26.12.11

Меченные кровью

Прежде чем начать анализ событий в Жанаозене, хотелось привести мнения некоторых аналитиков, высказавшихся о происшедшем 16 декабря. В глаза бросается то, что большинство политологов и журналистов кинулось тиражировать версию причастности оппозиции к жанаозенским событиям. Видимо, кому-то очень захотелось все поставить с ног на голову и соответственно всех собак повесить на оппозиционеров.

Автор: Сергей ДУВАНОВ

Так, советник президента Назарбаева Ермухамед Ертысбаев не исключает, что «беспорядки в Жанаозене были тщательно продуманы и проплачены оппозицией, которая уже не раз заявляла, что хочет свергнуть центральную власть в Казахстане». Последняя сентенция (больше похожая на донос), видимо, от того, что советник не видит принципиальной разницы между понятиями «свергнуть» и «поменять».



В традиционном ключе оценка старого друга Акорды аналитика из Москвы Алексея Власова, который умудрился увидеть в этих событиях «начало реализации сценария «арабской весны». Все его анализы традиционно в пользу Назарбаева и поэтому вполне предсказуемы. Тут все понятно — работа у него такая — внешне-аналитическая поддержка режима Назарбаева.



Политолог Тимур Козырев вообще договорился до того, что обозначил происшедшее в Жанаозене, как «вооруженный мятеж», и вполне серьезно считает, что это не больше и не меньше как вызов всей казахстанской государственности. Представляете, какое нужно иметь воспаленное воображение или рвение угодить, чтобы в забастовщиках, вышедших протестовать на площадь, увидеть мятежников, подрывающих устои казахстанской государственности.



Впрочем, не менее экзальтированной оказалась оценка и Гульжан Ергалиевой, которая считает, что «джинн» вырвался из бутылки, и в городе началось самое настоящее восстание с прилегающим к нему расстрелом безоружных людей». Насчет расстрела — все верно, но с восстанием — это явный перебор. Революция, восстание, бунт, мятеж — сегодня это очень на руку власти, которой кровь из носа, нужно оправдать кровопролитие, представив события как угрозу госбезопасности.



Тему «руки оппозиции» поддержал Марат Шибутов. «Группа подготовленных бойцов вместе с протестующими на площади разгромили оборудование к празднику и разогнала как праздничную демонстрацию, так и полицию». Стоит отметить, что из всех, кто постарался сделать крайним оппозицию, только Шибутов привел аргумент, якобы подтверждающий эту версию. Мол, неспроста «тот же канал К+ держал свою съемочную группу в Жанаозене уже более полугода». Учитывая, что все эти полгода там шла забастовка нефтяников, которые, кстати, отказывались от сотрудничества с оппозицией, это более чем странная логика. Если она вообще здесь есть.



А теперь о том, как это видится лично мне.



Дилемма для Назарбаева



Начнем с того, что сегодня Назарбаев оказался перед дилеммой: либо всю ответственность за случившееся вешать на акима и полицейских, но тогда завтра возникни подобная ситуация разгонять протестующих будет некому, либо признать правомерность учиненного злодейства, взяв тем самым ответственность на себя.



Понятно, что, если полицейские стреляли без приказа — их нужно судить. Если был приказ, судить нужно тех, кто его отдал. Сентенции о том, что стреляли по необходимости, так как «угрожающе надвигалась толпа», — это от лукавого. Не было абсолютно никаких законных оснований открывать огонь на поражение при виде угрожающей толпы. Против толпы, если не помогают уговоры, во всем мире применяют спецсредства: дубинки, электрошокеры, служебные собаки, слезоточивый газ, резиновые пули. В декабрьском Жанаозене вообще достаточно было парочки пожарных машин, чтобы охладить пыл протестантов. Но в МВД рассудили по-своему — им оказалось проще решить проблему при помощи автоматов Калашникова, чем заморачиваться какими-то спецсредствами.



Скорее всего, приказ стрелять все же был. Это явствует из контекста развития событий. Те полицейские, что были в самом начале, не имели приказа — поэтому они стреляли в воздух. А вот прибывший затем отряд ОМОН, вооруженный автоматами, был явно инструктирован стрелять на поражение, что они и сделали.



Смешно полагать, что вопрос о применении оружия решался в областном акимате или полицейским начальством. Стрелять по людям без отмашки из Акорды никто бы не стал — это бесспорно. В этом случае напрашивается версия, что либо сам Назарбаев, либо кто-то из его ближайшего окружения этот расстрел целенаправленно санкционировал.



Этим решались сразу две задачи: с одной стороны, ликвидировалась проблема в лице бастующих нефтяников, с другой — преподавался жестокий урок всем тем, кто тешит себя надеждой на арабские сценарии смены власти. Видимо, рассудили, что лучше продемонстрировать свою решимость и силу, так сказать, превентивно, когда протест направлен против работодателей, чем завтра, когда он будет носить политический характер и будет нацелен против власти. Если эта версия верна, то омоновцы в этой ситуации выступают как всего лишь послушные исполнители санкционированного Акордой расстрела. В этом случае кто конкретно был заказчиком расстрела, мы узнаем не скоро.



Показательный расстрел



Другой вопрос — позиция власти по отношению к публичным протестам населения вообще. Заявление министра внутренних дел, что он без колебаний отдаст приказ стрелять в протестующих , нужно расценивать как презентацию новой принципиальной позиции Акорды в отношении всех будущих акций протеста. По сути, это означает следующее: «Так будет со всеми, кто попытается идти против власти».



Кровавая бойня в Жанаозене и жестко-циничное заявление главного полицейского страны - это результат страха, который обуял власть перед публичными протестами в Киргизии, Тунисе, Египте. Напуганные примерами публичных протестов, приведших к ликвидации ненавистных режимов в других странах, стратеги Акорды сделали ставку на силу. Теперь понятно, что эта власть будет защищаться всеми доступными ей способами и не остановится перед очередным кровопролитием. Видимо это главный месседж, который Акорда хотела донести до своих политических оппонентов, устроив жанаозенскую бойню.



И последнее. Можно сколько угодно оправдываться, что расстрелянные в Жанаозене представляли угрозу для окружающих. Семь месяцев забастовки и практически непрерывного стояния на площади показали, что те, в кого стреляли НИКОМУ, НИКАКИХ угроз не представляли. Это откровенная чушь. На самом деле беспорядки были спровоцированы именно местной властью, решившей сорвать готовящийся митинг забастовщиков при помощи праздничной атрибутики. Вот кто реальная угроза национальной безопасности. Но это отдельный разговор.



Сейчас же самое главное - акцентировать внимание на том, что у власти нет права расстреливать мирных граждан, даже если они хулиганы, оралманы, мародеры и агенты оппозиции. Даже если они сожгли акимат, даже если препятствовали проведению праздника и захватили заложников. Никто не имел права открывать стрельбу по толпе, в которой к тому же находилось много случайных прохожих. Это-то, надеюсь, всем понятно?



Черная метка



А теперь о том, что меняет этот расстрел для тех, кто во власти или ее поддерживает. В нравственном плане ситуация существенно изменилась. Сегодня все находящиеся во власти повязаны этой кровью. Да-да, кровью, своих соотечественников. И не важно, что подавляющее большинство госчиновников формально к расстрелу не причастны. Они работают на власть, руки которой в крови — этим все сказано.



С нравственной точки зрения все работающие на этот политический режим, начиная с тех, кто стрелял, кто отдавал приказы, кто прятал трупы, и кончая теми, кто блокировал связь, Интернет, кто оправдывал это кровопролитие в СМИ и кто стыдливо молчал, — отмечены этой кровью.



Кровь соотечественников на руках — это черная метка, которую получают все авторитарные режимы, переступающие невидимую черту, после которой оправдания уже нет и не может быть. И если до этого противостояние между теми, кто за власть и кто против, шло в русле политической борьбы, в худшем случае допускающей фабрикацию уголовных дел на некоторых оппонентов режима, то теперь пролитая кровь существенно изменила ситуацию. Расстрел протестующих (не важно против чего) - это уже не политика, этим власть переступила некую черту, за которой у ней нет нравственного права требовать политически адекватного к себе отношения.



Я сознательно избегаю юридических оценок, потому что юриспруденция — это величайшая проститутка, способная оправдать любую мерзость. Мне абсолютно наплевать на то, что хитроумные юристы от власти обоснуют правомерность применения оружия в Жанаозене. Я говорю о моральной стороне события.



Подло вообще убивать безоружных людей, но еще большая подлость, когда этим занимается власть. И чтобы ни писали обслуживающие власть аналитики и журналисты, чтобы ни придумали в оправдание прикормленные правоведы, массовое убийство безоружных нефтяников в Жанаозене не перестанет быть подлостью.



Более серьезной дискредитации режима Назарбаева нельзя было придумать. То, что оппозиция не смогла сделать в течении десяти лет, сделано самой властью за пятнадцать минут. Выстрелы в Жанаозене однозначно заставят очень многих по-новому взглянуть на политический режим в Казахстане вообще и на Назарбаева в частности. Не исключено, что именно это событие явится началом бесславного конца очередного авторитарного режима.



Что делать, тенденция однако!

0 коммент.:

Отправить комментарий