13.01.12

Что позволят — то и будем смотреть



Наложить вето на закон «О телерадиовещании в РК» призвали президента Назарбаева правозащитные НПО и профильная ассоциация. По мнению юристов и телерадиовещателей, нынешний вариант закона невыгоден ни зрителям, ни власти. Но пока в Акорде к мнению общества не хотят прислушиваться.

Автор: Татьяна ПАНЧЕНКО


В этот раз обсуждение закона на круглом столе «Перспективы развития телерадиовещания в Казахстане» было задумано масштабно: с кандидатами в депутаты, главами министерств, владельцами телекомпаний. Видимо, представительным составом пытались остановить другой набравший скорость «состав» — закон «О телерадиовещании», находящийся в одном метре от окончательного принятия.



Но, как водится, с чиновного олимпа к подведомственным гражданам был послан «зам» — вице-министр связи и информации Ляззат Тынысбай, презентовавшая закон исключительно в радужных тонах.



Для тех, кто не отслеживает политически-технические новшества «в телевизоре», коротко расскажем суть. К 2015 году Казахстан вместе с десятками других стран должен перейти на цифровое телевещание (на этот счет есть особое международное соглашение). Переход на «цифру» касается только наземного вещания — не кабельных операторов и не спутниковых антенн. Зрители, чтобы принимать цифровой сигнал, должны иметь специальные приставки, а вещатели — специальные вышки-передатчики. Обзаведясь всем этим, зритель получит возможность смотреть пакет — от 8 до 15 цифровых каналов, так называемый мультиплекс.



Первый мультиплекс будет состоять из государственных и частных казахстанских телеканалов республиканского вещания. Второй — из региональных (то есть в каждом регионе будет свой пакет).



По мнению Минсвязи и информации — инициатора законопроекта, где все это расписано, с переходом на «цифру» счастье будем всем: и населению — оно получит возможность смотреть программы в прекрасном качестве (а неимущим окажут помощь в покупке приставок-декодеров), и телеканалам — их государство бесплатно включит в мультиплексы. Причем вместо лицензий, которые сейчас покупают владельцы телекомпаний, чтобы иметь право на вещание, будет постановка на учет в уполномоченном органе — том же Министерстве связи и информации (МСИ).



Одобрямса не случилось



Что удивительно — за исключением председателя правления «Казтелерадио» Абая Кадралиева практически никто из выступавших на «круглом столе» энтузиазм вице-министра не поддержал.



Сначала глава фонда защиты журналистов Тамара Калеева заявила, что истинная цель закона — ограничить источники информации для казахстанского общества и ограничить право общества на получение и распространение информации.



Так как г-жа Калеева за последний год где только и как только не пыталась донести эту мысль до «высших сфер», то на этот раз она перечислила только несколько «мелочей», больше всего беспокоящих правозащитников. (Заметим, что текста закона нет в свободном доступе — что именно принял Сенат, известно только ему самому, НПОшникам приходилось добывать обновления по-шпионски: «Антон Шин (глава Ассоциации кабельных операторов Казахстана) что-то фотографировал и передавал нам», — призналась Шолпан Жаксыбаева, исполнительный директор Национальной ассоциации телерадиовещания).



Самый больным был, естественно, денежный вопрос. Дело в том, что за аренду частоты и лицензию для вещания телекомпании платили, и немало. Теперь же, как уже говорилось, лицензирование заменяют постановкой на учет.



- Замечательно, что лицензии убираются, — согласилась Тамар Калеева, — но телеканалы арендовали каналы и получали бессрочную лицензию, а сейчас ее забирают и говорят: до 2015 года (каналы включаются в мультиплексы — авт.), а потом конкурс на общих основаниях.



Еще одна новация в законе, изумившая юристов, это так называемая защита прав детей и подростков. Вместо ясной и четкой индексации теперь в законе есть требование не допускать программ, которые могут нанести вред физическому, моральному и духовному развитию ребенка.



- Где критерии?! Кто будет мониторить «моральный» и «духовный» вред?! — вопрошала Тамара Калеева. — Это опять будет еще одно средство утверждения самоцензуры и подавления творчества телеканала.



В правовых актах должна использоваться только установленная терминология, а понятия «подросток» вообще нет в нашем законодательстве, заметил кстати руководитель сайта Zakon.kz Игорь Лоскутов.



И последний фактор, вызывающий тревогу у экспертов, — это попытка регулирования индивидуального спутникового приема, то есть сертификация «тарелок».



- В Казахстане более миллиона тарелок — будете сносить? Или так замучают штрафами, что сами снесут? — задала еще один вопрос правозащитница, ответив на него в том же духе: — Будет еще один способ ограничить не подконтрольный государству источник информации по выбору населения. В итоге закон действует как вопреки интересам национального телерадиовещания, так и вопреки интересам общества.



Права есть, обязанностей не видно



Закон легализует скрытый государственный монополизм, снижается плюрализм СМИ, снижается участие общества в управлении телевидением, не стимулируется развитие отечественного телерадиовещания — тон выступления Шолпан Жаксымбаевой был еще более эмоционален. Ведь она — единственный представитель гражданского общества из 15 членов Республиканской комиссии по вопросам телерадиовещания, которая и будет решать, кому быть в эфире, а кому — нет. А один в поле, как оказалось, не воин.



Больше всего г-жу Жаксымбаеву задел тот факт, что две экспертизы — официальная, заказанная министерством, и независимая — подтвердили высокую коррупциогенность законопроекта.



- Несмотря на заявления НПО и правозащитников, ни одно замечание не было учтено. Я хочу задать вопрос вещателям: завтра вы будете приходить в комиссию и она будет решать вашу судьбу. Не боитесь ли вы, что завтра политическая целесообразность существования вашего телеканала не будет поставлена под сомнение? Без всякого конкурса появились два канала — «Мадениет» и «Балапан». А потом окажется, что мультиплекс не резиновый... — предупредила излишне лояльных коллег Шолпан Жаксымбаева. — Я призываю ввести в состав комиссии представителей НПО, сделать ее заседания открытыми, например, в виде видеоконференций, пересмотреть критерии выбора победителя, которые сегодня берутся с потолка, то есть по отмашке сверху.



Причем Минсвязи, наделенное, согласно закону, широчайшими полномочиями, никак не контролируется, дополнила коллегу Маржан Ельшибаева, исполнительный директор НПО «Интерньюс Казахстан». "Нет статей о прозрачности его деятельности, нет положения, чтобы этот орган отчитывался, а ведь он существует на средства налогоплательщиков и одновременно может зарабатывать как член рынка", — заметила она.



Надежды умирают по очереди



Свободный обмен мнениями после докладов получился довольно любопытным. Оказалось, откуда уши торчат и ноги растут у закона о ТРВ, очевидно всем.



Модератор сессии председатель Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев уверен, что столь скоропалительное принятие закона связано с работой одного «вредного» канала.



- Появление телеканала «К-плюс» в большей степени подвигло к быстрому обсуждению и принятию закона о ТРВ — давайте быть честными перед собой, — призвал он.



Если государство получает монополию на цифровое вещание, то давайте и на цифровую фотографию (тоже довольно мощное средство воздействия) установим такую же монополию, поиронизировал известный журналист Вадим Борейко. "Покупатели цифровых фотоаппаратов должны будут покупать лицензию, а их обладатели — проходить сертификацию", — нарисовал он картинку.



- Складывается ощущение, что по-настоящему демократический закон нужен только НПО, горстке независимый СМИ, некоторым политическим партиям и Сейтказы Матаеву. А зрителям, шестнадцати миллионам, судя по откликам и исследованиям, этого не нужно. Они смотрят известные телеканалы, предпочитают верить государственным СМИ, довольны жизнью... И зачем нам проводить круглые столы в таких вот, — оглядел роскошный зал отеля «Риксос» журналист Мирас Нурмухамедов, — местах?



- Государство взяло на себя затраты на включение всех коммерческих телеканалов в пакет, — бросился на защиту официальной стороны Святослав Тарасов, первый замдиректора ТРК «СТВ». — Надо идти по этому пути...



- Будете существовать, пока будете бояться? — спросил его Сейтказы Матаев.



- Будем работать... участвовать... — начал оправдываться Тарасов.



Еще больший скептицизм продемонстрировал известный юрист Сергей Уткин. "Я отношусь с юмором ко всему этому мракобесию, которое в этом законе заключено, — улыбнулся он и рассказал, что через три года (когда намечается полный переход на «цифру»), у всех уже будут экраны толщиной с бумажный лист и приставки величиной с кулак. — Это формат LTE — Long Term Evolution. Видео будет шикарное, шикарная связь (GSM), и все будут смотреть что хотят".



Однако «зубры» телеиндустрии с не меньшей иронией отнеслись к уверенности Сергея в светлом будущем. Формат LTE уже выкуплен «Казтелерадио», «обрадовали» на кофе-брейке представитель «монополиста» Евгений Галкин и глава «Алма-ТВ» Думан Сеитов. Так что смотреть нам «Хабар» — не пересмотреть...



Еще одна пикировка произошла в зале. Видимо, устав выслушивать со стороны региональных телевещателей упреки по поводу отзыва лицензий (так, Руслан Никонович, директор ТК «АРТ» из Караганды, жаловался: «Мы купили бессрочное право нахождения в радиочастотном эфире, а нас лишают этого материального актива», а Шолпан Жаксымбаева сетовала: «Наряду с упразднением лицензий упрощается для уполномоченного органа возможность закрыть телеканал, что сегодня можно сделать только по решению суда») вице-министр возмутилась: «Мы внесли поправку по вашему предложению — все частные телеканалы на бесплатной основе входят в мультиплекс. Почему вы уверены, что у вас отнимут бизнес?! Вы останетесь в вещании — в Караганде все 9 частных региональных телекомпаний вошли в мультиплекс. Почему вы думаете, что если государство, то должны что-то отобрать? Мне жаль, что вы не знаете членов комиссии. Половина из них — депутаты, а это глас народа». Громкий смех в зале был ей ответом...



В итоге встречи всем присутствовавшим было предложено подписаться под обращением к президенту Назарбаеву. «Народ Казахстана на третьем десятке независимости заслужил качественно новое конкурентоспособное телерадиовещание, в том числе общественное телевидение. Данный закон не оставляет на это ни малейших надежд», — сказано в этом обращении.



Впрочем, надежд на то, что президент прислушается к народу, еще меньше...

0 коммент.:

Отправить комментарий