15.11.11

Почему исчезают бесплатные лекарства?

В любой редакции знают: чем ближе Новый год, тем больше жалоб от больных, не получивших положенные бесплатные препараты. Хуже всего приходится, конечно, пациентам онкологических диспансеров: для почти все лекарства — жизненно необходимые. При этом средств на лекарственное обеспечение выделяется немало. В чем же закавыка?


Автор: Татьяна ПАНЧЕНКО

Темой расходов на онкологию я заинтересовались еще и потому, что участвую в проекте Школы журналистских расследований в сфере государственных Финансов. Школа является совместным проектом Фонда Сорос-Казахстан с сетью фондов «Открытое общество» в Азербайджане, Грузии и Украине. Одной из тем проекта и стали бюджетные расходы на раковые заболевания.



Официальная информация по этому вопросу вселяет неподдельный оптимизм. Судя по цифрам, в Казахстане с онкологической службой все в порядке: отчисления из бюджета увеличиваются, смертность снижается, ранняя выявляемость и пятилетняя выживаемость увеличиваются.



Так, если в 2006 году пять лет после постановки диагноза жили 45,8% больных, то в 2010 таких стало больше половины — 51,2%, сообщило в ответе на запрос Министерство здравоохранения. Смертность от злокачественных новообразований уменьшилась за те же пять лет на «11 пунктов», то есть если в 2006 году из 100 тысяч казахстанцев от рака умирали 115 человек, то сейчас — 103,9.



Правда, почему-то на сайте Минздрава приведены другие цифры (http://www.minzdrav.kz/dpsobl). Например, в 2006 году смертность была 118,6, а в 2011 — 109,87 на 100 тысяч населения. Но динамика практически та же. И неудивительно — финансовые вливания растут как на дрожжах. Суммы на закуп химиопрепаратов онкологическим больным в среднем увеличиваются на миллиард (!) тенге в год. В прошлом году на эти цели потрачено 4 млрд 465,6 млн тенге.



Но хватит цифр, обратимся к живым примерам. Вот обращение на горячую линию фонда «Амансаулык» (http://www.amansaulyk.kz/deyatelnost/govorit/medusl/663/).



Женщина (А. У. К., 1968 г. р.), инвалид II группы, обратилась на «Горячую линию» с просьбой помочь разобраться в ситуации обеспечения калоприемниками. У женщины два свища: восемь операций по улучшению состояния прошли безрезультатно. На данный момент по закону она должна бесплатно получать 20 калоприемников в месяц.



Гигиенические средства, без которых пациентка не может обходиться, выдают с перебоями, а почти три месяца она их не получала вовсе. Поэтому приобретать калоприемники женщине пришлось за свой счет. Аптеки, воспользовавшись отсутствием бесплатных, выдаваемых государством, калоприемников, повысили цены в два раза, с 500 тенге до 1000 тенге за штуку. Когда пациентка, наконец-то, получила бесплатные калоприемники, оказалось, что они без специального клапана для выхода воздуха, неудобные в использовании, а потому и дешевые. Экономия для государства существенная — в два раза. «Вот только инвалиды не могут выходить с ними из дома — из-за отсутствия клапана калоприемник раздувает, поэтому и менять его нужно гораздо чаще, но о дополнительном их количестве для инвалидов никто не позаботился...» — пишут на сайте.



В своем заявлении на имя фонда женщина написала, что в сутки ей нужно минимум 5—6 калоприемников. Но на месяц каждому выдают только 20 штук.



Такая же ситуация и с памперсами, и с другими «расходными материалами» для инвалидов. Государство сначала берет на себя обязанность по закону обеспечивать ими, но в то же время постановлениями уполномоченных органов ограничивает их количество. В итоге и больные недовольны, и бюджет несет расходы.



Только за октябрь на горячую линию по вопросам лекарственному обеспечения обратились 112 онкобольных. Значительная часть жалоб касается дорогостоящих препаратов. Так, пациентка Ида Салашная жалуется, что с 26 сентября 2011 года нет препарата «Бонефос» стоимостью 50 тысяч тенге.



В октябре с той же проблемой вышли к журналистам онкобольные Шымкента, к тому времени уже месяц не получавшие лекарств. В областном онкологическом диспансере закончилась"Диферелин" и т же "Бонифос". Больным предложили подождать или покупать лекарства на свои деньги. Но, например, для жителя Шымкента Николая Горбулечева это невозможно: укол стоимостью в 120 тысяч тенге он себе позволить себе не может. «Южно-Казахстанский комитет контроля за медицинской и фармацевтической деятельностью предлагает брендовые препараты заменить на генерики. И покупать их самостоятельно, а не ждать, когда бесплатные лекарства выдадут в онкодиспансере», — сообщил новостной портал Tengrinews.



Целый поток подобных жалоб идет на блог министра здравоохранения. Только один пример: «Я, Коротков Сергей, 1980 года рождения вынужден обратиться к ВАМ с просьбой. С 2005 года мне поставили диагноз хронический миелолейкоз. В процессе лечения я принимал иматиниб (гливек), надеясь на улучшение состояния здоровья, но данный препарат вызвал рецидив. Состояние мое ухудшилось, я сейчас нуждаюсь в срочном лечении препаратами Нилотиниб, Дазотиниб. Иначе мне надеется не на что. Ведь я молод и хочу жить, у меня есть семья, близкие. Помогите!!! Пожалуйста, мне ВЫЖИТЬ!»



«Нилотиниб» стоит 4700 долларов — в этом, наверное, все дело. Больные просят очень дорогие лекарства, очень дорогие исследования или оплату лечения за рубежом, а это не входит в гарантированный объем бесплатной помощи. А если входит — то имеет свойство кончаться к концу года, как и все баесплатно-льготные препараты. Самый свежий пример — жалоба на блог министра жительницы города Семипалатинска Баян Булекпаевой. «По закону препараты, которые мне положено принимать после лечения, должны мне выдаваться бесплатно. Если я не принимаю укол каждые три месяца в одно и тоже время, то все лечение, которое проходило ранее, сводится на нет. Лекарства мне не дают, все время ссылаясь на их отсутствие. Покупать я их не в состоянии, стоимость 35 тысяч тенге, а моя пенсия намного меньше. Я не прошу ничего сверхъестественного, а просто препараты, поддерживающие мое, не самое хорошее, здоровье».



Еще один ухаб на дороге к излечению — неудобная процедура получения лекарств. В Алматы, рассказывает Гаухар Ткаченко, принимающая звонки на горячую линию фонда «Амансаулык», сначала больные едут в онкодиспансер, идут к врачу на осмотр. На следующий день они приезжают туда же за рецептом. И на третий день они едут в аптеку — одну на весь город. Причем не факт, что нужный препарат будет в наличии.



Очевидно, что не все проблемы требуют еще больших денежных средств. Если в случае с дорогими лекарствами или процедурами нужен четкий механизм на уровне государства: кто, при каких условиях, каким образом имеет на них право, то «хождения по мукам» за лекарствами для больных людей можно прекратить на уровне местного управления здравоохранения — просто упростив процедуру специальным приказом.

0 коммент.:

Отправить комментарий