27.12.11

Ұмытпаймыз! Кешiрмеймiз!

16 декабря Казахстан отныне должен отмечать не День независимости, а День памяти о погибших во время кровавых событий в Жанаозене. Неделю назад на площади в нефтяном городке были расстреляны мирные граждане. На место событий вылетел лидер незарегистрированной партии «Алга» Владимир Козлов. Его мы и попросили рассказать, что он видел и слышал на месте трагедии.

Автор: Татьяна ТРУБАЧЕВА

- Владимир Иванович, сначала рейс, которым Вы должны были лететь в Актау, перенесли, потом Вас не хотели пускать в самолет, но все-таки Вы, Ваши коллеги и журналисты улетели из Алматы. Почему Вас все же пустили в Мангистаускую область?



- Думаю, что власти применяют метод барьеров. Если ты квалифицированно, без шансов на провокацию, спокойно эти барьеры преодолеваешь, они отступают. Такое было уже несколько раз и в этот раз повторилось. Просто цена вопроса становится для тех, кто препятствует, невыгодной.



- Местные власти обещали Вам помочь добраться до Жанаозена, но Вы туда не попали?



- Не попали. На полдороге нас остановил ОПОН, затем подъехала полицейская машина, и нам было заявлено, что наша поездка в Жанаозен отменяется. В очередной раз власть просто соврала нам.



- Какая атмосфера в регионе, что «чувствуется кожей»?



- Атмосфера там накалена, причем это теперь везде ощущается — и в Жанозене, и в Актау, и в Шетпе. Люди останавливают работу и выходят на улицу. Некоторые возвращаются, есть и такое, но основное настроение — злость. Люди ожесточаются, и виной тому — безумные действия властей, которые с каждым днем становятся все менее адекватными.



- Что говорят очевидцы событий 16 декабря?



- Нам так и не довелось встретиться с очевидцами событий в Жанозене, можем судить о произошедшем там по телефонным разговорам и пересказам. Люди не могут выехать из города, мы не можем попасть туда. Но все же общее понимание ситуации и ее развития есть. Говорить о нормализации ситуации не приходится, потому что каждый день приходит все новая информация о том, что ужесточаются репрессии полиции против граждан. Аресты, избиения людей, пропажи людей... все это мы слышим каждый день и, что самое главное, с нарастанием.



- Но, может быть, известно, что стало поводом и причиной столкновений?



- Достоверно что-либо установить пока трудно. Нефтяники берут на себя ответственность за принудительную очистку площади от неуместного празднования, но далее в картине появляются другие люди, потому что нефтяники, освободив свою площадь, остались на ней и никуда не двигались. В остальном предстоит разобраться, но не так, как это происходит сейчас, а без пыток, избиений и принудительных признаний вины.



- Почему, на Ваш взгляд и на взгляд бастующих, в ход пошли боевые патроны, а не те же водометы?



- Я уверен, и новые видеозаписи это подтверждают, что для применения огнестрельного оружия на поражение причин не было. Пара водометов на морозном ветру разогнали бы любую толпу. Власть осознанно применила смертельное оружие с целью подавить не сами беспорядки, а само желание протестовать.



С этой же целью в эти дни полиция вламывается в дома активистов протестных движений, арестовывает людей и тащит их в полицейские участки. Это очень сильно нагнетает обстановку. Мангистаусцев тюрьмой не испугаешь, это очень бывалый народ, а вот обозлить, вывести на улицы тех, кто до этого сидел дома, у власти может получиться.



- Есть информация, сколько было погибших? Жанаозенцы говорили нам, что «площадь очищали от трупов»...



- Точной цифры погибших нет. Но официальной версии не верит никто из тех, с кем мы беседовали. Есть разные свидетельства, из которых можно сделать вывод: погибших могут быть десятки. Думаю, что власть должна открыть доступ к первичным документам, к регистрационным книгам больниц, моргов и пр. Только так можно установить истинное положение вещей. Прежде всего нужно получить доступ к очевидцам, но как раз этого власть и не дает делать.



- Что Вы увидели в Актау?



- В Актау вчера и позавчера состоялись серьезные выступления в поддержку нефтяников Жанаозена со стороны нефтяников Каламкаса и Каражанбаса. В разное время собиралось от 500 до 2500 человек. Но сегодня власти начали повальное преследование активистов этих протестов, люди боятся находиться на площади и даже дома, потому что их задерживают и отвозят в полицию. Кроме этого, власть использует методы раскола между нефтяниками, и это тоже работает. Сегодня на площади в Актау было чуть более 100 человек, остальные ушли. Это означает, что процесс пошел в глубину и теперь уже может прорваться в любой момент.



Мангистау — это край очень сплоченных людей, так сложилось исторически. У пострадавших и погибших людей в Жанаозене и Шетпе есть сотни родственников во всех частях Мангистау. Власть своим безум­ством заложила конфликт надолго, и теперь уже никто вообще не вспоминает ни про коэффициенты, ни про рабочие места. Трудовой конфликт действиями властей перешел в активный протест против системы.



- Как думаете, другие регионы поддержат Жанаозен, Актау?



- Трудно сказать что-то о возможности поддержки нефтяников в других регионах. Но мангистаусцы в этом смысле самодостаточны. Они сотни лет живут на этой земле, мало кто уезжает, здесь лежат их предки, батыры, которых они знают поименно и чтут. Смешно слышать глупейшие предложения власти предоставить им работу в других регионах, обеспечить переезд и т. д. Грустно, что власть так плохо знает своих граждан.



- Не перерастет ли это все в межэтнические столкновения? Есть для этого предпосылки?



- Ни о каких межэтнических столкновениях не может быть и речи. Адайцы в этом смысле абсолютно толерантны. Если ты живешь рядом с ними на этой земле — ты свой, без вариантов. Я прожил здесь сорок лет и НИ РАЗУ не слышал в свой адрес что-либо подобное. Это очень простые и надежные люди. Говори правду, отвечай за свои слова, выполняй обещания — вот их ценности и устои.



- Вы вступили в общественную комиссию по расследованию событий в Жана­озене. Какая главная цель у этой комиссии?



- Комиссия по расследованию событий в Жанаозене должна провести большую работу и установить истинное положение вещей в этом деле. Нужно встречаться с очевидцами, получать и анализировать информацию. Для этого нужна нейтральная хотя бы позиция власти. Но нам активно препятствуют, несмотря на полученное обещание содействия.



21 декабря нас остановили на середине пути, в районе Жетыбая, силы спецназа и запретили ехать в Жанаозен. В это же время оттуда звонили люди и с криками, с плачем просили приехать. Причем они просили ехать прямо в ГОВД, потому что именно там сейчас, по их информации, происходят страшные дела.



Понятно, что такое положение вещей нас не устроит. Мы будем вновь и вновь делать свое дело, чтобы выполнить поставленную задачу. Тем более что мы сегодня увидели ролик, который не оставляет камня на камне от утверждения властей о том, что оружие полицией применялось только с целью защиты жизни полицейских. На видео отчетливо видно, что ОПОН, вооруженный автоматами и пистолетами, преследует убегающих с площади людей.



Совершенно отчетливо видно, что полицейские стреляют по людям прицельно, как в тире, и не в ноги, а гораздо выше. Человек с пистолетом в форме ОПОН держит пистолет двумя руками на уровне своих плеч и стреляет несколько раз... Падает и затихает молодой парень... Другой, раненый, делает несколько шагов и тоже падает... Полицейские подбегают к нему, и ЛЕЖАЧЕГО, не оказывающего никакого сопротивления несколько дюжих полицейских просто забивают дубинками. Причем одни устают и отходят, а другие тут же продолжают его избивать...



Это видео, снятое какими-то женщинами из окна квартиры на сотовый телефон, — страшное обвинение власти. Это обвинение в звериной жестокости, во лжи и предательстве своего народа. Этого сегодняшней власти никто не забудет и не простит.



Источник: Газета "Голос Республики" №46 (222) от 23 декабря 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий