18.10.11

Смирнову нельзя, а Назарбаеву можно?

На прошлой неделе руководитель Администрации президента Российской Федерации Сергей Нарышкин рекомендовал главе не признанной никем в мире Приднестровской Республики Игорю Смирнову «освободить дорогу для новых политических сил». Столь неожиданная политическая эскапада Москвы случилась в связи с тем, что последний в пятый раз выдвинул свою кандидатуру на пост президента непризнанного государства.

Автор: Павел ЗАДОРОЖНЫЙ

«Я думаю, что это ошибочный шаг с его стороны», — сказал Сергей Нарышкин. И объяснил, почему: «Игорь Смирнов много сделал в начальный период для республики, но он управляет ею уже двадцать лет и выдвигает свою кандидатуру в пятый раз... Мы рекомендовали Смирнову освободить дорогу для новых политических сил, которые смогут вывести из социального кризиса регион. Смирнов сегодня применяет существенные ресурсы для того, чтобы устранить своих конкурентов».



Прочитав вышеизложенное, мы удивились и начали примерять сказанное руководителем Администрации президента Российской Федерации к Нурсултану Назарбаеву. Как вы догадываетесь, подошло на 100%. Казахстанский елбасы тоже не собирается освобождать дорогу для новых политических сил и применяет существенные ресурсы, чтобы устранить своих политических конкурентов!



В связи с этим у нас возникло несколько вопросов к экспертам. Если для Игоря Смирнова пятый президентский срок и двадцать лет непрерывной единоличной власти — перебор, то почему для казахстанского «лидера нации» это нормально? А если тоже ненормально, то говорила ли что-нибудь подобное Москва Нурсултану Назарбаеву, пусть не публично, но хотя бы в кулуарах?



В Кремле решат, кто будет рулить?



Руководитель группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин, отвечая на эти вопросы, указал, что «у Приднестровья 2 миллиарда долларов долга за газ перед Россией, которые оно никогда не вернет (по данным российско-молдавского предприятия АО «Молдовагаз», общий долг за российский газ потребителей Приднестровского региона превышает 2,8 млрд долл. с учетом текущего и исторического долгов, пени и штрафных санкций за несвоевременные платежи — ред.). К Казахстану в этом смысле не придерешься. В экономическом смысле Казахстан — государство независимое».



За поведением российских политиков в ситуации с Приднестровьем стоит некая раздражительность Кремля, считает аналитик, потому что ему не удается контролировать ситуацию. Приднестровье зависит от российских денег. Если государство самостоятельное, как Казахстан, то указывать ему Россия уже не может. «Силой воздействовать, как привыкла Москва, уже не получается, а экономических рычагов на независимые страны Россия уже не имеет. Но даже те, на которые имеет, не особо получается контролировать. Они кушать кушают, вот только ничего не слушают», — пояснил Дмитрий Орешкин.



Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов в целом согласен с Орешкиным: «Россия никогда не позволяла себе давать рекомендации казахстанскому лидеру пойти на заслуженный отдых. Хотя в Казахстане ситуация далеко не всех устраивает, но она стабильная. А вот в Приднестровье ситуация несколько сложнее».



Президент фонда «Гражданская активность» Муратбек Кетебаев считает, что до последнего времени Владимир Путин и тем более Дмитрий Медведев не могли позволить себе оказывать такое же явное давление на Нурсултана Назарбаева: «Казахстан все же не Приднестровье, к тому же Кремль не захотел бы рисковать отношениями с «Ак ордой», делая аналогичные заявления в условиях, когда перед ним стоит геостратегическая задача создания Евразийского союза, где Казахстан — ключевое звено не только в силу размеров своей территории и экономики, но и потому, что отделяет Среднюю Азию от России».



Однако по мере формирования единого экономического пространства, создания наднациональных органов управления и особенно появления единой валюты, что теперь уже неизбежно, «у Кремля появляется возможность, а затем сформируется и желание решать вопрос, кто будет руководить Казахстаном». «Доказательством тому Беларусь, где события последних нескольких лет явно свидетельствуют о том, что часть оппозиции в этой стране действует с подачи неких тайных сил со Старой площади в Москве. Ну а про плохие личные отношения «батьки» с Путиным и Медведевым и публичные ссоры между ними нет даже смысла распространяться», — заметил Муратбек Кетебаев.



Защита в стабильности?



Мы понимаем, что и «Ак орда», скорее всего, скажет, что Республика Казахстан есть суверенное и независимое государство, член ООН, ОБСЕ, ОИК и прочая, тогда как Приднестровье — это не признанное никем в мире образование, держащееся только на поддержке России, но, с другой стороны, куда девать объяснение, почему Кремль беспокоит продление правления Игоря Смирнова. «Это происходит по нескольким причинам, потому что Россия для этого региона является гарантом стабильности и безопасности, а также потому, что там живут близкие нам люди», — сказал Нарышкин.



Если следовать этой политической логике, то Казахстан куда ближе и важнее для России, чем Приднестровье. И не только потому, что ближайший сосед с самой длинной в мире сухопутной границей и многомиллионным русскоязычным населением. Мы ведь теперь в Едином таможенном союзе, а скоро будет и единое экономическое пространство со своими наднациональными органами госуправления, единой валютой и прочими атрибутами если не федеративного государства, то межгосударственного образования, похожего по форме на бывший Союз Советских Социалистических Республик. Неужели Приднестровье важнее Казахстана?



Отнюдь, пояснил нам Дмитрий Орешкин. Просто забота о соотечественниках со стороны российских политиков порой имеет довольно причудливые формы: «Когда господин Смирнов при помощи России получил бразды правления, то в стране было 750 тысяч человек, а сейчас осталось 350 тысяч. То есть более чем вдвое сократилось население. А вот в Казахстане при всех его проблемах есть экономический рост и почти нет безработицы. То есть можно иметь свои соображения, насколько демократичен Назарбаев, но в соответствии с правилами мировой дипломатии не надо заботиться о народе той страны, чья власть чувствует себя довольно сильно».



А если быть еще точнее, то дело даже не в том, как чувствуют себя люди, а в том, как чувствует себя Кремль, который уже не слушается Смирнов. «Это тяжелая ситуация. Нужно выкручивать ему руки, как Лукашенко. В том числе и в экономическом плане. В публичном же пространстве это оформляется заботой о соотечественниках», — резюмировал политолог.



Приднестровье, конечно, не важнее Казахстана, но с геостратегической точки зрения равно ему, считает в свою очередь Муратбек Кетебаев. «И пока Казахстан стабильнее непризнанной республики, Кремлю нет смысла выкручивать руки «Ак орде», тем более что Нурсултан Назарбаев охотно откликается на инициативы по созданию единого таможенного и экономического пространства, преследуя свои интересы», — продолжил эксперт. Интерес же самого Назарбаева, по его мнению, заключается в желании дать внешний толчок развитию экономики республики, которая фактически загибается в условиях произвола чиновников и всеобщей коррупции и которая сама уже не способна спрыгнуть с нефтегазовой иглы.

0 коммент.:

Отправить комментарий