16.11.11

АПК разделили на троих

Бывший аким южной столицы Виктор Храпунов продолжает раскрывать тайны перехода крупных объектов государственной собственности в частные руки. На это раз он рассказал телеканалу «К‑плюс» о болезненной для всех алматинцев теме – передаче электрических и тепловых сетей города за бесценок бельгийской компании, у которой потом их выкупили за огромную сумму из бюджета города, а позже, разделив на три части, отдали в высокопоставленные частные руки.


Автор: Нурахмет КЕНЖЕЕВ


В свое время «Республика» много писала про сделки по продаже энергокомплекса Алматы бельгийскому концерну «Трактебель», обратному выкупу его акиматом южной столицы и затем перепродаже нынешнему ФНБ «Самрук-Казына». Однако позже мы как-то упустили эту тему, и сам процесс демонополизации «Алматы Пауэр Консолидейтед» (АПК), когда под предлогом необходимости соблюдать антимонопольное законодательство он был поделен на несколько юридических лиц, для нас оказался сюрпризом.



Думаем, нашим читателям будет интересно узнать, как все происходило по версии Виктора Храпунова.



Без меня меня женили



- Виктор Вячеславович, алматинцев живо интересует история с АПК. Помнится, мы пытались алматинскую энергосистему продать бельгийским инвесторам, потом вернули ее обратно. И что с ней стало в конце концов?



- Эта история — давняя. В 1996 году большая делегация летала в Швейцарию на экономический форум, и в соответствии с программой наш президент должен был встретиться с представителями компании «Трактебель». Но в последний момент премьер-министр Казахстана позвонил президенту и сказал: «Вам с «Трактебелем» встречаться не нужно. Пусть встретится с ним Виктор». Обосновал он это тем, что якобы не тот уровень для президента. Компанию представлял Николас Атеринос (вице-президент «Трактебеля» — ред.). Были очень жесткие переговоры.



- Вы, будучи министром энергетики в то время, договаривались о передаче алматинских сетей?



- Я вел переговоры по строительству и расширению Уральской ТЭЦ. Но они (представители «Трактебеля» — ред.) не брали на себя никаких обязательств. Говорили о том, что не могут начинать строительство, придумывали разные небылицы и причины.



- А они не могли просто разорвать контракт?



- Могли, но они бы понесли определенные убытки в соответствии с контрактом и получили бы негатив по отношению к компании. В общем, разговор идет, и вдруг они мне говорят: «Господин министр, мы скоро заберем «Алматы Пауэр Консолидейтед». Я ответил, что, пока они не построят хотя бы один блок уральской ТЭЦ, который так необходим Западно-Казахстанской области, пока я министр, им этого не видать...



Разговор был очень напряженный, мы расстались недружелюбно, наше требование о строительстве уральских блоков осталось. Мы доложили президенту о результатах встречи.



По приезде в Казахстан я неожиданно получаю задание премьер-министра поехать в командировку в Лондон. Я поехал, дела все решил, возвращаюсь назад, и меня в Доме правительства встречает Эдуард Утепов (председатель Комитета по приватизации — ред.) и говорит: «Вы знаете, что «Алматы Пауэр Консолидейтед» продали?»



Я: «Как продали? Первый раз слышу!» Тот: «Как первый раз слышите? Все продали, и знаете кому? «Трактебелю».



- Получается, сделка состоялась, когда Вас в стране не было?



- Можете представить мое состояние? Некоторое время тому назад я с их представителем очень жестко разговаривал, говорил, что пока уральскую ТЭЦ не сделаете, Алматы не получите. И тут меня отправили из Казахстана, а в этот момент отработали вопрос по приватизации. Когда я пришел к премьер-министру, он просто вскинул глаза к потолку и сказал: «Вопрос решен, говорить что-либо бесполезно».



- И что Вы ему сказали в ответ?



- Я ответил, что категорически возражаю! «Возражай не возражай, иди думай» — услышал в ответ. Почему он мне так сказал? Да потому, что там должна быть моя подпись. Я должен был завизировать все документы. Сарыбай Калмурзаев, который решал этот вопрос со стороны Госкомимущества, Эдуард Утепов ждали, когда я завизирую все эти документы. Я долго думал и нашел выход. Спрашиваю: «За сколько продали?» Слышу: «За 5 миллионов долларов».



- А по Вашей оценке сколько стоило?



- 500—600 миллионов долларов, не меньше. Я говорю: «Господа, но 5 миллионов долларов — это бонус правительству за право работать в Казахстане. Компания «Трактебель» должна вложить какие-то реальные средства». Я сказал тогда Калмурзаеву: «Давай так договоримся: я напишу инвестиционную программу. Если «Трактебель» принимает эти обязательства на 500—600 миллионов долларов, вкладывает их, компания получает второе рождение, то я подпишу».



И я пишу программу: заменить скоростные турбины на Алматинской ТЭЦ, построить второй блок мощностью 175 мегаватт. И все это у меня вылилось в пределах 650 миллионов долларов. Подписал я эту программу и отдал Калмурзаеву. Проходит день-два, «Трактебель» принимает эти обязательства, подписывает инвестиционную программу на пять лет. В течение пяти лет компания должна вложить эту сумму — по 100 миллионов в год. Контракт с «Трактебелем» подписали.



Не электричество, а сплошные потери



- Вы отслеживали, как контракт выполнялся бельгийцами?



- Мэром Алматы тогда был Кулмаханов. Я, как министр энергетики, забыл про эту проблему вообще. Придя в Алматы, конечно, я столкнулся с АПК и очень пристально стал смотреть на то, что происходит.



Компания вырабатывала 5,6 миллиарда киловатт-часов электроэнергии в советское время, а здесь мы скатились на 4 миллиарда, даже меньше. Я начал на руководство АПК очень жестоко наезжать. Атеринос уже убежал, его не было в Казахстане, против него возбудили уголовное дело. Я постоянно рассматривал положение дел в АПК, не позволял им повышать тарифы и завел такое правило: как только они пытаются повысить тарифы, я слушал Антимонопольный комитет, а потом принимали решение.



- Но компании же нужны были инвестиции, чтобы сети обновлять? В Алматы были очень изношенные сети.



- Я хочу сказать, что в Алматы сети были в довольно сносном состоянии.



- Не таком, как АПК все время описывала?



- АПК настаивала на необходимости ставить счетчики. Антимонопольное ведомство написало постановление, где обязало компании, которые занимаются распределением и выработкой электрических сетей, ставить счетчики за свой счет. Представьте, сколько в Алматы и Алматинской области нужно поставить счетчиков! В АПК кричали, что они не могут столько денег выделить. Говорили, что необходимо сети с голыми проводами заменить на изолированные провода. Это я от них требовал, потому что воровали электроэнергию — на линии электропередачи накидывали голые провода и воровали.



- А какие потери были у АПК?



- К примеру, когда принесли последний раз тарифы, они ставили на потери миллиард киловатт-часов — технические и термические потери.



- Это из четырех вырабатываемых миллиардов?!



- Да, 25% они ставили на потери. И, вместо того чтобы заниматься минимизацией потерь, они все это пытались повесить на горожан. Я был категорически против такой постановки вопроса.



- Вы могли как-то с этим бороться?



- Видя, что никакие финансовые ресурсы не вливаются, я написал президенту письмо, где указал, что в АПК не понимают стоящих перед компанией задач и предлагаю на основании той инвестиционной программы, в которой не выполнено ни одного пункта, расторгнуть договор с «Трактебелем» и передать «Алматыэнерго» в коммунальную собственность.



Президент пишет премьер-министру: «Наконец-то я получил очень толковое, вразумительное письмо со стороны акима города Алматы. Рассмотрите вопрос и решите положительно передачу АПК в коммунальную собственность».



- Как мы помним, контракт был разорван. Но какой ценой...



- Компания «Трактебель» выставила тогда условия для Казахстана: они готовы покинуть рынок электрической и тепловой энергии и отдать газотранспортные системы, которыми они владели, при условии, что Казахстан компенсирует им 100 миллионов долларов. И тогда правительство принимает решение: 50% должен компенсировать «КазТрансГаз», потому что газотранспортные системы оттуда, а 50% должен компенсировать город Алматы.



Я приехал к премьер-министру — тогда уже Касым-Жомарт Токаев был — и спросил: «Бельгийцы заплатили 5 миллионов долларов, почему вы меня заставляете платить 50 миллионов?» Он мне говорит: «Не вмешивайся, этот вопрос решен. Если хочешь забрать в коммунальную собственность, плати».



«Отдай АПК Тимуру»



- Но, заплатив отступные, Вы решили проблему раз и навсегда?



- В марте 2004 года я поехал на Чимбулак. Скатываясь с горы, упал и порвал связку. И вот лежу дома, и вдруг звонок — звонит президент и говорит: «Как дела, Виктор? Я слышал, ты порвал связку». — «Да, Нурсултан Абишевич, извините, но так получилось». — «Больно?» — «Больно». — «Ну вот, слушай меня, АПК отдай Тимуру». — «Хорошо, Нурсултан Абишевич, вы сказали — будем работать».



7 марта 2004 года Тимур стал выходить на меня и говорит: «Давайте вырабатывать механизм передачи АПК нам». «Хорошо, — говорю. — Ваши предложения?». И приходит одно предложение, я бы сказал, обидное, второе — тоже обидное, третье предложение...



- Что такого обидного предлагали?



- Предлагали за минимальную сумму забрать весь АПК. Мы сказали, что нас это не устраивает: бюджет города Алматы заплатил больше сумму, чем предлагали нам.



Когда президент прилетел 29 декабря 2004 года из Астаны в Алматы, мне сказали, что Тимур летел вместе с ним, но когда я его встречал, президент вышел из самолета один. А потом Тимур за чашкой чая появился в VIP-зале нового терминала города Алматы. Президент спросил: «А что с АПК?» «Мы работаем», - ответил я. Это вызвало негативную реакцию со стороны президента.



- Ругался?



- Ругаться не ругался, просто рассердился, что до сих пор не решен этот вопрос. Он даже не попрощавшись уехал. В итоге президент принимает решение о передвижке меня в Восточный Казахстан.



- Значит, пока Вы были акимом, АПК оставался в коммунальной собственности?



- Да. После того как я был направлен в Восточно-Казахстанскую область, господин Тасмагамбетов (тогдашний аким Алматы — ред.) выступил на заседании маслихата и предложил реформировать АПК. Депутаты поддержали его, и в результате компания перешла под юрисдикцию Тимура Кулибаева. Я так понимаю, они сделали акционерное общество.



- Прибыльное получилось предприятие?



- Тепловые сети Алматы как самые нерентабельные, куда надо вкладывать колоссальные средства, передали городу в коммунальную собственность. А все остальное, что является прибыльным, забрали себе в карман. Компанию разделили. По моим данным, одну треть передали главе государства, одну треть — Тимуру Кулибаеву и одну треть — Имангали Тасмагамбетову. Так что теперь АПК находится в руках этих трех людей, а руководят Тимур Кулибаев и его команда.



К слову



Как писала в свое время газета Le Soir, на получение под свой контроль энергосистемы Казахстана «Трактебель» потратила около $85 млн долларов, из которых $30 млн официально получило правительство Казахстана, а $55 млн были выплачены в качестве «комиссионных» посредникам — Алиджану Ибрагимову, Александру Машкевичу и Фаттаху Шодиеву. Газета указывала, что формально участники «трио» получили $55 млн за т.н. консультационные услуги.



Без Утемуратова не обошлось



В скандале, связанном с «Трактебелем», были замешаны не только иностранные, но и казахстанские высокопоставленные чиновники. По информации ресурса kazakstan.narod.ru, не последнюю роль в попытке скомпрометировать партнеров «Трактебеля» — группу Машкевича — сыграл помощник президента Назарбаева Булат Утемуратов. Именно он якобы в компании с бизнесменами Григорием Лучанским и Шабтаем Калмановичем попытался обвинить группу Машкевича в получении денег, предназначенных для взяток членам казахстанского правительства.



ОТ РЕДАКЦИИ: мы готовы предоставить возможность высказаться представителям госструктур, причастных к дроблению и приватизации АПК, в том числе и тем, кого прямо или косвенно упомянул экс-аким Алматы в своем интервью. Например, бывшим премьер-министрам Кажегельдину, Балгимбаеву, Токаеву, Тасмагамбетову, экс-руководителям Госимущества и Госприватизации Калмурзаеву и Утепову, а также иным действующим или отставным чиновникам, кто в курсе этой темы.



ПОСТФАКТУМ



Когда-нибудь, в постназарбаевский период будет написана подлинная история приватизации государственной собственности в Республике Казахстан. И если в этом процессе заинтересованное участие примут следователи, не исключено, что их труд завершится предъявлением уголовных обвинений всем главным «героям» эпохи первоначального накопления капитала. Потому что уже сегодня на основе отрывочной и несистематизированной информации получается картина вселенского ограбления нашего народа узкой группой лиц ближнего круга «лидера нации».



В принципе, нынешних олигархов мы знаем давно в лицо и по фамилиям и, в принципе, так же давно подозревали, что они стали таковыми не просто так, а лишь продав душу дьяволу, который взамен наделил их правом делать вместе с ним большой бизнес и держать в его пользу стратегически важные производственные активы. Интервью Виктора Храпунова в этом смысле являются свидетельскими показаниями человека, который два десятилетия занимал важные должности в госмеханизме, возглавляя местную исполнительную власть в Алматы и Восточно-Казахстанской области, будучи министром энергетики и по чрезвычайным ситуациям. То есть он-то как раз точно знает, кто, как и за сколько приватизировал общегосударственную собственность. Знает изнутри, более того — очень часто участвовал в этом процессе в качестве ответственного исполнителя.



Что касается его последнего интервью о судьбе алматинской энергосистемы, которая после долгих блужданий по рукам разных инвесторов попала в собственность трех частных лиц, то мы будем благодарны всем читателям, которые напишут нам и расскажут о судьбе осколков «Алматы Пауэр Консолидейтед», в том числе о том, кто числится их номинальными собственниками.



Источник: Газета "Голос Республики" №40 (216) от 11 ноября 2011 года

0 коммент.:

Отправить комментарий