17.10.11

«Инвестиции» карман не тянут?

В прошлом номере газеты мы опубликовали статью «Кто ловит рыбку в мутной воде рынка ГСМ?», в которой сравнили затраты национальной компании «КазМунайГаз» на покупку Павлодарского НХЗ с суммой, которую истратил на приобретение Орского НПЗ сын главы «Казатомпрома» Игорь Школьник.

Автор: Нурахмет КЕНЖЕЕВ

Напомним читателям эти цифры. В 2010 году Орский НПЗ переработал 5,13 миллиона тонн нефти против 4,8 миллиона на ПНХЗ. При почти одинаковой производственной загрузке 92,2% акций «Орскнефтеоргсинтеза» обошлись г-ну Школьнику в 283 миллиона долларов. Тогда как всего за 58% акций АО «ПНХЗ» «КазМунайГаз» выложил $1,2 миллиарда!



То есть в расчете на одну тонну переработанной нефти национальная компания заплатила в семь раз больше частника. Но это не самая убыточная операция «КазМунайГаза». Есть сделки и покруче. Например, покупка румынского концерна «Ромпетрол». Поскольку об этой истории мы писали не раз, напомним только, что за два нефтеперерабатывающих комплекса, сопоставимых по общей мощности с «Орск­нефтеоргсинтезом» или АО «ПНХЗ», плюс сеть заправок «КазМунайГаз» заплатил в общей сложности $2,85 миллиарда!



И это, заметим, не окончательная цена. Недавно руководство национальной компании сообщило, что уже затратило на реконструкцию «Ромпетрола» около миллиарда долларов. Другими словами, румынская авантюра Тимура Кулибаева обошлась Казахстану в гигантскую сумму порядка $4 миллиардов.



Чтобы читатель мог оценить масштабы «пропаж» через покупку зарубежных активов, даем ссылку на материал информагентства Bloomberg. В нем сообщается, что в настоящее время в Европе и США выставлено на продажу множество нефтеперерабатывающих заводов, несмотря на то что стоимость переработки одной тонны нефти растет. Например, цена переработки западнотехасской нефти, считающейся «грязной», достигла $24,5 за баррель ($183,7 за тонну).



Прикол заключается в том, что стоимость переработки нефти на заводе «Петромедиа» концерна «Ромпетрол» составляет $29 за баррель ($217,5 за тонну). То есть завод неконкурентоспособен и держится на плаву только благодаря поддержке своего собственника — НК «КазМунайГаз».



Приведем пару примеров, сколько стоят сегодня нефтеперерабатывающие заводы за рубежом, если покупать их по рыночным ценам. Итак, НПЗ «Толедо» в штате Огайо мощностью 7,5 миллиона тонн в год продан совсем недавно за $400 миллионов. Тот же покупатель, компания PBF Energy Co, в 2010 году купил НПЗ Valero с мощностью переработки 10 миллионов тонн в год в штате Нью-Джерси за $560 миллионов, в том числе $220 миллионов — собственно завод и $340 миллионов — будущие затраты на модернизацию. В Европе цены такие же.



Таким образом, на почти $4 миллиарда, затраченных в общей сложности Тимуром Кулибаевым на покупку румынского концерна «Ромпетрол» и модернизацию его нефтеперерабатывающего завода, можно купить десяток аналогичных производственных комплексов.



ОТ РЕДАКЦИИ. Честно говоря, мы уже устали рассказывать о том, как «пилят» и «половинят» деньги наши высокопоставленные чиновники из нефтегазовых нацкомпаний. За последние три года наша газета не раз публиковала материалы, основанные на документах, про то, как все это происходит. И никакой реакции со стороны властей, даже формальной. Создается ощущение, что работаем в пустоте.



Самое ужасное заключается в том, что нечто похожее, только в меньших масштабах происходит во всех казахстанских госхолдингах, национальных и просто государственных компаниях, институтах развития и прочих структурах, вкладывающих деньги в экономику. И ни Назарбаев, ни правоохранительные органы с этим ничего поделать не могут.



Стоит ли после этого удивляться, что рядовые граждане, общество, пресса и тем более нормальные инвесторы отнюдь не радуются, когда слышат сказки из Астаны на тему форсированного индустриально-инновационного развития и прочих госпрограмм. Потому что сразу понимают — запускается очередной механизм для «распила» и растраты бюджетных средств.



Да и вообще, о каких программах развития может идти речь, если сегодня правительство как регулятор экономики оказалось неподготовленным к аномально высокому урожаю зерновых? Или наши чиновники не знали, что он будет? Знали. Но ничего не сделали. По глупости, лени или потому, что сами имеют бизнес-интересы? А может, они на проблемах предпринимателей зарабатывают больше?



Безусловно, чиновникам гораздо выгоднее, вместо того чтобы развивать экономику, сделать весьма простую операцию: придумать бизнес-проект, протащить его через механизм согласования, выбить деньги и затем потратить их, зачастую даже не пытаясь скрыть или замаскировать криминальный характер своих действий.



Именно поэтому Казахстан покупает даже не втридорога, а в десять раз дороже нефтеперерабатывающие заводы в далекой Румынии, вместо того чтобы строить их у себя. Именно поэтому все многочисленные инвестиционные проекты если и начинают работать, то вполсилы. Все они не для того, чтобы зарабатывать деньги для государства, они для того, чтобы заработали те, кто эти бизнес-проекты реализует.



Источник: Газета "Голос Республики" №36 (212) от 14 октября 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий