06.04.11

Идеальный медиатор – это миротворец

Помощь специалиста в решении различных юридических споров позволит гражданам сэкономить время, ресурсы и нервы. Правоохранительная система и суды разгрузятся и получат возможность изучать дела более качественно. 
 
Автор: Любовь УЛЬБАШЕВА
 
Об этом “Взгляду” рассказал президент Международного правозащитного центра, эксперт-криминалист, профессиональный медиатор Жандильда Жакупов.
- Жандильда Ажигалиевич, что такое медиация и кто такой медиатор?
- Медиация — посредничество, позволяющее специалисту (медиатору), соблюдая права конфликтующих сторон, найти наиболее эффективный способ разрешения гражданских споров и уголовных дел путем примирения сторон. Впервые эта практика появилась в Европе в конце XX века.
Профессиональный медиатор проходит обучение, набирается опыта в разрешении споров и регистрируется в общественном объединении, имеющем лицензию на обучение медиаторов. Должность непрофессионального медиатора будет закреплена в органах местного самоуправления.
Желательно, чтобы медиатором все же выступал юрист, так как споры и конфликты бывают разной степени тяжести. И если третьим лицом будет гражданин без юридического образования, он может завести дело в тупик.
Медиатор должен быть и психологом, чтобы тонко чувствовать людей и находить индивидуальный подход, уделяя одинаковое внимание каждой из сторон, не принимая ничью правоту, используя свое искусство и опыт решать проблемы.
Главное требование: медиатор не должен быть знаком ни с одной из конфликтующих сторон. Им не может быть лицо, не достигшее 25 лет. Медиация не применяется, если одной из сторон выступает какой-либо государственный орган.
- Чем медиатор отличается от судьи?
- В обычном суде человек подает иск, который попадает к тому судье, который наименее загружен. Медиатор отличается от традиционного судьи тем, что люди сами выбирают его по фото и биографии из предоставленного списка, обратившись с заявлением в фирму, оказывающую такие услуги. Если одна из сторон конфликта не согласна с кандидатурой медиатора, выбирают другого.
Медиаторами люди выступают и в бытовой жизни — примиряют членов семьи, детей, соседей, коллег. Они выслушивают обиды и упреки сторон, оценивают взаимные претензии и подталкивают к соглашению. Важно с каждой из сторон найти общий язык, уделить равное внимание и, отдельно выслушав все претензии, объяснить, что быстрое достижение консенсуса избавит от томительных судебных заседаний.
Не нужно доказывать, что ты не верблюд
— При традиционном правосудии во время проведения следственных действий могут приостанавливать деятельность фирмы на период проверок. Пока медиатор рассматривает дело, фирма продолжает работать в обычном режиме?
- Да, верно. Ни одному предприятию или отдельному бизнесмену не выгодно ходить по судам. По времени накладно — пока дело примут к рассмотрению, пока назначат судью, пока будут знакомиться с делом, проводить расследования, проверки, потом начнутся судебные заседания — проходят месяцы. И предприниматель, вместо того чтобы развивать свое дело, продвигать компанию, ходит по судам, тратя время, силы, энергию и деньги.
Если бухгалтером какой-либо фирмы совершено хищение и директор обращается с заявлением в правоохранительные органы или физическое лицо обращается с заявлением в отношении директора фирмы, что тот, дескать, не выплатил ему вовремя заработную плату, то на период проведения проверки, хочет этого директор или нет, он должен тратить время и ходить к следователю или проверяющему органу.
Если этот орган арестовал счет, изъял все документы для проверки, вся жизнедеятельность фирмы оказывается парализованной. Рушатся намеченные планы. Может так получиться, что из указанного в заявлении подтвердится далеко не все. Но директор должен ходить и доказывать, что он не верблюд. Не говоря уже о том, что репутация оказывается под ударом.
А если тот же человек обратился в институт медиации с просьбой помочь найти выход из ситуации и вместе с директором предприятия и медиатором сел за стол переговоров — это будет выгодно всем и по времени, и по эффективности, и по конфиденциальности.
Медиация — выгодный процесс и для следователей, судей, прокуроров. У них освободится время для более качественного рассмотрения важных и сложных дел. Потому что у судьи как минимум 50 дел одновременно находятся на рассмотрении. А ведь он не робот и должен думать, анализировать, вникнуть в дело, чтобы объективно его разрешить. Но о какой объективности можно говорить, если ему катастрофически не хватает времени?
- Рассмотрение каких дел берет на себя медиатор?
- Медиатор рассматривает споры, касающиеся крупных сумм денег, семейно-брачных отношений, различные гражданские дела. Государству невыгодно вести бракоразводный процесс, где зачастую задействованы и прокурор, и судья, и секретарь, а госпошлина составляет всего 500 — 700 тенге. Если кто-то из сторон будет недоволен решением, дело отправится дальше по инстанциям, иногда его рассмотрение затягивается на годы. А медиатор и развод, и раздел имущества, и определение местожительства детей производит быстро. Примирительная процедура занимает максимум пять дней. А бракоразводные процессы, различные семейные, соседские, споры внутри коллектива занимают три — четыре часа.
Участникам дорожно-транспортного происшествия также выгодна медиация. При традиционном раскладе полицейские составляют схему ДТП, протокол, забирают права у водителей, машины увозят на штрафстоянку. Два месяца каждый из них доказывает свою невиновность. А если стороны на месте пришли к консенсусу, этот ряд проблем отпадает сам собой. Законом предусмотрено, что если подозреваемый или обвиняемый и потерпевшая сторона примирились, даже уголовное дело прекращается и закрывается.
Об этом должны сообщать сторонам и следователи, и прокуроры. А теперь по закону на начальной стадии дел сторонам обязаны будут рекомендовать обращаться к медиаторам, чтобы не упускать возможности примирения без вмешательства органов следствия и правосудия.
В законе также предусмотрена возможность приостанавливать начатое гражданское дело на срок от десяти до 30 суток, в ходе которого стороны захотели обратиться к медиатору. В уголовном процессе дело не приостанавливают, рекомендуя сторонам параллельно обратиться к медиатору.
Зэков станет меньше
— Означает ли это, что медиация применима и в уголовных преступлениях?
- Это очень спорный вопрос. Если человек совершил преступление небольшой или средней тяжести, дело направляется медиатору. А тяжкие и особо тяжкие дела отдают судье. Потому что уголовное дело возбуждается при достаточных доказательствах — когда осмотрено место происшествия, изъяты вещественные доказательства преступления, свидетели и понятые подписывают протоколы изъятия, составляют рапорты. После прохождения доследственной проверки и подтверждения всех данных возбуждается уголовное дело.
- Позволит ли использование медиации сократить число заключенных?
- Да, безусловно. Когда я работал в России, в тюрьме сидели люди, совершившие не столь тяжкое преступление, чтобы их лишили свободы, — кто-то впервые украл телефон или куртку, сумочку или кого-нибудь толкнул, стукнул, либо в общественном месте совершил хулиганство.
Судья изолирует человека от общества, мотивируя это тем, что арест и лишение свободы преследуют одну цель: исправление совершившего преступление или проступок. Но судьба парня или девушки 18 — 20 лет искалечена. Потому что, находясь в следственном изоляторе, человек соприкасается с миром преступности, общаясь с заключенными, имеющими опыт пребывания в исправительных колониях, у которых за плечами не одно преступление. И они поворачивают молодого человека, личность которого могла развиваться по-другому, лицом к криминалу своими воровскими, зэковскими понятиями. Я не говорю, что все поголовно становятся испорченными. Но в большинстве случаев, возвращаясь из мест лишения свободы, люди уже не те.
А если бы существовал институт медиации, то человек, совершивший преступление мелкой и средней степени тяжести, нашел компромиссное решение, которое удовлетворило бы пострадавшую сторону. Как это делается у казахов — аксакал идет к тем, кого обидел парень, и договаривается о возмещении потерь.
- Не будут ли у определенных криминальных структур «свои» медиаторы?
- Я полностью исключаю такую возможность. Потому что, даже если у какой-нибудь криминальной структуры будет свой медиатор, а другая сторона не согласится с выбранной кандидатурой, этого человека не назначат. В законе это прописано. Кроме того, стороны по желанию могут обратиться сразу к нескольким медиаторам.
Нужно шагать в ногу с миром


- Появятся ли в обществе детские медиаторы и какая польза от них?
- В России есть школьные медиаторы — это ученики, которые мирят сверстников. В Казахстане применение института медиации возможно в присутствии опекунов несовершеннолетних конфликтующих сторон. В школе ребенок взаимодействует с администрацией, преподавателями и директором. И не всегда делится с родителями своими переживаниями. Школьный психолог, заметив какие-либо отклонения в поведении ребенка, беседует с ним и, узнав о причинах, толкающих ребенка на самоубийство, порекомендует обратиться к медиатору, вмешательство которого поможет предотвратить подростковые суициды.
- Сколько будут стоить услуги медиатора?
- Обе стороны платят равнозначную сумму за процесс медиации. После того как стороны выбрали медиатора, они подписывают соглашение с центром медиации и оплачивают его услуги. На сегодня это 15 тысяч тенге с каждой стороны.
- Сохраняет ли медиатор конфиденциальность?
- Медиатор по окончании процесса не оставляет каких-либо записей. Процесс проходит в помещении, выбранном сторонами и согласованном с медиатором. Любая из сторон по желанию может пригласить на процесс разных специалистов — юристов, переводчиков, экономистов, бухгалтеров, если другая сторона не против.
Если стороны захотят закрепить свои обязательства друг перед другом, они могут составить договор и нотариально его заверить или просто обменяться обязательствами и разойтись. Идеальный медиатор тот, кто конфликт любой сложности заканчивает примирением сторон.
- Есть ли будущее у медиации в Казахстане?
- Медиация давно превратилась в серьезный бизнес, которым в каждой стране занимаются десятки госструктур и частных фирм. Наибольшую известность завоевали центры медиации в Великобритании, Франции, Италии, США, где при судах созданы центры или советы по разрешению споров путем медиации, а заняты в этом бизнесе в качестве медиаторов самые компетентные и авторитетные люди в различных сферах экономики, права и промышленности. В соседней России медиаторы успешно разрешают споры, цена которых превышает $100 миллионов. Наша республика не должна быть исключением.
Источник: Деловая газета "Взгляд" №13 (195) от 06 апреля 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий