17.01.12

Старую собаку не обучить новым трюкам

В России набирает обороты избирательная кампания в президенты страны. Проходит она в непростых условиях для всех кандидатов: россияне изменились, о чем свидетельствуют массовые акции протеста против фальсификаций на выборах в Госдуму. Но самыми сложными эти выборы станут для Владимира Путина, чей рейтинг выше, чем у остальных кандидатов, но слишком низкий для человека, которого именуют лидером нации, считает политолог Дмитрий Орешкин.

Автор: Татьяна ГАРЬКАВАЯ


По результатам опроса ВЦИОМ, только 38 процентов россиян смогли назвать Путина «политиком года». В прошлом году этот результат был значительно выше — 55 процентов. И тем не менее, он по-прежнему занимает лидирующие позиции по сравнению с другими политиками. Так, президент Дмитрий Медведев набрал 19% голосов, далее следует лидер ЛДПР Владимир Жириновский — 8%. Главный коммунист страны Геннадий Зюганов заручился поддержкой 7% респондентов, лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов и экс-глава «Правого дела», а ныне — кандидат на главный пост Михаил Прохоров набрали по 5% голосов.



То есть на этом фоне результат Владимира Путина выглядит неплохо, но он не гарантирует ему уверенной победы на президентских выборах в марте, заявил в интервью известный политолог и политгеограф Дмитрий Орешкин. О превратностях народной любви к российскому лидеру нации в преддверии президентских выборов — наш с ним разговор.



- Дмитрий Борисович, несмотря на снижение рейтинга Путина, его окружение довольно позитивно смотрит в будущее. Так, пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков в его реальное падение верить отказался. Он заверил, что все дело в «эмоциональной перегрузке» и вскоре народ снова будет высоко ценить премьер-министра. Есть ли вероятность, что массовая народная любовь к Путину вернется?



- Вероятность нулевая. Дело в том, что путинская эпоха закончилась в социокультурном смысле. То, за что его любили, то, чем он нравился, полностью исчерпано, а ничего иного он предложить не может. Как говорят англичане, за 10 лет старую собаку не научишь новым трюкам. Он был очень хорош в начале нулевых годов, когда был молод, агрессивен, подкупал образованностью, спортивностью, тем, что не пьет. Он правильно выбирал точки в общественном мнении, на которые надо давить: патриотизм, шок от распада СССР, ощущение утраты великой державы и т. д. На него очень позитивно работало то, что росла экономика, плюс готовность и умение, воспитанное в КГБ, правильно строить то, что называется пропагандой. Ведь благодаря ей он и создал миф «Все, что хорошо, — благодаря Путину».



- «Миф» — звучит слишком красиво...



- Вы правы, в принципе, это был обман, потому что экономика росла не благодаря Путину. Экономика росла благодаря тому, что ее удалось перевести на рыночные рельсы, то есть причины были фундаментальными, плюс благоприятная ценовая конъюнктура в виде роста цен на нефть. Но пропагандистская машина подала это как заслугу Путина, и многие люди этому верили. Но сейчас рост экономики притормозился, рост зарплат тоже, а по некоторым категориям даже пошел вниз, например, пенсионеры чувствуют себя все хуже.



В итоге за два последних года пенсионеры из группы, которая поддерживала «Единую Россию» и Путина, превратились в группу, которая, в основном, критикует единороссов и Путина. На этом фоне рассуждения о том, насколько хорош Владимир Владимирович, контрпродуктивны, потому что вызывают раздражение. Так что эксплуатировать ему в своей предвыборной кампании экономическую сторону жизни общества — бесперспективно, как и социокультурную и психологическую.



- Почему?



- Вот ранее он говорил об установлении порядка, укреплении державы, консолидации и вертикализации власти. Именно это и хотело услышать тогда общественное сознание. Теперь мы видим нечто странное: Украина — не слушается, Приднестровье — не слушается, в Южной Осетии — черт знает что происходит. При этом мы их всех кормим своими деньгами. Я уже не говорю про Чечню и Дагестан. Путину аплодировали за то, что он не позволил России уйти в сепаратное плавание, укрепил державу, поставил всех на место. Все говорили: «Молодец! Крутой пацан!» Сейчас те же, кто ему аплодировал тогда, говорят: «Кончай кормить Кавказ».



- Что же теперь изменилось?



- Тогда им было приятно, что Кавказу дали в рыло русским прикладом, а теперь они говорят: «Откуда столько кавказцев? Уберите их, пожалуйста, нам они не нужны!» Так общественное мнение устроено. Десять лет назад многие говорили, что в результате войны и действий Путина на Кавказе Россия получит то, что получила сегодня — бесконечную головную боль и террористическую угрозу, а их в ответ обвиняли в распространении проплаченной Америкой пропаганды. Однако сейчас, например, в Москву приезжает огромное количество северокавказской молодежи. Неквалифицированной. Они выросли в условиях ненависти и войны, умеют делать фугасы и стрелять из автомата, а больше — ничего, потому что с образованием плохо на Кавказе и адаптироваться к современным требованиям они не могут. Сейчас этим пацанам 15—20 лет, и в лучшем случае они появляются в Москве с пистолетами, а в худшем — уходят в горы и становятся носителями исламского пропагандистского багажа. Это к вопросу о державности.



- Почему россиян удалось столь долго держать в заблуждении?



- Все дело в социопсихологическом восприятии. Люди воспитаны на кино, они видели в «Семнадцати мгновениях весны» благородного Штирлица. Естественно, ассоциативный ряд выстраивался простой: люди из разведки — орлы. Путин — экс-сотрудник КГБ, а значит, в представлениях большинства он чист, квалифицирован и благороден. Ему аплодировали.



- Так отчего сейчас этот образ перестал работать?



- Отработан. Взамен предложить нечего. Ну, обнажил Путин торс, достал со дна морского амфору, покатался в желтой «Калине». Не работает. Более того, ситуация гораздо хуже, чем может показаться. В нормальной предвыборной кампании человек разъезжает по стране и объясняет, что он желает сделать хорошего. Путин себе этого позволить не может.



- Отчего же?



- Да потому что будут освистывать. Ситуация такая в стране — он вызывает раздражение.



- Тогда где и как при таком раскладе он сможет реализовать свою избирательную программу?



- Только по телевизору и встречаясь с проверенными представителями народа, типа трудящихся завода или каких-нибудь ткачих из Иваново, которые уже 150 раз проверены и знают, что говорить. Или вообще никак. Но прийти в настоящую аудиторию он не может. Есть риск, что в него швырнут майонез, помидор, что в его системе ценностей недопустимо, это унижает его статус национального лидера.



- А как стоит расценивать нежелание Путина участвовать в предвыборных дебатах?



- А вдруг его посадят в лужу неудобным вопросом? С людьми надо уметь общаться, дискутировать, уметь слушать. Он этого не умеет и не хочет. Это не его сильная сторона. Все эти его специфические шуточки и остренькие словечки — лишь тщательно отрепетированные экспромты. У него довольно своеобразная дискуссионная реакция — медленная. В условиях жесткого прессинга квалифицированный оппонент его размажет. Даже Явлинский очень убедительно припрет его к стенке. Поэтому — нельзя.



- Однако согласитесь, сидеть сложа руки команда Путина не станет...



- Конечно, и я думаю, что они будут пытаться радикально менять повестку дня.



- Например?



- Идеальный вариант — какая-нибудь маленькая победоносная войнушка. Потому что они все хорошо помнят о том, что максимальных рейтингов Путин достиг в 1999 году, когда он сломил дагестанский поход Басаева, который, как многие думают, им же и был организован, хотя сейчас это уже не доказать, конечно. Также максимальный уровень поддержки был в 2008 году во время грузинской военной кампании. Так почему им и нынче что-нибудь подобное геополитическое не учудить? Они думают, что это поменяло бы радикально ситуацию в том смысле, что появится необходимость сплотиться вокруг власти, потому что кругом враги, коней на переправе не меняют. И вообще — надо создать ощущение переправы.



- Нынешняя избирательная кампания сопровождается многочисленными акциями протеста россиян. Однако, по мнению политолога Дмитрия Орлова, протестное движение обречено, поскольку не имеет ясной идеологии, структуры, популярного лидера, а исход выборов президента решат консервативные слои — большинство населения. Насколько обосновано такое утверждение?



- Дмитрий Орлов, в общем, говорит разумные вещи. Но, как всегда, вопрос в чувстве меры. Что такое консервативные слои населения? Если он имеет в виду Чечню, где 99,5% было за «Единую Россию», то это вообще никакие не слои населения, а мертвые души. Там вообще реальная явка была меньше 20%, а нарисовали порядка 80—90%. То же самое на всем Северном Кавказе. То же самое «консервативные слои населения» в русском селе. У нас 25% населения живет в сельской провинции, соответственно, там можно очень легко манипулировать результатами. Не потому что селяне так сильно любят Путина, а потому что там нет честного контроля, соответственно, местная власть может нарисовать ту цифру, которая требуется.



- Чем на этом фоне отличается ситуация в крупных населенных пунктах России?



- Крупные города, начиная от Москвы и заканчивая Красноярском, Владивостоком, Ростовом, последние 10 лет были вне политики, занимались своими делами, строили бизнес или боролись за повышение зарплаты или еще за что-то. Политика их не интересовала и на выборы они не ходили. А вот если они пойдут на выборы — а есть ощущение, что они могут пойти на выборы, — тогда будет очень серьезная ситуация. Потому что в городах фальсификационный ресурс ограничен.



Можно прибавить 15%, но 20% уже нельзя, возникнут подозрения. Вот в Москве на минувших выборах «Единой России» приписали 17%. И вся Москва прекрасно знает, что эти выборы фальсифицированы. Путин обещал честные выборы. Но выполнить это, конечно, он не сможет. Но даже если они будут немножко более честными, чем декабрьские, то у Путина будут серьезные проблемы с набиранием 50% голосов.



- Почему?



- Все «хомяки», как называют нынче тех, кто никогда раньше не голосовал, а сейчас пойдет на выборы, еще и друзей пригласят — как они проголосуют? Вот это как раз интересно. И вот здесь как раз был бы смысл порассуждать. Потому что, мне кажется, реальную угрозу для Путина представляет голосование «за всех», то есть порча бюллетеней.



- А в чем угроза?



- В первом туре Путину надо набрать 50%+1 голос. Испорченные бюллетени вычитаются у каждого соискателя пропорционально набранному числу голосов. Условно говоря, если 10% избирателей испортят бюллетени, то 5% голосов будут вычтены у Путина, потому что он претендует на 50%. А остальные 5% будут вычтены у Зюганова, Явлинского, у кого-то еще по мелочи.



- То есть голосование «за всех» больше всего подпортит ситуацию Путину...



- Да, кроме того, горожане готовы обеспечить общественный контроль на выборах. Он существенно ограничит возможность фальсификата. Россияне уже опробовали это, им понравилось контролировать и обмениваться информацией в Сети. А Путину это абсолютно не нужно, потому что подрывает уверенность в честности его победы. Поэтому у них там, в их команде, очень серьезные идут споры на тему: если идти на победу в первом туре, то тогда надо иметь как можно меньше соперников, но это создаст впечатление нечестной борьбы. Или второй вариант: более честно победить во втором туре, но это большой риск. Например, если, условно, во второй тур выходят Зюганов и Путин, есть ненулевая вероятность, что народ, уставший от Путина, проголосует за Зюганова. Поэтому там никак не могут определиться, как действовать.



- Михаил Ходорковский заявил недавно о том, что после 2015 года, когда резервы нынешней власти (и финансовые, и репутационные) будут исчерпаны, любой кризис может стать для нее последним. Вы согласны с этим мнением?



- Конечно. Может быть, даже и раньше. Это действительно проблема, потому что на кону — 6 лет. За эти годы негативные тенденции в стране перейдут в новое качество: нефть и газ не могут бесконечно расти в цене, социальные проблемы тоже накапливаются. Количество пенсионеров увеличивается, а молодежи становится меньше, она уезжает. Что-то надо делать. А тут у власти человек, который уже свой лучший модернизационный и организационный потенциал израсходовал. Но страна не может позволить себе 6 лет находиться в состоянии застоя.



- Где выход из тупика?



- Я могу представить себе несколько сценариев. Если во втором туре будут соперничать Путин и Зюганов, то я, например, будучи последовательным антикоммунистом, проголосовал бы за Зюганова. Потому что как только Зюганов начнет что-то делать в стране, исходя из своей коммунистической популистской стратегии, он получит результат прямо противоположный ожиданиям. Деньги уйдут из страны, налоговая база сократится, наступит инвестиционный голод, и через год-два Зюганова вынесут из Кремля. Будут новые президентские выборы, и наконец произойдет какое-то изменение в стране...



- То есть появится шанс на обновление?..



- Совершенно верно. Но этот сценарий содержит большие риски, включая спровоцированную гражданскую войну. А если победит Путин, то он будет медленно, но верно душить, душить, душить... И пока уже совсем все, как в Советском Союзе, не сгниет, он не уйдет. Правда, когда все сгниет, будет трудно заново начинать восстановление и разбирать завалы. Не хотелось бы...

0 коммент.:

Отправить комментарий