07.11.11

За выброс цианидов никто не ответит?

Авария в поселке Секисовка, где золотодобывающее предприятие сбросило в местные реки отравленную воду, «вывела на чистую воду» несостоятельность лабораторий Восточного Казахстана. Ни у одной из них нет аккредитации на определение цианидов в реках, а сделанные анализы не имеют «законной силы». Поэтому виновников ЧС не смогут привлечь к ответственности: надзирающим органам просто-напросто «нечем крыть».

Автор: Андрей ЕФИМОВ

В Восточном Казахстане продолжаются работы по ликвидации аварийного сброса технологической воды, содержащей отравляющие вещества 1-го класса опасности — цианиды — из хвостохранилищазолотоизвлекательной фабрики РГП «Секисовское» в водоемы бассейна реки Иртыш. ЧП, напомним, произошло поздно вечером 29 октября, но остановить ядовитые потоки пока не удается.



Жители поселка Секисовка пользуются привозной водой, а власти обещают справиться с техногенной аварией в течение десяти дней. Но очевидно, что многое в этой истории не договаривается - чиновники явно путаются в «показаниях». Тем временем событие обрастает самыми страшными слухами. Развеять их согласился исполняющий обязанности начальника восточно-казахстанского областного филиала Иртышского департамента экологии Канапия Бохаев.



Кабмин помог золотодобытчикам?



- Канапия Сагатбекович, по слухам, сотрудники Департамента по ЧС тайком эвакуируют детей из Павлодара, потому что отравляющие вещества уже «доплыли» туда по Иртышу и даже «ушли» в Россию. Это так?



- Это неправда. Павлодарцы находятся от места аварии в 600 километрах, а Секисовка — там даже 6 километров нет от предприятия, их не эвакуировали, и они все живы. Никто же там от цианидов не умер! Так зачем из Павлодара детей увозить?



Уверен, что цианиды не дойдут до Иртыша, даже до его притока — реки Уба, не дойдут. И уж тем более, заверяю вас, цианиды из Секисовки не попадут в Российскую Федерацию. Вы людей не пугайте, это не катастрофа! Цианиды — вещества, которые быстро распадаются, особенно под действием солнечных лучей. Если мы наберем воду с цианидами в пробирку, то через 2—3 часа они «растают» в ней без следа.



- Официальный сайт МЧС еще 2 ноября сообщил со ссылкой на испытательный центр ГКП «Оскемен Водоканал»: в образце Секисовка сразу после аварии ПДК цианида превышен в 516. Но уполномоченные органы не называют пока никаких цифр по цианидам в реках. Странная ситуация, не правда ли?



- Кто озвучил такие цифры по превышению ПДК цианидов, он и должен комментировать, откуда их взял. Мы не называли никаких цифр, у нас таких данных пока нет. С потолка их брать — это неприлично. Давайте разберемся: есть ли аккредитация у лаборатории «Оскемен-Водоканала» на определение цианида в реке? Насколько я знаю, нет.



Вот вам кажется, что 515 ПДК в реке Секисовка — большая цифра, но с чем вы ее сравниваете? Вы даже не знаете, какая концентрация цианидов в аварийном хвостохранилище. Мы это только устанавливаем.



- Со времени аварии прошло несколько дней. Этого недостаточно, чтобы сделать анализы?



- Нет-нет, пока недостаточно, чтобы информация была достоверной. Пока не можем назвать точный объем технологической воды, который попал в реки. Там же какая-то ее часть была откачана насосами, а часть — ушла в водоемы. Мы отправили запрос в ГРП «Секисовское», какой объем воды находился у них в хвостохранилище, каковы технические параметры насосов. Как получим ответ, все рассчитаем и узнаем, сколько ядовитой жидкости попало в реки.



На сайте акима области озвучена информация, что его объем 200 тысяч кубометров. ГРП «Секисовское» эти цифры опровергает. Они пришлют нам бумагу с печатью и подписью руководства, тогда можно говорить предметно. Со 2-го ноября мы начали работать с областным Центром гидрометеорологии. Он сейчас изучает влияние аварийных стоков на реки. Наша часть работы — определить содержание вредных веществ в хвостохранилище.



- Но если анализы не готовы, то как вы можете утверждать, что в Иртыше цианидов нет? Кстати, по нашим данным, лаборатория областного Центра гидрометеорологии не имеет аккредитации на определение цианида в реках, хотя неофициально его все равно определяет.



- Сейчас идет проверка, и цифры мы пока не можем озвучивать. Как только она закончится, пожалуйста, расскажем, какие есть превышения ПДК в реках по загрязняющим веществам. Но дело в том, что не только у Центра гидрометеорологии нет аккредитации на определение цианидов в воде. Этой аккредитации на определение цианидов нет ни у одной лаборатории в ВКО! Ее убрали постановлением правительства в мае этого года.



Ни у СЭС, ни у «Оскемен-Водоканала», ни у нас, ни у кого ее нет. Поэтому выставить ГРП «Секисовское» суммы по компенсации ущерба окружающей среде именно цианидом мы не сможем. Мы делаем анализы на цианид, но только для себя, чтобы знать, насколько безопасны наши водоемы и питьевая вода. В случае превышений ПДК по этой группе веществ мы можем дать сигнал, но дальше эти данные не можем использовать.



- Но ведь лишение лабораторий аккредитации именно по цианидам — это нонсенс для ВКО, где много предприятий, которые используют цианиды при извлечении золота и серебра из руды! Получается, хозяевам этих предприятий выгодно это постановление?



- Не в моей компетенции отвечать на этот вопрос. Но могу сказать, что после окончания проверок мы сможем привлечь ГРП «Секисовское» к ответственности за выброс в реки других загрязняющих веществ, которые вместе с цианидами содержались в технологической воде. Если ПДК по ним окажутся завышенными.



Такой штраф — как слону дробина



- Была информация о том, что экологи поздно узнали об аварии. Почему так вышло?



- Уже 30-го утром мы вместе с акимами области, района и Секисовского сельского округа были на месте аварии. Но о ней мы узнали от районной СЭС, а не от ГРП «Секисовское». А оно по Экологическому кодексу было обязано известить наш департамент в течение двух часов после аварии. За это они понесут административное наказание. Это примерно 30 МРП (чуть больше 45 000 тенге — авт).



- Смешная сумма для золотопромышленников! Понесут ли они за аварию уголовное наказание? Вы можете оценить эту аварию как экологическую катастрофу хотя бы для Секисовки?



- Вопрос об уголовном наказании должна решать природоохранная прокуратура, а не мы. Не утверждаю, но судя по всему, оно будет возбуждено. И я не могу говорить, что это катастрофа. После ликвидации аварии будут приняты меры. 3 ноября пришла информация, что уже найдено место порыва противофильтрационной пленки в хвостохранилище, из-за чего и началась авария, ее причины устанавливаются.



- Жители Секисовки рассказали, что летом этого года у них была аналогичная авария, в реке погибло много рыбы, но власти утаили информацию. Так ли это?



- Об этом случае нам сразу никто не сказал. Мы чуть позже в Секисовку выезжали, но никаких следов аварии не было. У бизнеменов, которые разводят рыбу в водохранилище «Водолей», ее массовой гибели не было.



- Жители поселка Секисовка нам пожаловались, что у них открытый карьер расположен рядом с домами. Во время взрывов при добыче руды их загоняют домой, потому что находиться на улице небезопасно: летят камни, пыль. Да и хвостохранилище находится в населенном пункте, вопреки прямому запрету Экологического кодекса. Однако акимСекисовского сельского округа Сергей Сомов уверяет, что там все хорошо. А вы что думаете?



- Ни мы, ни природоохранная прокуратура пока не занимались этими вопросами. Но у предприятия есть все разрешительные документы по проекту хвостохранилища. Органы санитарно-эпидемиологического надзора должны были в первую очередь сказать, соответствует ли у них санитарно-защитная зона требованиям СНиПов. Соответственно, и мы, раз предприятие получило положительные заключения всех органов, подписываем ему документы. Я уверен, что там соблюдены параметры санитарно-защитной зоны. Но если бы люди прислали нам письменную жалобу, мы бы занялись изучением этого вопроса, выехали бы на место, а они молчат.



Комментарий в тему



Мы попросили прокомментировать ситуацию и природоохранного прокурора Восточно-Казахстанской области Каирбека Кенбаева. Он сказал, что вопрос о возбуждении уголовного дела будет решаться только после выяснения причин аварии.



- Мы пока не можем установить причины аварии на хвостохранилище, потому что вода из секции № 3 не откачана полностью. Как откачают, после этого дадим задание уполномоченным органам: Департаменту по ЧС, органам промышленной безопасности, чтобы они там все обследовали и сделали заключение. Потом экологи должны подсчитать ущерб. Сейчас без уточнения объемов технологической воды, которая вылилась в реки, они этого сделать не могут. Возбудим уголовное дело или нет, это будет зависеть от суммы ущерба и от заключения.



Мы также акцентировали внимание прокурора, что ни у одной лаборатории в ВКО нет аккредитации на выявление цианидов в реках. А если нет официальных заключений лабораторий, как предприятие можно привлечь к ответственности за утечку цианидов? Г-н Кенбаев на это ответил: «Это тоже будем смотреть. Я в курсе вопроса. СЭС и экологи сказали мне, что они не могут определять. Я сказал: «Ищите тогда в Интернете, кто может определять. Может, туда анализы отправим».



Тогда мы «зашли с другой стороны»: но ведь цианид — непрочное вещество. Спустя много дней его уже не будет в пробах, взятых для анализов. Да и вода в реках, где течение довольно сильное, сейчас стала чище. Прокурор пообещал: «Постараемся разобраться».

0 коммент.:

Отправить комментарий