27.12.11

Назарбаев понимает только язык силы

После публикации серии интервью в газете «Голос республики» о декабрьских событиях 1986 года к нам в редакцию пришел экс-председатель гражданского движения «Азат» в 1995-1996 годах Толеубек Сейткалиулы. Заявив, что события 1986 года не были стихийными, он выдвинул версию, что сценарий Желтоксана власть применила и в Жанаозене. Мы попросили его аргументировать свою точку зрения и в итоге вышло это интервью.

Автор: Ксения БОНДАЛ

- Толеубек Сейткалиулы, почему интервью в газете по декабрьским событиям привлекли Ваше внимание?



- Я сразу хочу сказать, что полностью поддерживаю Жасарала Куанышалина. Он уже говорил газете «Республика», что события 1986 года не были стихийными и были организованы Нурсултаном Назарбаевым и секретарем ЦК по идеологии Закашем Камалиденовым. Об этом кстати Динмухамед Кунаев сказал с трибуны пленума ЦК КПСС в 1987 году: «Я не организовывал беспорядки на площади, а истинными организаторами этих событий являются вот они, сидящие в седьмом ряду — Назарбаев и Камалиденов». Но я хочу рассказать о том, как им пришло в голову их срежиссировать.



В 1979 году, когда первым секретарем ЦК Компартии Казахстана был Динмухамед Кунаев, в центре Казахстана — в нынешней Акмолинской области — по решению Леонида Брежнева должны были организовать немецкую автономию, потому что численность немцев в нашей стране тогда перевалила за миллион. Кунаев же, будучи по своей сущности человеком нерешительным, не мог открыто отказать Москве, и по его негласному разрешению в начале лета молодежь казахской национальности подтолкнули к митингам против этой идеи.



Я тогда был заведующим кафедрой Целиноградского сельхозинститута. Всю ночь перед забастовками студенты готовили плакаты и на утро с лозунгами «Нет немецкой автономии в Казахстане!» вышли на площадь города. Мои студенты, которые тоже там были, впоследствии рассказывали мне, что кгбшники в штатском ходили между студентами и шепотом призывали оставаться на площади и продолжать скандировать. Тогда первый секретарь обкома партии Николай Ефимович Морозов заверил бастующих, что немецкой автономии в Казахстане не будет. Все разошлись.



- А в чем Вы видите связь между событиями 1979 года в Целинограде и декабрьскими восстаниями в Алма-Ате 25 лет назад?



- Пример, когда восстание студенческих масс принесло их организатору, а им был Динмухамед Кунаев, ожидаемые плоды, воодушевил Назарбаев и Камалиденов. По той же аналогии они вывели студентов столичных институтов на городскую площадь с тем, чтобы молодежь высказала протест против назначения Геннадия Колбина на пост первого секретаря ЦК Компартии Казахстана. Но Горбачев — не Брежнев, с ним все так просто не прошло, как в 1979 году с Леонидом Ильичом.



Здесь стоит отметить, что Кунаев сам заявил Михаилу Горбачеву, что на мое место нет достойного казаха, поэтому Москва прислала Геннадия Колбина. Хотя Динмухамед Ахметович скрыл от Горбачева достойного человека возглавить КазССР в лице Еркина Ауельбекова, которого Кунаев боялся как своего соперника во власти, но которого направлял руководить самымыми трудными областями — Тургайской и Кызылординской.



Вот и получилось, что тогда Назарбаев и Камалиденов, которые думали, что выведут народ на улицы и смогут легко продиктовать свои условия Москве, а кто-то из них станет первым секретарем, просчитались. Поэтому я согласен с тем, что сказал Жасарал, когда обвинил Назарбаева в подстрекательстве и предательстве своего же народа.



А вот Жармахан Туякбай говорил «Республике», будто виновника декабрьских событий не нашли. Его нашли, а точнее его «сделали». Для этого использовали Аркена Уака.



- Почему для этой роли выбрали именно его?



- Опять удачная режиссура. Ректором ААСИ (Алматинский архитектурно-строительный институт — авт.), сейчас КазГАСА, в 1986 году был Павел Атрушкевич — человек полностью подконтрольный системе и кукловодам от нее. Возможно, ему дали задание найти крайнего, а может он сам проявил инициативу, но в итоге остановились на Аркене Уаке.



Аркен всегда был честным и принципиальным человеком, что в Союзе часто оборачивалось против таких людей. Нашли подонка, который в КГБ написал, что именно Аркен Уак был организатором событий на площади. Его осудили и дали восемь лет в колонии строго режима в Магаданской области с конфискацией имущества.



Я был свидетелем его защиты вместе с Нинель Фокиной, его женой Тохтар Рахметовой и Валерием Каро-Мадэ, который, по-моему, был единственным русскоязычным героем декабря 1986 года. Спустя три года после вынесения приговора Аркена реабилитировали.



- Спустя 25 лет после того декабря мы получаем «новый» декабрь с не менее ужасными событиями в Жанаозене. Какая позиция у Вас по этому поводу?



- Послушав президента, его советника Ермухамета Ертысбаева и других о том, что народу нужно быть терпимее, я просто недоумеваю. На сотни километров от этого города нет ни одного поселка — это выжженная солнцем степь, я это сам видел. Если мы здесь в Алматы можем выживать хотя бы на яблоках и картошке, то там ничего не растет. Как можно было праздновать День независимости, когда люди нищенствуют и полгода сидят без средств к существованию? Будучи в таком положении и, увидев празднество, разве могли они оставаться спокойными?



А насчет поджогов зданий и сооружений, так подобная схема провокаций уже использовалась самой властью в 1986-м. Только тогда это сваливали на алкашей и наркоманов, а сейчас на «третью силу» якобы на бандитов.



- В Интернете есть пользователи, осуждающие бастующих и оправдывающие расстрел людей. Как Вы думаете, почему они встают на сторону власти?



- Для меня самого это непонятно. Люди, которые говорят, что могут прожить на 70—80 тысяч тенге в месяц, не понимают того, что в Жанаозене все продукты питания привозные, то есть все дорого. Там даже верблюда на сто квадратных километров нет, потому что трава выжжена солнцем. Там совершенно другие условия жизни — природа на выживание.



Те обыватели, которые осуждают жанаозенцев за то, что они добиваются повышения зарплат совершенно не знают, что там в голой пустыне прожить на 150 тысяч тенге невозможно. К тому же, они не знают о той дискриминации, которая существует по отношению к казахскому населению, когда китайцы за ту же самую работу получают в два раза больше местного населения. А наш человек на своей же земле как раб получается.



Мы ежегодно вспоминаем и чтим память участников декабрьских событий 1986-го года, когда на площадь также вышли недовольные люди и тоже были погромы. Но тут же закидываем камнями в Интернете и клеймим в эфирах телеканалов нефтяников, которые долгие месяцы мирно бастовали и ждали, что их требования услышат, что с ними посчитаются, но их же в конце концов и начали отстреливать.



- Одно дело, осудить бастующих за то, что они митингуют. Но ведь насилие над беззащитными людьми, в которых стреляют, тоже оправдывают: мол, по-другому их невозможно было успокоить.



- Мне кажется, те, кто пишет такое и говорит, - просто засланные «казачки», которым платят за то, чтобы они вносили раскол в общество такими высказываниями. И ведутся на это крайне обозленные люди, потому что адекватный человек просто не может молчать и уж тем более быть солидарен с теми, кто сегодня стреляет по такому же человеку, как он сам. Если бы власть хотела просто подавить восстание, то в Жанаозен можно было загнать несколько бронетранспортеров, опустить с воздуха пару-тройку самолетов, зажать эту кучку нефтяников и все — конфликт был бы исчерпан. Но мы увидели совсем другой сценарий.



- То есть Вы считаете, что у власти были планы более глубокие, чем просто разогнать нефтяников?



- Власть добивается, чтобы народ был запуганным быдлом. Вот эти смертоносные выстрелы в Жанаозене были не столько для нефтяников, сколько для активного населения, которое в будущем может попытаться выйти на митинги на улицы и требовать радикальных перемен в стране.



- А на Ваш взгляд, как скоро в Казахстане произойдут демократические изменения?



- Конституционным путем от Назарбаева перемен не добиться. Ему на них наплевать и понимает он только язык силы. И здесь нужно учитывать его социальное положение при рождении. В своей книге «Без правых и левых» он сам писал, что его отец был батраком кулака Трофимова и пас его скот, что ему приходилось на кусок хлеба зарабатывать. Естественно, если человек думает о том, как ему прокормиться, ему не до учебы, не до знаний.



Вспомним Абая, ведь он был из семьи ага Султана, он не думал о куске хлеба, самосовершенствовался и созрел для того, чтобы думать о своем народе. А у нашего президента с точки зрения генетики крепостное происхождение. Талант быть руководителем у Назарбаева, конечно, есть, но по уровню развития своей души и интеллекта он не имеет духовной полноты, которая нужна, чтобы заботиться о своем народе и государстве какими были ханы казахского народа: Тауке, Касым, Аблай, Кенесары, а в период советской власти — первый секретарь ЦК Компартии Казахской ССР Жумабай Шаяхметов.

0 коммент.:

Отправить комментарий