03.11.11

О чем молчат силовики и депутаты?

В стране снова взрываются смертники, а депутаты снова хранят молчание. Очередное пленарное заседание Мажилиса прошло под негласным девизом: «ни слова о терактах». Ничего внятного журналистам не смогли сказать и представители правоохранительных органов.

Автор: Александр УСТИНОВ

О том, что в Атырау в минувший понедельник произошли именно теракты, власти не скрывают и называют случившееся своими именами. Не в духе тактики промывания мозгов населению, как раньше: мол, взорвалось нечто неизвестное, причём совершенно случайно, а у здания КНБ, потому что подорвавшиеся люди были не местные и заблудились. Даже уголовные дела теперь заводят именно по статье «терроризм», как сообщили журналистам. Правда больше этого ничего не говорят и не комментируют.



Молчание ягнят



Но если прокуроров, чекистов и полицейских понять можно — у них тайна следствия, то молчание народных избранников просто пугает. Например, в эту среду от пленарного заседания мажилиса ждали многого. Как минимум обращения хотя бы одного депутата от лица хотя бы нескольких коллег к президенту или премьеру с требованием ответить на вопросы, почему казахстанские спецслужбы не могут противостоять участившимся терактам. Однако ни запроса, ни вопроса не прозвучало.



Более того, ни один из депутатов за больше чем два часа пленарного заседания не сказал ни слова о том, что произошло в начале недели в Атырау. Хотя в зале заседаний в зоне досягаемости и прямой видимости всех без исключения народных избранников находились заместитель председателя КНБ Усер Мизанбаев и первый заместитель генерального прокурора Иоганн Меркель.



Напомним, именно эти два органа сейчас ведут расследование, как последних терактов в Атырау, так и летних событий в Актюбинской области и более ранних — в самом Актобе и Астане. Но, несмотря на непосредственную близость к себе таких фигур из числа высшего руководства правоохранительных органов, народные избранники всё равно молчали — ни единого слова по поводу терактов с их стороны не прозвучало.



В коридоре все смелее



Впрочем, если в зале заседаний при всем честном народе говорить на тему терактов никто не отважился, то в кулуарах наедине уже не с чекистами и прокурорами, а с журналистами отдельные народные избранники чувствовали себя намного раскованнее.



К примеру, мажилисмен Ирак Елекеев признался, что знал о готовящихся терактах ещё за месяц до того, как они произошли. При этом депутат возмущённо удивлялся, почему о готовящихся диверсиях не знали в правоохранительных органах.



- Когда ещё месяц назад, когда я был в Атырау, — заявил журналистам депутат Елекеев, — тогда уже были разговоры, на эту тему. Я специально это говорю, потому что правоохранительные органы должны были предотвратить.



Ну а если знал, то тогда почему молчал, чего ждал? Этот вопрос господин Елекеев решил не затрагивать и вместо этого продолжил критиковать работу правоохранительных органов.



- Я хотел бы сказать упрёки в адрес правоохранительных служб, — продолжил свой спич депутат Елекеев. — Потому что работники КНБ должны были определять своих работников, которые бы предугадывали эти события. Я думаю, что мы должны заранее предугадывать лиц и течения, которые проповедают иную точку, иную идеологию в нашей стране.



Наговорив разной критики в адрес правоохранительных органов, народный избранник раскритиковал самого и себя и своих коллег за то, что они сразу после первых же взрывов не смогли найти в себе силы и назвать теракты терактами.



- Вот события когда произошли в Актюбинской области, — заметил депутат Елекеев, — мы от слова «терроризм» убегали. А я считаю, что это не правильно. Тогда надо было причину узнать и разъяснить людям. Тогда бы в СМИ были более достоверные сведения о том, что происходит.



Не стал ходить вокруг да около и бывший глава КНБ а ныне мажилисмен Сат Токпакбаев — взял и тоже «наехал» на чекистов и полицейских.



- За эту работу отвечают в первую очередь Комитет национальной безопасности и Министерство внутренних дел, — авторитетно заявил депутат Токпакбаев. — И вот их сотрудники должны были отслеживать любые проявления, любые события. Надо активизировать работу по обеспечению именно оперативной обстановки. Есть специальные методы работы.



О терактах в кулуарах парламента охотно говорили и другие мажилисмены. При этом теракты называли именно терактами, террористов — террористами, а экстремистов — экстремистами.



«Ничего не знаю»



Тем временем люди, которые могли бы сообщить журналистам новые подробности атырауских терактов, уже выходили из зала заседаний. Первым в коридоре парламента появился заместитель главы КНБ Усер Мизанбаев. Пройти мимо журналистов незамеченным ему не удалось.



- Пока возбуждены уголовные дела по факту, — не оставляя надежды всё же уйти от преследователей с микрофонами, диктофонами и видеокамерами прямо на ходу заявил г-н Мизанбаев. — Да, есть подозреваемые лица, следственная группа во главе с генеральной прокуратурой работает.



В принципе, это был, пожалуй, самый внятный комментарий по теме. Всё остальное, о чем говорил журналистам зам главы КНБ, в основном представляло собой солидную подборку стандартных фраз, которую обычно используют чиновники для ухода от ответов на поставленные перед ними вопросы: «пока ничего сказать не могу», «такой информации нет», «таких данных нет», «без комментариев». Всё это г-н Мизанбаев продолжал говорить на ходу, всё ещё пытаясь сбежать от журналистов.



А вот, что касается группировки «Солдаты халифата», которая, по сообщениям западных СМИ уже взяла на себя ответственность за теракты в Актау, то о таких товарищах в казахстанском КНБ похоже до сих пор не слышали и даже предполагают, что эти самые солдаты этого самого халифата могут быть самозванцами.



- Мы изучаем, есть ли такие, нет ли таких, потому что самозванцев действительно много, — пояснил журналистам Усер Мизанбаев.



Ничего не смог сообщить представителям СМИ заместитель главы КНБ и о результатах расследования спецоперации по задержанию террористов, расстрелявших полицейский патруль в Актюбинской области летом, а так же о взрывах в Актобе и Астане весной нынешнего года.



- Почему нет публичного выступления по результатам? — интересовались журналисты, зажав Мизанбаева у лифта.



- Потому что следствие ещё не закончено,— спокойно отвечал чекист.



- До сих пор с весны? — продолжали журналисты.



- Да, — отвечал представитель спецслужб, — потому что следствие скрупулёзная работа, это исследование всех обстоятельств дела, надо обеспечить полноту, законность. Поэтому, по каждому уголовному делу есть всегда подозреваемые. Такого не бывает, чтобы их не было.



- Назовите, пожалуйста, по Атырау, сколько подозреваемых? — не успокаивались представители СМИ.



- Не знаю пока.



- Вы же сказали, есть подозреваемые.



- А их нельзя называть, даже если они и есть.



Перед тем, как уехать в лифте, г-н Мизанбаев заявил, что правоохранительные органы Казахстана делают всё возможное, чтобы «отодвинуть» угрозы новых терактов. Почему именно «отодвинуть», а не предотвратить, чекист не пояснил.



«Скажем в свое время»



Как только здание парламента покинул заместитель главы КНБ, перед журналистами появился первый заместитель генерального прокурора Иоган Меркель. Впрочем, завидев микрофоны, камеры и диктофоны солидный прокурорский начальник даже не остановился и, двигаясь сквозь толпу, наперебой задающую вопросы по делу о терактах, словно ледокол по льдам Арктики — медленно, но верно к выходу, твердил одну лишь фразу.



- Это экстремистская группа, или какое-то религиозное течение? — спрашивали Меркеля журналисты.



- Без комментариев, — почему-то с довольной улыбкой отвечал первый заместитель генпрокурора.



- А по результатам предыдущих взрывов что-нибудь есть уже? — продолжали журналисты.



- Без комментариев, — всё с тем же выражением лица отвечал Меркель.



- Скажите, а сколько подозреваемых? — вновь спрашивали прокурора.



- Без комментариев, — словно пластинка, которую заело, твердил Меркель.



Впрочем, в какой-то момент, когда первым заместитель генерального прокурора уже почувствовал, что начинает наступать на отдельных представителей отечественной журналистики, а их вокруг фигуры Меркеля собралось не меньше двух десятков, он всё же остановился и заявил:



- Пока это следственная тайна, мы ничего разглашать не собираемся. Когда мы посчитаем, что можем какую-то информацию вам дать, мы соберём брифинг и вам обо всём сообщим. Спасибо, — откланялся первый зам и с силой захлопнул перед журналистами двери тамбура, ведущего к лифту.



Депутаты за этой картиной наблюдали лишь со стороны. При этом, народные избранники не удосужились даже провести с представителями правоохранительных органов беседу в закрытом режиме — такое, когда зал просят покинуть телеоператоров, выключают трансляцию и обсуждают особо важные государственные вопросы без лишних глаз и ушей, в Парламенте практикуется достаточно часто. Но в этот раз депутаты не посчитали нужным этого сделать.



Подумаешь, взрывы, подумаешь, теракты, из мирного населения никто же не погиб — значит ничего страшного, есть дела и поважнее, как, например, обеденный перерыв.

0 коммент.:

Отправить комментарий