06.04.11

Евгению Жовтису отказали в иске

Отказать Евгению Жовтису в исковых требованиях в полном объеме – такое решение 4 апреля вынес судья Уланского районного суда Восточно-Казахстанской области Жакен Рахижанов. 
 
Автор: Ольга УШАКОВА
 
Правда, оглашать сей документ ему пришлось в отсутствии самого казахстанского правозащитника, и его адвоката Светланы Витковской, которая по срочным делам вылетела в Алматы еще на выходных. А Евгений Александрович вдруг почувствовал усталость и недомогание.
Иск директора Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгения Жовтиса к администрации колонии-поселения ОВ-156/13 рассматривался в с.Таврическом, что в 50 км. от города Усть-Каменогорска в Уланском районом суде и включал в себя пять исковых требований. Иск был подан в Усть-Каменогорский городской суд еще в октябре прошлого года, и, пройдя три судебные инстанции по вопросу подсудности, «осел» в Уланском суде.
Поселение за высоким забором
В первом иске правозащитник просил суд признать незаконными решения, действия, бездействие начальника учреждения ОВ-156/13, в результате которых, по мнению Евгения Жовтиса, были ужесточены условия содержания заключенных в колонии-поселения. Это учреждение, как доказывает Евгений Александрович, превратилось в колонию общего режима на льготных условиях отбывания наказания. Признаков тому много.
В частности, из 140 осужденных, совершивших неосторожные преступления и отбывающих наказание в участке колонии-поселения в Усть-Каменогорске, только одна женщина-осужденная проживает на поселении — за пределами колонии, в то время как поселение для таких осужденных должно быть скорее нормой, чем исключением. На самой территории колонии-поселения отсутствуют общежития как таковые, осужденные живут в бараках, где их разделили на отряды, как в колонии общего режима.
Территория этого исправительного учреждения ограждена трехметровым забором, установлен пропускной режим в виде контрольно-пропускного пункта. Ничтожно мала территория колонии-поселения. Здесь нет ни одного магазина, ни одного жилого дома, принадлежащего обычному гражданину, где можно было бы купить или снять в аренду жилье. Это также характерно для колонии общего режима. Нарушены права осужденных на длительные свидания с членами семьи без ограничения их количества. И это — только некоторые из нарушений в колонии-поселении, из-за которых правозащитник подал иск в суд.
Во втором иске правозащитник просил признать незаконным то, что его вне территории участка колонии-поселения обязательно сопровождают сотрудники учреждения. «Это сопровождение — атрибут не колонии-поселения, а более сурового режима. Морально давит, ведь только с ним так обращаются. Создается впечатление, что Евгений Александрович — особо опасный человек», — прокомментировала Светлана Витковская.
Пятерых освободил — чем не работа?!
Поводом для третьего иска правозащитника стал отказ администрации колонии -поселения в поощрениях. За 20 месяцев отбывания наказания ни одного Евгений Жовтис не получил, несмотря на железные основания. Кстати говоря, наличие поощрений является условием для условно-досрочного освобождения. Именно их отсутствие стало одной из причин того, что правозащитнику в январе 2011 года было отказано в УДО.
Администрация колонии-поселения считает: раз Жовтис не является членом самодеятельных организаций, то и поощрения не достоин, несмотря на то, что в законе четко написано, что членство — дело добровольное и не дает никаких привилегий и преимуществ осужденным. А вот участие в работе этих самодеятельных организаций является поводом для поощрений.
- Я говорила в суде, что Евгений Александрович не просто участвовал в самодеятельных организациях, но своими действиями способствовал тому, чтоб они вообще функционировали, — считает Светлана Витковская. — Он не просто участвовал в спортивных соревнованиях, он покупал спортивный инвентарь для того, чтобы заниматься спортом в колонии вообще было можно. Он на деле участвовал в спортивной самодеятельной организации. Для санитарно-гигиенической самодеятельной организации он купил уголь в баню и оборудование, чтобы у осужденных была горячая вода. А юридическая помощь осужденным, покупка юридической литературы в библиотеку? Так называемая самодеятельная организация правопорядка. Членом не был, а работу вел. В личном деле Евгения Александровича есть письмо от председателя Восточно-Казахстанского областного суда г-на Пакирдинова, где он пишет, что благодаря обращению Жовтиса были пересмотрены дела пяти заключенных, и они вышли на свободу. Но прокурор в прениях сказал, что все вышеперечисленное было обязанностью осужденного, а не его заслугой.
В следующем иске заявитель просил признать незаконным то, что администрация колонии-поселения не дает разрешения Жовтису работать за пределами исправительного учреждения. Хотя, пояснила г-жа Витковская, 80% осужденных, отбывающих наказание в устькаменогорскском участке колонии-поселения, каждый день выходят на работу за пределы колонии. Жовтису же приходится работать кладовщиком на территории этой колонии-поселения.
- Зачем? Кому это выгодно, чтобы хороший юрист сидел на складе за забором? — задается вопросом адвокат правозащитника. — В суде в качестве свидетелей выступили двое работодателей, которые говорили, что очень нуждаются в знаниях, квалификации и опыте Евгения Александровича, готовы были заключить с ним договоры, но администрация учреждения им в этом отказала.
Телевизор преткновения
Ну, и наконец, в пятом иске Жовтис просил отменить второе полученное им взыскание — за просмотр телевизора после отбоя. В ту ночь Евгений Александрович находился на длительном свидании с сыном на территории колонии-поселения. Отбоя на длительном свидании нет, и смотреть телевизор можно сколько угодно. Но именно в эту ночь погас свет в комнате, где проходило свидание. Два с половиной часа Евгений ждал, когда приедет аварийная служба, а потом прошел 20 метров и включил телевизор в своем рабочем кабинете, шел матч чемпионата мира по футболу за третье место.
- Я в своем выступлении сказала, что тот случай с телевизором ничтожен по своей значимости. Я не знаю, кого еще могли за это наказать. Я приводила в пример интервью с начальником департамента КУИС по Алматинской области, где он сказал, что разрешал даже в СИЗО смотреть по ночам матчи чемпионата мира по футболу, — рассказала Витковская. — И в юридическом аспекте оснований для взыскания не было.
По словам адвоката, представители администрации ОВ-156/13 хоть иск и не признавали, но и не выдвигали серьезных аргументов против него. Правда, и.о. спецпрокурора ВКО г-н Филимонов незначительным такое нарушение режима Жовтисом явно не считал.
- Его текст был написан в духе жесткого обвинительного заключения, как будто Евгений не телевизор смотрел, а совершил тяжкое преступление, — говорит Светлана Витковская. — Не нужны были ссылки прокурора на рапорты сотрудников колонии, как на доказательства. Никого ни в чем уличать не было смысла. Мы ведь не спорили с фактами. Мы просили суд дать этому соответствующую юридическую оценку.
Суд идеальный, решения — прежние
Что же касается самого судебного процесса, то он, по словам Витковской, прошел практически идеально. Во всяком случае, по форме: судья слушал очень внимательно, грамотно вел судебные заседания, обстановка была самой спокойной и доброжелательной.
Евгений Александрович в начале своего выступления в прениях сказал: «Может возникнуть естественный вопрос: зачем мне это нужно, эти судебные тяжбы с администрацией колонии-поселения? Так вот я отвечу: я всегда считал, что все юридические споры должны решаться в суде, справедливый судебный процесс может решить многие проблемы в обществе. Я советовал тем, кто обращался ко мне за помощью, идти в суд. В своем случае я поступил так, как советовал поступать другим. Хотя для меня решение суда, к сожалению, предсказуемо».
Между тем, Витковская призналась: у нее все-таки оставалась надежда, что хотя бы по 2—3 искам суд вынесет решением в их пользу, но выступление спецпрокурора все «поставило на свои места».
- В ходе судебных прений и.о. спецпрокурора ВКО Сергей Филимонов он приехал только для участия в них) выступил с подготовленной на нескольких листах суровой речью в адрес Евгения Александровича. Стало понятно, что нам откажут, — вспоминает Светлана Витковская. — А надежда на поддержку прокурором исковых требований была. Нарушения закона, на которые мы ссылались в иске, в первую очередь должны были заинтересовать прокурора, потом в решении должную оценку этому давал бы суд.
Адвокат сказала, что о дальнейших действиях они будут думать, когда на руки получат решение, но откровенно призналась: «Слишком много разочарований и все чаще встает вопрос: а стоит ли тратить на это жизнь?».

0 коммент.:

Отправить комментарий