. Почему?
- Думаю, что информацию Алиева не восприняли всерьез, потому что его заявление не было аргументировано документами. Не исключено, что у Алиева может быть доступ к закрытой информации, имеются какие-то каналы, все же я, как наблюдатель, вынужден апеллировать к официальным источникам.
Земля — слишком святое понятие для казахов, и если всерьез такой вопрос возникнет и будут происходить действия в этом направлении, уверен, реакция со стороны национал-патриотов не заставит себя долго ждать. Никто не будет молчать, и, думаю, все объединятся — и правые, и левые встанут на защиту земли, если она будет передаваться китайцам или кому бы то ни было.
- По официальной информации, в ходе последнего визита президента в Китай были взяты еще кредиты, и теперь общий объем займа достиг почти 15 миллиардов долларов. Вас не смущает такая сумма?
- По моим подсчетам, Казахстан получил в этот раз у китайской стороны 7 миллиардов долларов, 5 из которых пойдут на построение нефтехимического комплекса, а 2 миллиарда Банк развития Казахстана получил на развитие бизнеса Евразийской группы. В 2009 году мы взяли у Китая 10 млрд долларов. Мы знаем, что государственный и гарантированный государством долг Казахстана сравнительно невелик — 4,5 миллиарда долларов, но всего за два года мы увеличили квазигосударственный долг перед Китаем до 17 миллиардов. Ведь это госкомпании занимают, а не частные. Возникает вопрос — зачем?
Информация о том, что Китай купил калийные месторождения, а также будет создавать совместное предприятие по ветровой энергетике, должна быть подвергнута серьезному анализу. В сообщениях указывается, что этому СП, возможно, будут предоставляться натурные гранты в виде земельных участков, что вызывает лично у меня большую тревогу. Этого, я считаю, нельзя допускать ни в коем случае, никаких грантов в виде земли давать нельзя — обратно их получить будет очень сложно.
В этой связи, ссылаясь на агентство КазТАГ, я бы хотел обратить внимание, что подобный негативный опыт по сотрудничеству с Китаем мы уже имеем. В прошлом году корреспондент этого агентства Расул Рысмамбетов писал, что СП «Азиатский газопровод», принадлежащий китайской нефтегазовой компании и «КазМунайГазу» 50/50, строится на тот же китайский кредит в размере около 8 млрд. долларов. Автор утверждает, что если это СП до 2014 года не рассчитается с китайским кредитом, то имущество этого СП в виде самой трубы может отойти в собственность китайской стороне. По сведениям журналиста КазТАГ, вернуть эти деньги за такой короткий срок будет крайне затруднительно. Получается, что газопровод, проходящий по трем областям Казахстана, может оказаться в собственности китайцев, а это может повлечь за собой негативные, я бы сказал, геополитические последствия. И что самое настораживающее, за полгода после той публикации никто ее не опровергает.
Сегодня Китай ведет политику экономической экспансии по всему миру, скупая стратегические активы, и Казахстан стоит в этой схеме не на последнем месте. КНР вкладывает средства в инфраструктурные проекты, дает кредиты и становится совладельцем крупнейших нефтяных компаний. И на сегодня 22% добываемой нефти в Казахстане, как пишет журнал «Эксперт», — это уже китайская нефть. Такое сотрудничество с китайцами несет угрозу экономической безопасности Казахстана.
Но в то же время, сколько мы им дадим, столько они и возьмут — нужно регулировать собственную политику по отношению к Китаю. От нас самих зависит, насколько бдительно мы будем соблюдать наши интересы.
Были бы деньги, а нужд полно
- А то, что конечным получателем китайских денег станут такие компании, как «КазМунайГаз», SAT & Company, ENRC, у Вас не вызывает вопросов?
- Это еще один повод для серьезного анализа. Как я уже сказал выше, 2 миллиарда долларов БРК получил у Китая на развитие компаний Евразийской группы. И тут же на новостных лентах появилось сообщение о том, что эта группа осуществила инвестиции в Бразилии на 3 миллиарда долларов по освоению месторождений железной руды.
У меня возникает закономерный вопрос: если у них имеются средства для инвестиций за рубежом, то почему Казахстан увеличивает свой долг перед китайской стороной, чтобы дать крупнейшей компании денег, которая и без того прекрасно развивается? Почему эта компания сама не берет кредиты, пользуясь мировыми кредитными линиями? Тем более что Александр Машкевич (один из совладельцев компаний ENRC — авт.), как недавно сообщалось, получил статус вернувшегося гражданина Израиля.
По поводу «КазМунайГаза», сам глава ФНБ «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов признал, что инвестиции КМГ в «Ромпетрол» и «Тбилгаз» (грузинская газовая компания — авт.) оказались неэффективными. А речь ведь идет о нескольких миллиардов долларов! Коли так, то ответственные за распоряжение средствами нацкомпании должны понести наказание, я считаю. Вместо этого компания получает еще кредиты! А ведь эти средства можно направить на более актуальные нужды.
- Куда, например?
- Например, на газификацию страны. Кроме того, у нас двадцать лет не обновлялась инфраструктура. Этой зимой ситуация в Семее, Шахтинске, где люди мерзли в собственных квартирах, наглядно показала, в каком плачевном состоянии находятся теплосети. Износ инфраструктурных систем по республике составляет 80%. Если так будет продолжаться, мы скоро просто останемся без элементарных благ цивилизации: отопления, электроэнергии, питьевой воды.
Двадцать лет назад казахи радовались, что получили независимость, что обретут наконец счастье, что будут правильно использовать землю, оставленную предками... А что в итоге? Вы представьте, в XXI веке у нас есть регионы, где люди используют для питья воду из речек! Вот на что нужно обратить внимание.
Власть оторвалась от народа
- Оппозиция уверена, что жизнь казахстанцев с каждым днем ухудшается, а власть утверждает прямо противоположное. По Вашему мнению, кто прав?
- Своими глазами каждый день мы видим, что жить становится труднее. Сокращаются рабочие места, зарплаты не растут, только цены растут. В этой части я соглашусь с мнением оппозиции. И потом, сколько красивых программ развития декларируется государством, выделяются огромные деньги, но они не дают результата. По оценке самого правительства и Счетного комитета, они неэффективны. И, кстати, огромные, бестолковые государственные расходы у нас являются одной из главных причин инфляции.
- В таком случае, как Вы думаете, в чем причина того, что в Казахстане с каждым годом происходит все большее расслоение населения на богатых и бедных?
- Опять же мы упираемся в нашу экономическую систему. В таком случае закрытость элиты не дает ей возможности увидеть, как на самом деле живут простые люди. У нас элита очень замкнута, и это, если вспомнить историю, явилось причиной падения многих империй. Нужно дать людям шанс, чтобы каждый мог делать свою судьбу, реализовал потенциал. А у нас как на какой-то уровень ты поднимешься самостоятельно, дальше двигаться тебе просто не дадут, обязательно нужны связи, агашки, «крыши», иначе тебя уничтожат. Во всех важных отраслях рынок поделен. Отсюда монополия, коррупция, высокие цены.
- Но что нужно изменить в социальной политике государства, чтобы качество жизни казахстанцев стало на порядок выше?
- Считаю, что для увеличения пенсий и зарплат бюджетникам до достойного уровня нужно увеличить доходную часть бюджета за счет увеличения налогообложения для нефтедобывающих компаний, особенно иностранных. К примеру, в России экспортная пошлина на нефть составляет 268 долларов, а у нас — 40. Конечно, у нас есть другие налоги, которых нет в России, но все равно налогообложение нефтяного сектора в России существенно выше, чем в Казахстане.
Думаю, пришло время пересмотреть главные соглашения о разделе продукции с иностранными нефтяными компаниями. К примеру, ТШО добывает 25 миллионов тонн нефти в год, а это почти треть от всего объема добываемой нефти в Казахстане, но мы не знаем, как и сколько оно платит налогов. Вот источник нашего благосостояния. Тогда можно и инфраструктуру развивать, и с китайскими кредитами расплатиться вовремя, и качество жизни улучшить.
Конечно, нужно создавать условия, чтобы результаты труда каждого человека отражались на его благосостоянии. А это возможно только при открытой рыночной экономике, когда есть честная конкуренция, макроэкономическая стабильность, финансовая дисциплина в государственных финансах, независимые суды, эластичный рынок труда, частная банковская система и многие другие составляющие. Рынок в экономике — это демократия в политике. А у нас что происходит? Монополизм в политической сфере перешел в монополию в экономике. А это путь бесперспективный.
Вопросы на засыпку


- Вы согласны с мнением тех, кто называет досрочные президентские выборы фарсом и считает их нелегитимными?
- Все выборы, насколько я помню, были у нас досрочными, хотя мы не находились в состоянии войны или других чрезвычайных положений. Выборы должны проходить в обозначенное законом время, чтобы все политические силы в стране успели к ним подготовиться. На этот раз, я считаю, тоже не было основания назначать досрочные выборы. Это не укладывается ни в какие цивилизованные рамки. Но, к сожалению, у нас и выборы назначаются, когда захотят, и Конституция меняется под политические «хотелки».
- Можно ли считать Касымова и Елеусизова настоящими претендентами на место президента?
- Оба этих кандидата заявляли, что поддерживают действующего президента, как можно быть в таком случае по-настоящему конкурентом в политической борьбе? Елеусизов уже признался, что рассчитывает не более чем на 5% голосов избирателей. Получается, среди этих кандидатов нет реальной политической альтернативы Назарбаеву, значит, нет и по-настоящему серьезных оппонентов.
- Как Вы оцениваете решение оппозиции бойкотировать эти выборы?
- Это их политическое решение, и наверное, оно обусловлено различными причинами: организационными, финансовыми и другими. В сложившейся ситуации, возможно, это стало единственным выходом или верным решением.
- Вы сами пойдете голосовать, если да, то за кого?
- Для себя я уже давно решил, что голосовать не пойду.
Источник: Газета "Голос Республики" №09 (185) от 11 марта 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий