17.10.11

Ловушка для президента

Недавно в мои руки попала книга Жореса и Роя Медведевых «Неизвестный Сталин». В одной из ее глав авторы выдвинули версию, что «отец народов» выбрал своим политическим наследником Михаила Андреевича Суслова, в дальнейшем более тридцати лет занимавшего неформальную позицию главного идеолога КПСС и формальную должность члена Политбюро и секретаря ЦК, ставшего фактически вторым человеком в стране после Брежнева.

Автор: Мухамеджан АДИЛОВ

Оставляя на совести российских историков это достаточно спорное предположение, я задался вопросом: а какого преемника хотел бы иметь первый президент РК? И какой следующий глава государства нужен Казахстану и его народу? Понятно, что чужая душа — потемки, но поскольку бытие определяет сознание, даже если речь идет о «лидере нации», то можно с высокой степенью вероятности просчитать ответы на эти вопросы.



Тяжела ты, шапка Мономаха



Ставя себя на место Нурсултана Абишевича — надеемся, что это не будет расценено в «Ак орде» как попытка его насильственного свержения, — давайте прикинем, какой человек устроил бы елбасы? Пойдем от личности самого Назарбаева. Ведь хотя провластная пропаганда и пытается сделать его чуть ли не посланцем Всевышнего, обладающим сверхъ­естественными способностями, он самый обычный смертный, а значит, не может не задумываться о будущем тех, кто ему действительно дорог.



Из этого следует, что Нурсултану Абишевичу прежде всего хочется преемника, который не будет обижать его любимых людей, обеспечит им безопасность и сохранит их материальное благополучие. Тем более что возраст заставляет его постоянно помнить о бренности бытия и о том, что ничто не вечно под Луной.



Далее. Судя по тому, как «Ак орда» усиленно формирует миф о том, что Назарбаев - первостроитель казахстанской государственности, елбасы очень хочется попасть в историю именно в этом качестве. Другими словами, политический преемник должен если не сохранить нынешний курс в неприкосновенности, то как минимум не отрицать его. А также признавать историческую роль Нурсултана Абишевича и сохранить Астану как вечный ему памятник.



Что касается остальных возможных требований «лидера нации» к наследнику, то они вторичны. Например, способности преемника руководить государством или обеспечить себе поддержку большей части казахстанской элиты будут ценны не сами по себе, а поскольку позволяют решать ключевые задачи гарантирования беспроблемного будущего родным и близким елбасы и дать положительную оценку его личности в будущем.



Теперь посмотрим, есть ли такой человек в окружении «лидера нации». Даже беглый взгляд на нынешнее окружение Назарбаева заставляет сделать печальный вывод - в нем нет ни одного человека, который мог бы соответствовать двум главным требованиям елбасы к его политическому наследнику. И не только по своему калибру. Сам ход исторического процесса, архитектура нашей политической системы диктуют второму президенту РК необходимость рано или поздно начать пересмотр прошлого и передел собственности.



Дело в том, что в Казахстане власть и собственность, власть и капитал, власть и деньги тесно и прямо взаимосвязаны. Причем первая рождает вторые. В прямой пропорции - чем больше власти, тем больше доход. И если политическая власть переходит в другие руки, это неизбежно должно привести к переделу собственности, сфер влияния, теневых доходов, то есть к ущемлению интересов родных и близких Назарбаева.



Другого варианта у наследника елбасы просто нет, иначе через какое-то время деньги, капитал, собственность начнут неизбежно трансформироваться во власть, а именно этого очень боятся и в «Ак орде», и в Москве, и в Пекине. Единственный выход из этой ситуации, когда политический и личный наследники - это одно и то же физическое лицо, что возможно только при наследственной монархии или ее подобии. Однако этот вариант в Казахстане не прошел, хотя попытки были.



Но тут у елбасы большая проблема. Из его дочерей только Дарига способна занимать государственную должность и быть политиком, правда, она сильно скомпрометирована браком с Рахатом Алиевым и давно отодвинута на вторые роли. Что касается сыновей, то им до минимального возраста, установленного Конституцией для главы государства, расти и расти, поэтому здесь нет никаких шансов непосредственно передать им власть.



Второй аспект, который не может не учитывать такой опытный политик, как Назарбаев, это давление обстоятельств. Если социально-экономическая и общественно-политическая ситуация в Казахстане будет ухудшаться (а пока все говорит за это), следующий президент будет всегда искушаться возможностью возложить ответственность за все плохое на своего предшественника, особенно если его уже не будет в живых.



В поисках идеального преемника



Из этого краткого теоретического размышления вывод только один - идеального преемника у Нурсултана Абишевича нет и не будет. Зная его привычку никогда не класть яйца в одну корзину, никому не доверяться полностью и всегда перестраховываться, можно предположить, что елбасы будет в первую очередь решать стоящие перед ним задачи как человек, а не как «лидер нации».



Эти задачи самой жизнью делятся на три большие группы. Первая - обеспечение безопасности и материального благополучия тех, кто действительно дорог сердцу елбасы. Выполнить ее можно, только вывезя этих людей в подходящий момент за пределы Казахстана и СНГ, куда-нибудь на Запад, в демократию, и туда же эвакуировав капиталы.



Что касается вывоза родных и близких Нурсултана Абишевича за пределы Казахстана, то это совершенно не сложно. Намного хуже обстоит с активами. Думаю, именно этим обстоятельством объясняются активная распродажа нефтегазовых активов за последние пять лет, а также сообщения о том, что тот или иной казахстанский олигарх продает свои акции какой-нибудь зарубежной компании или фонду.



Допускаю, что и недавно объявленное «народное IPO», в ходе которого правительство и ФНБ «Самрук-Казына» по указанию главы государства собираются продавать гражданам акции государственных и национальных компаний, преследует ту же цель. Ведь из опыта массовой приватизации начала 90 х годов и размещения акций «Народного банка» следует, что в конце концов ценные бумаги сконцентрируются в руках тех, у кого есть деньги.



В результате буквально через год-два значительная часть казахстанской экономики будет юридически принадлежать неким иностранным компаниям — как оффшорным, так и обычным, которые будут находиться под защитой и юрисдикцией государств, где они зарегистрированы. И, соответственно, перестанут представлять собой легкую добычу для следующего поколения казахстанских власть имущих.



Вторая группа задач - это увековечивание Назарбаева. Именно на ее реализацию нацелена вся провластная пропагандистская машина. Результат ее усилий не слишком заметен, но то, чего она добивается по приказу из «Ак орды», очевидно. Но как только машина эта перестанет работать, произойдет то же самое, что уже имело место в последние годы СССР, - начнется жесткий откат в обратную сторону.



Кроме того, именно в этой сфере кроется ловушка для первого президента РК, заложена им же самим. Потому что клятвенные обещания, публичные и личные, со стороны его приближенных продолжить курс и политику Назарбаева во многом, если не полностью, повлияют на выбор елбасы. И это притом, что преемник, скорее всего, свои обещания не выполнит!



Это означает, что сильный и самостоятельный политик, способный круто повернуть государственный руль, елбасы в качестве преемника не нужен вовсе. Ему нужен человек, который будет прижиматься к Назарбаеву, опираться на него как на фундамент, клясться его именем и курить ему фимиам. Точно так же, как это в свое время делал Иосиф Сталин до тех пор, пока сам не окреп и не начал перестраивать страну на свой лад и по своему вкусу.



Третья группа задач - это передача власти. По моему мнению, Назарбаев эту задачу перед собой не ставит вообще, хотя бы по той причине, что это противоречит его жажде власти и натуре, а также пугает психологически, так как наталкивает на мысль, что он может умереть. Думаю, что Нурсултан Абишевич хочет отдать бразды правления преемнику так, чтобы сохранить контроль и над ситуацией, и над преемником, и над элитой. Другое дело, что его окружение прекрасно понимает иллюзорность подобных надежд первого президента и готовится к финальной схватке за верховную власть в расчете сначала стать преемником, а затем новым «лидером нации».



Если это предположение верное, то глава государства не будет готовить наследника, то есть человека, который унаследует его кресло и власть, которую оно дает. Он будет переконструировать механизм реализации власти под себя, и в нем фигура второго президента не принципиальна. Главное, чтобы он был послушен Назарбаеву, управляем им. Но тогда список потенциальных претендентов в президенты номер два резко расширяется, и в него попадают в первую очередь те, кому относительно доверяет и кого хорошо знает Нурсултан Абишевич. Вплоть до советника главы государства по политическим вопросам Ермухамета Ертысбаева, как бы это ни выглядело смешно или карикатурно.



Реформа будет, но верхушечной



Таким образом, если Назарбаев проживет заметно больше предсказанного ему Мухтаром Аблязовым полугода, то мы обречены на верхушечную политическую реформу, очень похожую на ту, что полтысячелетия назад сделал русский царь Иван IV, когда передал трон татарскому царевичу, а сам сделался отшельником и главой опричнины.



И вот тут мы подходим к вопросу, ради которого писался этот материал. А именно: какой нужен следующий президент Казахстану? Дело в том, что за прошедшие с момента обретения независимости годы в стране и вокруг нее накопилось столько проблем и нерешенных задач, что продолжение нынешней внутренней и внешней политики неизбежно и неотвратимо ведет страну к краху.



Не будем упираться в проблемы первого плана вроде обострений споров относительно роли и будущего казахского языка, падающего уровня жизни или отсутствия социальных лифтов. Попробуем нарисовать задачи для второго президента РК крупными мазками.



Во первых, это обеспечение конкурентоспособности Казахстана, его экономики, товаропроизводителей и так далее, и тому подобное. От отдельного гражданина до страны в целом. Пусть если не во всем мире, то по отношению к ближайшим соседям, если не во всех отраслях, то в ключевых для нас.



Во вторых, это сокращение безработицы до 5—6% от трудоспособного населения, то есть соответствующего нормальному состоянию рыночной экономики. В нынешние официальные показатели по занятости мы не верим. По нашей оценке, сегодня в Казахстане безработными являются от четверти до трети населения.



В третьих, сохранение суверенитета и государственной независимости Казахстана. Последнее, как ни странно, в условиях единого экономического пространства с Россией и уплотняющихся хозяйственных связей с Китаем может стать даже ключевым.



В четвертых, выдвижение и продвижение национальной идеи, способной если не объединить все население страны, то увлечь за собой большую часть тех граждан, от которых что-то зависит в этой стране. Потому что три остальные задачи не могут быть решены без этого.



Нам кажется, что именно эти задачи имеют комплексный, национальный, стратегический характер. Способны ли их реализовать наследники Назарбаева, если он сам этого не смог? Вопрос риторический. И хотя всегда есть надежда, что где-то там, под поверхностью вытоптанного, выжженного, зацементированного политического пространства есть фигура лидера, она иллюзорна. Более того, она опасна тем, что снова отдает инициативу и ответственность какому-то варягу.



Если в стране не будет значимого количества активных, самостоятельных, энергичных, стойких граждан, которые смогут сами пойти вперед и повести за собой других, в Казахстане ничего не изменится. Мы в этом отношении оказываемся ущербными даже по сравнению с Россией, где механизм смены власти вскоре сработает уже во второй раз, где на пост президента могут претендовать как минимум два человека и где существуют хоть и плохонькие, но механизмы демократии и плюрализма.



Провластные пропагандисты утверждают, что Казахстану повезло, что его после развала СССР и образования суверенного государства возглавил Нурсултан Назарбаев. Увы, это было относительно справедливо только до 1999 года. Затем начался процесс бронзовения и политической системы, и государственного механизма, и лично президента.



Теперь получается, что в Казахстане нет даже шансов появления национального лидера, способного организовать достижение целей национального значения в ХХI веке. Нынешняя окостеневшая политическая система может только делегировать из своих рядов новых елбасы, каждый из которых будет хуже прежнего. Как это уже случилось в Советском Союзе. И, похоже, стране нужен не новый лидер, а новая система.



Судя по тому, как «Ак орда» усиленно формирует миф о том, что Назарбаев — первостроитель казахстанской государствен­ности, елбасы очень хочется попасть в историю именно в этом качестве. Другими словами, политический преемник должен если не сохранить нынешний курс в неприкосно­венности, то как минимум не отрицать его. А также признавать историческую роль Нурсултана Абишевича и сохранить Астану как вечный ему памятник.



Источник: Газета "Голос Республики" №36 (212) от 14 октября 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий