19.10.11

Кайсаров о будущих выборах и роли Мамбеталина

Политические силы страны ненавязчиво готовятся к грядущим парламентским выборам. Провластные партии выбирают билборды побольше и посолиднее для размещения логотипов, оппозиционные пытаются отстоять в судах свое право на существование, а их нейтральные коллеги собирают сторонников.

Автор: Камиль АЯНОВ

Свое предложение известному политику, экс-сенатору, претенденту на президентский пост Уалихану Кайсарову вступить в ряды «Руханият» лидер партии Серикжан Мамбеталин озвучил еще весной, сразу после завершения досрочных выборов президента РК. Прошло полгода, информация эта зазвучала в новом ключе, однако Кайсаров еще не дал однозначного ответа. Несмотря на то, что с Мамбеталиным экс-сенатор знаком давно — когда-то они вместе заканчивали КИМЭП. Впрочем, о своем однокашнике он говорит только в положительном ключе — и как о политике, и как о человеке.



- Серикжан Мамбеталин несколько лет проработал в Лондоне, — рассказывает Кайсаров. — Он вернулся в Казахстан весной 2010 года, намереваясь создать здесь свою политическую организацию. По его словам, оттуда, со стороны, гораздо виднее, что творится в Казахстане. Он был возмущен сложившейся ситуацией и сказал, что не может находиться в стороне, когда страна катится вниз. Со времени его приезда мы постоянно встречаемся, обмениваемся мнениями, взглядами, прокручиваем различные политические сценарии. Он не раз приглашал меня, чтобы я стал его соратником, чтобы мы вместе создавали новую политическую организацию...



- А вы отказывались. Почему?



- Я уже в то время говорил, что это не так-то просто, как кажется на первый взгляд. Он попытался создать свою политическую партию, а ему наотрез, категорически отказали в регистрации. После у него появилась возможность стать председателем партии «Руханият» сменив прежнего председателя.



- Партия соответственно сменила свои приоритеты?



- Партия «Руханият» до этого никогда не была «зеленой», экологической. Она всегда считалась партией оралманов, переселенцев. Так она позиционировалась. Хотя все знали, что это была искусственная партия, созданная Администрацией президента. Она была партией-сателлитом «Нур Отана» для того, чтобы заполнять места, создавать фон многопартийности и якобы политической конкуренции в Казахстане.



Когда Серикжан стал председателем этой партии, конечно, в Администрации президента не рассчитывали на то, что он пойдет с резким креном влево. Но, тем не менее, Серикжан не стал прогибаться. Он не был и до сих пор не стал радикальным оппозиционером — он просто прямо, открыто и честно высказывал свою позицию. А прямота и честность, как вы знаете, сейчас не приветствуется. Данная позиция сильно отличается от официальной. И он попал в опалу.



- Ну, г-на Мамбеталина сложно причислить к рьяным оппозиционерам...



- Особо резких движений радикального толка он, конечно, еще не сделал. В этом плане он молодец, пытается лавировать. Но, тем не менее, из стана сторонников президента его вычеркнули. Я, вопреки мнениям многих моих коллег, не считаю, что Серикжан является протеже администрации президента. Нет, у него есть собственное мнение, и он умеет его высказывать.



- А что все-таки мешает Вам объединиться?



- Я должен быть уверен, что мой политический союзник не управляется людьми из Администрации. Мной администрация президента не управляла и не сможет управлять никогда! Я уверен в Серикжане, но его партию могут просто использовать. И мне не хотелось бы попасть в поставленную кем-то ловушку. Например, оказаться среди тех, кто является лидером партии-сателлита «Нур Отана» или просто «пропрезидентским» человеком. Поэтому вопрос — входить или не входить в «Руаният» — для меня важный и сложный.



. - Хотелось бы узнать так же ваш взгляд на текущую ситуацию в стране. Особенно с учетом перспективы грядущих парламентских выборов.



- Сегодня обновленный «Ак жол» и «Нур Отан» — это фактически одна и та же монета, только один «орел», а другой — «решка». Вот только рассчитываться этой разменной монетой с населением, с избирателями, я думаю, уже не получится. Чтобы за счет народа развели сам народ — такие номера уже не пройдут. И если в «многопартийном» парламенте окажутся только «Ак жол» и «Нуротан», то недовольство и социальная напряженность в обществе не угаснут. Чтобы снизить их, чтобы народ не ощущал дискомфорт, а понял, что парламент действительно все-таки многопартийный и там есть оппозиционные силы, Администрация Президента вынуждена вводить туда как минимум третью партию.



- Своеобразную «третью силу», как называл это в свое время г-н Мамбеталлин?



- Я не сказал бы, что это третья сила. Это третья партия. Конечно, всем бы хотелось ощущать себя третьей силой, но сегодня ее в Казахстане не существует. У нас сегодня-то по большому счету и реальной оппозиции не существует. Конечно, например, та же партия «Алга!» для меня авторитетная оппозиционная организация. Но — не имеющая официальной регистрации. И, соответственно, практически лишенная возможности законно участвовать в существующей политической борьбе. Впрочем, многое зависит от того, будет ли зарегистрирована партия «Халык Майданы», о создании которой сейчас поговаривают. Кроме того, неизвестно, насколько Коммунистическая партия Казахстана сможет принимать участие в выборах. Факторов очень много.



- А что Вы можете сказать о перспективах «Руханият»?



- Сегодня реально не осталось ни одной политической партии, способной объединить людей различного формата и различного масштаба. И я думаю, что у «Руханият», как у «свежей партии», которая может начать все с чистого листа, это может получиться. Если взять, допустим, партию ОСДП или «Азат», у них «с чистого листа» уже не выйдет. Как бы они не хотели и не пытались это сделать.



- Спасибо за разъяснения.

0 коммент.:

Отправить комментарий