01.11.11

Если бы елбасы пришел в Белый дом

Вся Америка и, пожалуй, все страны Запада внимательно следят за судебным процессом, который проходит в Калифорнии. На скамье подсудимых Конрад Мюррей - личный врач покойного певца Майкла Джексона. Обвинения нешуточные, грозящие как минимум четырехлетним тюремным наказанием.

Автор: Александр НАРОДЕЦКИЙ

Фактически Мюррея обвиняют в непредумышленном убийстве Майкла Джексона, который при жизни страдал хронической бессонницей. Прокуроры утверждают, что сильно действующие препараты, принимаемые Джексоном по предписанию врача, стали основной причиной его смерти.



В этом шумном судебном процессе есть много составляющих, которые зеркально отражают состояние общества — как в целом, так и в частностях. В очередной раз Америка демонстрирует, насколько развит в ее судопроизводстве институт защиты. Прокуратуре приходится в каждом судебном процессе проходить мощное испытание на профпригодность и компетентность. Любые несостоятельные обвинения или не подтвержденные фактами доказательства грозят оправданием даже в случе как будто бы очевидных преступлений.



Это очень хорошо просматривается на процессе в Калифорнии. Здесь с защитой не только считаются. На суде ее даже побаиваются. Каждый раз от адвокатов ждут каких-то сюрпризов.



И вот эта решающая роль защиты в судах создает гигантскую пропасть между обществами на Западе и тем, что наблюдается в странах постсоветского пространства. В этом контексте Казахстан является классическим примером отдаленности от демократического мира. Но не только этот существенный фактор американского судопроизводства подталкивает к сравнению двух миров не в пользу мира постсоветского.



На примере суда в Калифорнии можно увидеть многое, кроме одного. Здесь полностью отсутствует рука государства, рычаг власти. Никаких заявлений правительства, никаких вмешательств членов американского конгресса, никаких попыток лоббирования интересов со стороны властвующих органов, а тем более начальствующих персоналий. Любой такой шаг может вызвать огромный скандал в обществе, и инициатору подобной закулисной интриги явно не поздоровится.



А особенно это касается президента Америки и его ближайших сотрудников. Они-то меньше всего хотят быть замешаны в любом судебном деле. Более того, суд может легко проигнорировать всякого рода начальственную суету вокруг какого-то процесса или обвиняемого. Попытки лоббирования в Америке категорически запрещаются.



Так что суд над личным доктором Майкла Джексона проходит как бы в безвоздушном пространстве. Государство и власть к суду не допускаются по определению.



В Казахстане в такое трудно поверить. В недавних шумных судебных процессах ситуация была с точностью до наоборот. Что тогда говорить о массе безвестных судов, которые штампуются под госкопирку? Еще памятно многим судебное «колесование» одного из самых деятельных и успешных производственников страны, экс-руководителя «Казатомпрома» Мухтара Джакишева. В этом процессе рука государства, вплоть до самых вершин власти, предопределяла расправу — от ареста до последней точки приговора.



Политическая мотивированность участия власти проявлялась уже в том, что над следствием и судом с самого начала довлела активность КНБ. Даже малые дети в Казахстане знают, что КНБ не может шагу ступить без личного благословения «лидера нации». Между тем в США даже в самых страшных кошмарах трудно представить, чтобы ЦРУ или ФБР были допущены решать судьбы подсудимых. Это могло бы быть только в том случае, если бы «лидер нации» стал главой Белого дома.



Не менее одиозно, а возможно, и более грубо в этой связи выглядел суд над Евгением Жовтисом. Тут уж вся государственная машинерия — от местных князьков до «самых столбовых», не стесняясь и не прячась, участвовала и, кстати, продолжает участвовать в судилище. Международные правозащитные организации подвергали сомнению легитимность процесса над Жовтисом, но это было проигнорировано, поскольку суда как такового не было. Взамен наблюдалась почти неприкрытая попытка мести правозащитнику.



Между двумя мирами есть еще одно коренное различие. В демократическом мире каждое общественно значимое явление диктует государственной системе необходимость проверять себя на верность закону. Любое отклонение грозит катастрофическими моральными и материальными издержками. В обществе казахстанского образца все чиновничьи этажи власти призваны проверять себя только на верность вышестоящему руководству и прежде всего лично елбасы. Никаких отклонений не допускается, чего бы это ни стоило. Даже если на кон будет поставлено выживание всего общества. Для такой власти торг неуместен.

0 коммент.:

Отправить комментарий