07.11.11

«Социальные лузеры» берутся за оружие

Появление в Казахстане террористов напрямую связано с отсутствием социальных лифтов. Такое мнение прозвучало на лекции о природе терроризма, организованной Институтом политический решений. Своим видением прошлого, настоящего и будущего казахстанского терроризма поделился представитель Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов.

Автор: Арман ДЖАКУБ


Актуальность темы подчеркивало количество пришедших послушать лекцию. Помимо журналистов и студентов мероприятие посетили: глава алматинского филиала ОСДП «Азат» Амирбек Тогусов, руководитель Экспертного центра национальной стратегии РК Адил Тойганбаев, руководитель центра международных исследований института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК Валихан Тулешов, а также глава алматинского филиала Коммунистической народной партии Казахстана Вячеслав Артемьев.



Ищите центр!



Свое выступление Марат Шибутов начал с теории: под терроризмом имеются в виду акты насилия, а также идеология насилия, цель которых — через манипулирование общественным сознанием добиться принятия властью каких-либо политических решений. Объектами воздействия могут также выступать органы местного самоуправления, международные организации, бизнес-сообщество и инвесторы. При этом террористы делают акцент не на реальный ущерб, как при диверсии, а на информационный фон, массовость и случайность жертв, что дает обществу «почувствовать себя незащищенным». «Одно дело взорвать детсад, а другое — взорвать ЛЭП «Север — Юг», — привел пример лектор.



Конечной же целью терроризма является смена (захват) власти, а возможно, и создание собственного государства. Достигших желаемого террористов позже переименовывают в «повстанцев, революционеров и освободителей». Для организации работы террористы используют проверенные временем «нелегальные сетевые структуры»: религиозные общины, политические партии, крестьянские союзы и криминальные сообщества.



На примере старообрядцев и партии большевиков г-н Шибутов указал на важные звенья этих цепочек. Так, обязательно должен быть политический и идеологический центр общины или группы (располагается этот центр, как правило, за рубежом). Также нужны агитаторы, миссионеры, всевозможные странствующие идеологи и «сочувствующие». Разумеется, самым важным является финансовый вопрос. Старообрядцев спонсировали купцы, денежной подпиткой большевиков занимались боевые подразделения.



Эталонным эксперт назвал ограбление Тифлисского банка товарищами Сталиным и Комо. Разумеется, внутри страны должна быть сама община или группа и ячейки, через которые также рекрутируются новые члены общины. А замыкают цепь так называемые доброхоты. То есть лица, которые берут на себя функционирование всех звеньев. Под этим понимается обеспечение литературой (в наше время, как правило, в электронном варианте), перевалочные базы, транспорт и прочее.



Современные террорсети включают в себя идеологический центр, лидеров в эмиграции, тренировочные лагеря, боевые подразделения, ячейки, систему передачи данных и агитации, а также нелегального транзита и перевода денег (например, хавала — неформальная финансово-расчетная система на основе взаимозачета требований и обязательств между брокерами). Последнее новшество, со слов г-на Шибутова, делает работу Агентства РК по финансовому мониторингу — финразведку — бесполезной.



Проецируя все это на казахстанские реалии, представитель ассоциации показал сделанное им фото точки продажи литературы и дисков у мечети в алматинском микрорайоне Тастак. Как сообщал ранее Tengrinews.kz, местные имамы жалуются на экстремистское содержание продающихся книг, в том числе на электронных носителях.



- Такие точки существуют во многих мечетях. Но почему-то системами спецслужб не контролируются, не ловятся, не запрещаются, — риторически заметил спикер.



В поисках тактики



Г-н Шибутов назвал также наиболее вероятные, по его мнению, типы тактик террористов в Казахстане: дагестанский, чеченский, иракский и латиноамериканский. Спикер расставил их по степени вероятности.



Дагестанский метод — убийство силовиков и госчиновников — направлен на парализацию госаппарата. И к этому Казахстан, как считает докладчик, совершенно не готов. Чеченский тип представляет собой взрывы в жилых домах, нападения на общественные здания и взятие заложников. В результате среди населения растет паника. Готовность нашей страны к такому повороту событий — опять же нулевая.



Иракский тип подразумевает взрывы террористов-смертников у адмучреждений, иностранных посольств, и представительств зарубежных компаний. Целями могут быть запугивание госаппарата и зарубежных инвесторов, также подобная ситуация может стать поводом для международного скандала. Готовность к атаке подобного типа «средняя» — все-таки подобные места охраняются.



Ну и самый маловероятный вариант — латиноамериканский. Он представляет собой похищение и убийство детей известных политиков и бизнесменов, массовые убийства населения. Помимо паники среди населения, этот метод позволяет точечно давить на элиту страны. Готовность Казахстана — нулевая.



- Единственное хорошо, что у нас не может появиться самого опасного вида — террориста-одиночки. По типу Андерса Брейвика, которого спецслужбы выявить не могут и он может готовить свой теракт несколько лет. По-хорошему Брейвика могли не взять, если бы сам не сдался, — отметил лектор.



Лифт почините!



Главные отличительные черты терроризма-2011 в Казахстане — это возраст и этнический состав причисленных к террористам. По словам спикера, все они — верующие молодые люди не старше 35 лет, преимущественно казахи, сознательная жизнь которых пришлась на период независимого Казахстана. В числе сильных сторон — хорошая тактическая подготовка, о чем, на взгляд Шибутова, свидетельствуют события в Алматы, Шубарши и Кенкияке. В числе слабых — неважная техническая подготовка, которую продемонстрировал «незапланированный подрыв в Атырау».



Благодатной почвой для появления в Казахстане собственных террористов служит разница в доходах приехавших из глубинки и городских жителей.



- Основная причина — наличие «социальных лузеров», людей, которые выпадают из пирамиды. У нас сейчас формируется общество потребления. Но, учитывая клановую структуру экономики и политики, огромное количество людей остается внизу. Социальные лифты заблокированы. Отсюда мы получаем уход в общину — родовую и религиозную, где он не является лузером, — объяснил г-н Шибутов причины ухода молодежи в секты. — Практически их выдавливают на обочину, их завлекают в общину, а потом предлагают совершить подвиг.



Эксперт также не исключает, что КНБ не доработал, отвлекаясь на разборки с другими силовиками, ведь межведомственные войны отнимают много сил и внимания. Более того, комитет излишне утруждает себя политическим сыском, акцентируя внимание на религиозных общинах, не представляющих реальной угрозы.



Отдельно досталось и казахстанским СМИ, кои г-н Шибутов назвал «пособниками терроризма».



- В Атырау в центре города взрыв происходит, а полностью новость идет только через 5—6 часов. В XXI веке это не очень профессионально! Отсюда растет недоверие к официальной трактовке властей и общее недоверие населения к транслируемому в СМИ, отчего слухи по терактам становятся опасным, — возмутился Марат Шибутов.



В целом казахстанский терроризм, вероятно, пойдет по дагестанскому пути, полагает г-н Шибутов. Проблемы с финансированием могут решить промышляющие рэкетом боевые подразделения, образованные из местных криминальных групп. Новые члены будут вербоваться в пенитенциарных учреждениях. Улучшится идеологическая и духовная поддержка с Северного Кавказа и из Пакистана. В качестве контрмер был представлен опыт борьбы с террором на Северном Кавказе: внесудебная ликвидация лидеров боевиков, взятие их родственников в заложники.



Но для столь решительных действий со стороны властей нужна твердая политическая воля, которой сейчас не хватает, открытая демонстрация светского характера государства, сосредоточение на борьбе с ваххабитами и изменение законодательства в части облегчения антитеррористической деятельности спецслужбам. Правда, в последнем пункте спикер сделал оговорку: «В нашей стране это опасно».



Не все так просто



Замдиректора представительства Freedom House в Казахстане Вячеслав Абрамов поддержал выступление, добавив, что во многом оно объясняет причины и содержание терроризма в его нынешних проявлениях, но не согласился с выводами.



- Я хотел бы заострить внимание на двух аспектах, — прокомментировал выступление г-н Абрамов, — относительно доступа к информации. У СМИ сейчас руки связаны. События в Атырау — это первый случай, когда власти признали теракт терактом. Официального комментария по взрыву в Астане не было. События в Алматы также официально никем не назывались терроризмом. Тут вопрос признания наличия терроризма и воли борьбы с ним. Тогда будут появляться трансляции с места. Насчет законодательства, то оно фантастически облегчено для борьбы с терроризмом. Дело в том, что спецслужбы обладают возможностью и ресурсами. Но облегчение законодательства не приведет ли к незаконным действиям со стороны спецслужб?



Руководитель центра международных исследований института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК Валихан Тулешов не считает терроризм массовым явлением в Казахстане — он сделал уклон на большом влиянии традиционных институтов казахского общества.



- Единственная серьезная акция была в микрорайоне Алматы. В остальном я вижу лишь демонстрацию. Может, это инспирированная демонстрация. Но я не вижу в них терактов, — подчеркнул представитель ИМЭП.



В свою очередь глава алматинского филиала ОСДП «Азат» Амирбек Тогусов, комментируя сказанное, видит четыре признака роста терроризма в Казахстане: безудержная распродажа богатств, которая приводит к обнищанию большинства населения; антинародная социальная политика и проявления «социального терроризма» к народу; серьезное торможение демократических реформ и тотальная коррупция со стороны чиновников.

0 коммент.:

Отправить комментарий